Интернет-журнал Республика Карелия

Между силами зла и добра

Николай Абрамов 6 марта 2013
Голосовать -4 | +139 +
Николай Абрамов. Фото: из личного архива автора

Николай Абрамов. Фото: из личного архива автора

Избранные стихи разных лет

***

Я в холодном поту или в жарком бреду,

Не унять мою боль, и тоску не унять.

Словно раненый зверь – в тёмной чаще бреду,

То ли сон, то ли явь… не понять, не понять…

 

Снова голос пропал, никого не зову,

Не жалеть, не страдать — ни о чём, ни о ком.

Как затравленный волк – убегу, уползу,

Чтоб зализывать раны своим языком.

 

Пусть душа холодеет и чует беду,

В непроглядную ночь, в свете блёклого дня,

Я кричу лишь во сне и молю лишь в бреду –

Не стреляйте меня, пожалейте меня.

 

СОН

От наветов недобрых и вздорных,

Проклиная неправедный суд,

Прилетели два лебедя чёрных

На замёрзший наш маленький пруд.

 

Даже в самую лютую пору,

Словно ход потайной из темниц,

Я всегда оставляю здесь прорубь –

Для усталых, затравленных птиц.

 

Но, быть может, крепка, словно водка,

Ледяная, с дороги вода.

И, глотнув, мне сказала лебёдка,

Как цыганка, что близко беда.

 

И шепнул захмелевший мне лебедь,

Своим волосом ветер глуша,

Что тепло и чудесно ­– на небе,

Где распятая бродит душа.

 

Нагадали беду и пропали,

За моря долог горестный путь.

И опять у судьбы я в опале,

И сгоревшие дни не вернуть.

 

Так гуляй же, душа, в чём же дело,

Или вещие сны просто врут?..

Прилетят ли два лебедя белых

На весенний, оттаявший пруд?..

1991

 

***

Как ангел-хранитель, с небес ты однажды сошла

В безжалостный мир, на безумную, грустную землю.

И только теперь, лишь теперь этот мир я приемлю,

И словно звезда в моем сердце осеннем взошла.

 

Несчастье моё и нежданная радость моя,

Ты мне подарила, вернула надежду и веру.

И даже любовь, эту самую высшую меру,

Мне вынесла, как неподкупный и строгий судья.

 

Как прежде, в златые наряды оденется лес,

И все повторится... но я свой обет не нарушу.

Храни же, храни одинокую грешную душу,

Мой ангел-хранитель, на счастье сошедший с небес!

 

***

Я устал в этой жизни на грешной земле,

Где разбавленный спирт вновь стоит на столе.

Он так плохо горит – не горюч его род,

Но порою течёт в окровавленный рот.

И уже от бессилья хрипит человек,

Ах, как короток наш человеческий век…

Я хотел бы хоть что-то в себе изменить,

Только жизнь, эта жизнь – что тончайшая нить,

И коль скоро случится, порвётся она,

Пусть на кладбище лучшего выпьют вина…

2000

 

КОЛДУНЬЯ

Чёрным омутом зыбь полнолунья

Злая изморозь травы ожгла...

Мне в глаза заглянула колдунья —

И в леса за собой увела.

 

Вышит звёздами озера Нево

Сарафан... Но под тяжестью звёзд

Оборвался мой шёлковый невод,

Заскулил виновато мой пёс.

 

Ливни волосы – горькое счастье,

Напоили меня допьяна.

Я зову тебя ласково – Настя,

Я в ночи не жалею огня.

 

За луной из озёрной оправы

Камнем в чёрную воду упасть...

Руки – лебеди, волосы – травы

Немудрёную путают снасть.

 

Зарекусь... Но по первой пороше,

Повинуясь желанию, вновь

В Нево-озеро сети заброшу

На погибель свою и любовь!..

Перевёл с вепсского Олег Мошников

 

ПУТЬ

А на Голгофу путь –

всего лишь пять шагов,

три четверти пути

я, кажется, прошел.

Я потерял друзей,

простил своих врагов,

любимую искал,

но так и не нашел.

Хоть на земле чума

опять зовёт на пир,

пью сладкое вино,

а на губах – лишь соль.

Совсем не красота

спасет наш грешный мир,

а в Судный день его

спасут любовь и боль.

И снова я стою

с зажатою чекой,

и знает только Бог –

взорвется ли заряд.

Узнать бы, что за той,

далекою чертой,

куда уходит в ночь

кровавая заря.

Как часто, не понять,

во сне или в бреду, –

играет за стеной

невидимый оркестр...

Наверх, опять наверх

без устали бреду,

а на Голгофу путь –

всего один лишь крест.

 

 

СНЕГ

Анне Трусовой

Этот снег не студит руки – нежен он и сладок,

Словно в изморозь черёмух закипает цвет.

Это ты приводишь пряди русые в порядок,

И глаза твои – озёра – озаряет свет.

 

Голос подаёт кукушка… в ламбе солнце блещет…

На утиной плачут свадьбе вешние леса.

Опустила тихо ива ветви мне на плечи,

Или это ты взглянула милому в глаза?

 

Дорог – шёпот камышовый, радуга в ресницах.

Потечёт медовой рожью золотистый сбор…

Жарче, жарче поцелуи! Незачем таиться!

Горькой ягоды рябины полыхнул костёр.

 

Разнесет зима по свету снежный пепел сердца…

В лютый холод мне не страшно коротать свой век:

Сколько волосы ни глажу – всё не наглядеться,

Как струится и не тает под ладонью снег.

Перевёл с вепсского Олег Мошников

 

ГОЛОС

Памяти Владимира Высоцкого

Когда, казалось, жизнь — всего лишь прочерк.
Среди друзей, врагов, вина... и прочих.
Когда уже был срезан спелый колос,
Я снова слушал твой, Володя, голос.
Я жив пока, а раны, это — ранки.
Пусть уберут все траурные рамки.
Я буду жить... наскоком и набегом,
И пусть гордится смерть моим побегом.

Когда в тоскливый час седеет волос,
Опять зовет меня знакомый голос.
Нет, не хрипит — горит он каждым нервом.
Мы все когда-то ходим в круге первом.
Я эти строки памятью заверю,
Оставьте мысли черные за дверью.
Не нужно лишних слов, не надо лести,
Добро и зло... они не ходят вместе...

Когда кругом — одни лишь только стены.
И хочется порою резать вены,
Когда до жизни пропадает голод,
Меня спасает твой, Володя, голос.
Я жив и буду жить на этом свете,
Я, кажется, вчера колдунью встретил.
Пусть дар поэта что-то приукрасит,
Любовь и жизнь — что может быть прекрасней!

Авторский перевод с вепсского

 

***

Весь этот мир, на редкость вздорный,

Господь создал в один лишь круг.

Всегда в опале – лебедь чёрный,

Когда лишь белые вокруг.

 

И задыхаясь от всесилья

Кричат: «Ату его, ату!..»

А я боюсь расправить крылья –

Подстрелят прямо на лету.

 

И не услышишь больше Слова,

Погасло солнце, реки вспять.

Картечью злоба хлещет снова:

Найти его... догнать… распять!

 

И задыхаясь от всесилья

Кричат: «Ату его, ату!..»

Но я уже расправил крылья,

И пусть стреляют на лету…

2012

 

***

Нет серых стен – и я опять на воле,

но это только призрачный обман.

Я вновь один стою на минном поле

и жду, когда развеется туман.

 

Душа моя — как будто сгусток боли...

Я лишь тобой живу… весь мир любя...

Растут цветы на сером минном поле...

но я нарву их... только для тебя!

2013

 

 

* * *

Олегу Мошникову

С кем поделиться мне нынешней болью,

С кем мне хорошего выпить вина?

Между любовью и нелюбовью –

Лишь одиночество, только вина.

 

В прошлую осень ли, будущим летом

Кони галопом, за гриву держись…

Между поэтом и непоэтом –

Только лишь Слово, только лишь жизнь.

 

Против течения… вешние воды,

Лодка и парус, и брызги в глаза…

Между свободой и несвободой –

Только лишь ветер, только гроза…

Декабрь 2012

 

 

***

Когда один и рядом нету друга,

А только ночь, безжалостная ночь…

Отчаяние замкнутого круга

Лишь только болью можно превозмочь.

 

Друзья уходят… этот мир им тесен,

Любимая в душе оставит боль.

Соседствуя, идут по жизни вместе,

Как две сестры – страданье и любовь.

 

В окне увижу парус белый лодки,

И белый дым сирени на столе…

Я выпил две смертельных дозы водки,

Но всё-таки остался на земле…

Март 2013

 

***

«Не дожить, не допеть, не дает этот город уснуть...»
Юрий Шевчук

Я хотел бы дожить до утра,
Только слишком далёко мой дом.
Между силами зла и добра
Я опять пробираюсь с трудом.

Словно угли ночного костра,
В полутьме догорает любовь.
И несчастью родная сестра
Остаётся со мною – лишь боль.

Жизнь моя… где добро, а где зло…
Словно чёрная, в звёздах, дыра.
И лететь мне порой тяжело –
Между силами зла и добра.

Если песни не те, то молчи,
Пусть осудит, полощет молва.
Если кровь хлещет горлом в ночи,
То под утро родятся слова.

Милый друг, ты со мною побудь,
Помоги мне дожить до утра.
Может, вместе найдём мы свой путь –
Между силами зла и добра.

  • !

    Голосовать - 0 | 0 +
    т
    6.3.2013 в 10:00
  • Одно средненькое, остальные — хорошие и очень хорошие стихи! Спасибо поэту за доставленнную радость, и гордость за земляков!

    Голосовать - 0 | +2 +
    карельская москвичка
    6.3.2013 в 14:12
  • В Абзаце, к сожалению, я читал немало подборок после прочтения коих, хотел было обратиться к редактору с вопросом -"Яна, это что?! Кто-то всю жизнь литературе посвящает, плачет, умирает, и в тоже время улыбается глядя в глаза чему-то роковому, неизбежному,... а кто-то в вдруг, словно ни с того ни с сего, решил стать поэтом. И ведь видно, что «Может не писать», а всё равно пишет".

    Конечно, я понимаю, что ничего и никто не даёт мне сейчас права высказывать подобные претензии! Понимаю, что здесь решает — Яна! Более того понимаю редактора пытаясь представить себя на её месте, и тут же осознаю, что если Яна в ином случае проявит себя в меньшей степени как редактор, но в высшей мере как человек, это всегда будет правильно, и это возможно ещё больше обожествляет её в моём усталом взгляде. На всё вышесказанное я осмелился дабы теперь сказать, что начиная знакомиться с подборкой Николая Абрамова, я, по неопытности и слабости своей, как правило, был нацелен в очередной раз найти повод для сладкого сомнения. Но, не нашёл ничего такого, чтобы могло утолить моё самолюбие, от чего даже опечалился. Но так как во мне осталось ещё немало хорошего и человечного, то чрез какое-то время мне уже ничего не осталось, кроме как испытать радость за автора, и признать, что благодаря таким людям как Николай Абрамов печататься в Абзаце является за честь! Спасибо!

    Голосовать - -1 | +3 +
    Дмитрий Дианов
    6.3.2013 в 16:07
  • Дмитрий, я с трудом разобралась в палитре ваших эмоций. По-моему, поэзия Николая Абрамова должна быть вам очень близка. Коля — пьяный лебедь, кличущий на наших болотах.

    Голосовать - -5 | +5 +
    яна жемойтелите
    6.3.2013 в 17:23
    • Ну так уж и с трудом?! Обидно! Обидно не за «палитру эмоций», а за палитру Ваших Яна эмоций! Да и не верю я этому. В смысле кому как не Вам разбираться в этом! Я ведь не виноват, что красота слога теряет своё значение, а для большинства журналистов видимо и вообще чужда! Поэтому, — обидно, не ожидал, разочарован....

      Голосовать - -3 | +3 +
      Дмитрий Дианов
      6.3.2013 в 19:57
    • Упрямый март сугробы лепит,

      зимы воинственной оплот.

      Абрамов, вечно пьяный лебедь,

      тоскливо кличет средь болот.

      Не часто небо голубое

      поэтов радует собой.

      Вот Вейкки вышел из запоя,

      а Вересов ушёл в запой…

      Не блядуны, не педерасты,

      простые жители земли,

      водяру жрать они горазды,

      ещё б стихи слагать могли!

      Творцы неизданных романов,

      эстеты, мать твою кубыть…

      Ах да, ещё поэт Дианов

      всегда способен «третьим быть».

      Но легкомысленно и рьяно,

      всем трезвым гражданам назло,

      мадам заботливая Яна

      взяла их, бедных, под крыло.

      Сложны эмоции палитры:

      то полумрак, то светотень, –

      не разобраться без поллитры…

      в международный женский день.

      Голосовать - -3 | +4 +
      ded pavlo
      9.3.2013 в 05:33
      • Лично мне на подобную остроту даже времени жалко. Я уже давно вырос из этого. В комментариях все острить могут, ведь больше нигде не печатают. Пожалуй, и впрямь, пусть не всё, но многое написано до нас, потому как я всегда подобным «поэтам», отвечаю строками классика, цитирую примерно:

        Людское ты смеркалище,

        В твоих жилах моча, а не кровь.

        Запихать бы тебя во влагалище,

        И начать переделывать вновь.

        Голосовать - -1 | +2 +
        Дмитрий Дианов
        10.3.2013 в 15:29
        • Дмитрий, а КОТОРОГО классика Вы столь небрежно цитируете? Достаточно бегло погуглить в сети, чтобы практически сразу наткнуться на следующее четверостишие:

          «Не голова у тебя, а седалище.

          В твоих жилах – моча, а не кровь.

          Затолкать бы тебя во влагалище,

          И начать переделывать вновь! »,

          которое приписывается в одних «достоверных источниках» Владимиру Маяковскому, а в других – якобы его оппоненту Сергею Есенину. Так сказать, рядовая поэтическая перебранка… Причём, скорее всего, выдуманная – на уровне многочисленных литературных сплетен и анекдотов. Так Вы бы поаккуратней с цитатами-то… Или уж сами пишите – оно вернее будет.

          Времени мне тоже жалковато, но когда нечаянно натыкаюсь «в палитре эмоций» на «пьяных лебедей» и прочие красоты, стараюсь своё мнение на этот счёт честно высказать.

          Голосовать - 0 | +2 +
          ded pavlo
          11.3.2013 в 03:31
          • Я этот стишок, из якобы возможной переписки, а вернее, перебранки Маяковского с Есениным, услышал случайно от товарища, не в свой адрес, а вообще. И почему-то мне запомнилось, что в первая строка оканчивается на неком гибридном слове — смеркалище. Но я уже «после» соизволил просветится на этот счёт в интернете, и увидел, что не смеркалище, а — седалище, а также нашёл ещё один вариант, но он уж совсем похабный. И тоже, так и не понял, кто именно кому адресовал эти строки. Большинство склоняется что Маяковский, Есенину.

            Но, на самом деле вражда поэтов, это скорее тяжкое признание друг-друга, и видится в этом какая-то редкая дружба. Я это понял прочитав стихотворение Маяковского посвященное уже ушедшему Есенину....

            Вы говорите о своей честности... но честность может исходить от многого лишь поверхностного, препятствующего самопознанию.

            Просто, не надо «так», не хочу гордится, но я за свою жизнь выкопал примерно три десятка могил, из них примерно половину своим друзьям, товарищам... поэтому для меня понятия Родина и водка, это уже нечто иное чем десять лет назад.

            Ну, да ладно! Дай Вам Бог удачи и здоровья!

            Голосовать - -1 | +1 +
            Дмитрий Дианов
            11.3.2013 в 05:01
            • Маяковский? Есенин? Навряд ли кто-либо из них автор этой гадости (и другой, «совсем похабной»). «Эй, вы! Небо! Снимите шляпу! » – Маяковский, «Прежде чем идти к невесте, Побывай в Резинотресте! » – тоже, «А с неба смотрела какая-то дрянь величественно, как Лев Толстой» – он самый. Но тут уровень явно слабоват. И на Есенина тем более не похоже. Тот мог «загнуть» и не такое («Вы, любители песенных блох, Не хотите ль…»), но скатиться до тупой рядовой похабщины… – не верю!

              Про возможную дружбу-вражду двух русских гениев внушающих доверие сведений не найти нигде. Всяк из мемуаристов на свою сторону тянет. Уважение какое-то – профессиональное и чисто человеческое – несомненно было, но это совсем другое дело. Разные полюса. Всё равно что представить в конце 60-х прошлого века дружбу Рубцова и, скажем, Роберта Рождественского. Хотя ведь была дружба того же Роберта Рождественского с «нашим Есениным» – Владимиром Морозовым! Ну, да тут много чего «способствующего» намешалось: как-никак и земляки, и студенты одного Литинститута…

              Извиняюсь, пора переключаться на другие дела. Всего доброго и Вам!

              Голосовать - 0 | +1 +
              ded pavlo
              11.3.2013 в 07:52
  • Я вообще ничего не понял, что Дианов написал. С Н.Абрамовым-то все в порядке.

    Голосовать - -4 | +3 +
    student
    6.3.2013 в 21:20
  • Слышь... — я написал, что есть поэты которые мне не нравятся, а есть которые нравятся... и что для меня большая честь печататься в одном блоге с таким поэтом как Н. Абрамов.

    О, Господи...

    Голосовать - -3 | +3 +
    Дмитрий Дианов
    6.3.2013 в 22:32
  • Красивый образ — пьяный лебедь. Главное, отвечает духу поэзии Н.Абрамова.

    Голосовать - -1 | 0 +
    student
    7.3.2013 в 10:26
  • Спасибо, Дмитрий Дианов.Мне кажется, так и должны высказываться поэты-немного противоречиво.

    Голосовать - 0 | +2 +
    тропа
    8.3.2013 в 18:40
  • При чём здесь пьяный лебедь! Ведь стихи — чудесные! И главный образ здесь вовсе не захмелевший, а — чёрный лебедь.

    Голосовать - 0 | +2 +
    Людмила
    12.3.2013 в 11:19

Для того, чтобы высказать свое мнение, регистрация не требуется.
Но, по желанию, вы можете зарегистрироваться или или войти на сайт
через свой профиль в социальных сетях:

  • Ваше имя *
  • E-mail
  • Сайт
  • Текст мнения *



Мы в соцсетях
Лучшие