Интернет-журнал Республика Карелия

Сдачи не надо

Сергей Маркелов 7 февраля 2013
Голосовать -7 | +29 +
Сдачи не надо

Рассказ

 

Утренняя, свежемолотая пустота кафе. Словно размазанная по круассану начинка – одинокие посетители. Тонкими струйками сигаретного дыма в прозрачной невесомости путаются полусонные мысли. Растекаются сахарной ватой медлительные разговоры только заступивших на смену официанток. Глубокие звуки саксофона и хриплые голоса французских шансонье закручивают спиралью клубок голосов и мечтаний. Все задумчиво, нарочито медлительно, все в нейтральных тонах, словно бежевые узорчатые обои на стенах – ни тепло, ни холодно. Даже голоса как-то совершенно случайно впутываются в ушную раковину и, проскользнув кружок по спирали, удаляются в след гудению кофемашины.

За прозрачной стеной окна другой мир: неуютный, холодный, серый и дождливый. Мелкой сырой рябью мелькающий, частыми одинокими прохожими царапающий разомлевшее тело. Зонты, мокрые лица, грязные всплески мутной воды, повисшие в воздухе неподъемные шорохи автомобилей. Как кости оживших скелетов, гремят ветви облезлых деревьев. По рваному небу растеклись акварелью разводы скупой синевы и…

На дороге событие. Машины встали – уступают дорогу. Почему-то со стороны озера на другую, ту сторону, где дома, где неуютно, шум, люди, опасность – никуда не торопясь, важно виляя хвостом, переходит дорогу мамаша утка, за которой след в след, так же важно, в такт мамаше, перебирают перепончатыми лапками два утенка. И все движение замирает на несколько секунд, отодвигая дождь, сырость и стальную, как лезвие, холодность неба. И на лицах тех, кто сидит в теплом салоне автомобиля, должно быть, растянулась ухмылка, улыбка, усмешка, а у кого-то еле заметно, самым краешком, но все же улыбнулись глаза. И у тех, кто напротив, в кафе, у окна, тоже улитками вверх потянулись краешки губ. Совсем рядом, спиной к окну, тоненькой  ручкой удерживая зонт, другой поправляя от ветра влажные пряди волнистых волос, скрестив изящные струйки ног в высоких сапогах, кутаясь зябко в плащ, залюбовалась мамашей уткой, даже забыв, куда идет, – незнакомка.

Он ощущает мелкую дрожь по всему телу. Её спина заслоняет и небо, и дождь, и утку с утятами, и искаженные отблески света фар. Лишь доля секунды – ее случайно упавший на скользкую рябь стекла взгляд пронзил и стекло, и за ним разомлевшего в запахе терпкого кофе студента четвертого курса. Рывком он вонзает сигарету в дно пепельницы, хватает серое пальто с соседнего кресла, не глядя кидает на ощупь скомканную купюру на стол и бросается к выходу. Не важно, что видят и думают чашки, витрины, обои, и рваные облака дыма вокруг – все остается в мареве утра.

Студент четвертого курса сбегает по лестнице, на ходу вталкивает руки в рукава пальто, с  размаху бросается поступью в лужу. Задорные брызги летят в разные стороны, хитрые подмигивания догорающих глаз фонарных столбов рассеивают серую марлю утра. Впереди, сквозь искривления света, ее изящная ручка воюет с порывом проказника ветра, который вырвать пытается зонт.

–  Простите, – он подбегает и хватает уверенно зонт одной  рукой, другой нежно и трепетно поддерживает ее острый локоток.

–  Что… –  не сразу ослабляет хватку. Первые пару секунд незнакомка удивленно смотрит, пытаясь понять намерение неожиданно подоспевшего молодого человека в распахнутом настежь и как-то наспех одетом пальто, в грязных ботинках, с небрежно взъерошенной прядью чернявых волос, пылающе алым лицом, какой-то задорной улыбкой и мягкой ухватистой искринкой серых глаз.

–  Позвольте вам помочь, – он улыбается и тянет зонт на себя.

Еще доля неспешных секунд, и она поддается.

–  Спасибо, – одними глазами как кипятком ошпаривает. Оценивает. Неспешно идет дальше.

–  Не за что. Я вижу, в окно –  вон в том окне я сидел как раз. Смотрю, вы так остановились, –  он перепрыгивает лужицу за лужицей, старается ступать носками ботинок, чтобы не поднять брызги, балансирует по бордюру. Главное – держать зонт над головой.

– Как? – заинтересовалась. Он позади нее продолжает скакать через лужицы, вперед выставив зонт.

–  Так, неожиданно как-то. Как будто… дождь вас накапал…

– Осторожно! – вскрикивает незнакомка и хватает его за запястье.

– Ох! – вскрикивает и студент: нога в луже, но, главное, зонт над ее головой. – Простите…

– Ничего, — улыбается краешком губ.

– Так вот, неожиданно вы появились, очень неожиданно. А я смотрю: ветер, дождь… – он перепрыгивает широкую лужу. – Думаю, вот сейчас у вас этот зонт ветром… Разрешите.

–  Спасибо, –  она принимает его руку и немного неуклюже перешагивает грязь.

–  Сейчас его, думаю, унесет, — теперь она слева, а он все так же на вытянутой руке над ней несет зонт, словно она одна сегодня, на этой земле, достойна быть укрытой от дождя. –  А я как  раз расплатился и собирался уходить.

–  То есть, случайно совпало? – кокетливо спрашивает незнакомка.

–  Соверше-енно,  – он перемещается ближе, под зонт. Теперь, склонившись над ней, продолжает рассказ, бурно размахивая свободной рукой, – и вот я выбегаю на улицу. Спрыгиваю с крыльца, по лужам несусь сквозь всю эту слякоть – только бы, думаю, успеть, только бы успеть. Вижу – вы уже боретесь с ветром. А я уже совсем близко…

–  И, извините, что перебила, так и не застегнулись.

– Ох, действительно, – теперь свободной рукой он застегивает пуговицы, не сводя глаз с незнакомки. – Ну вот, дальше вы все знаете. А я, поскольку подготовиться времени не было, сочиняю на ходу, поэтому уж не обижайтесь на меня, если что не то скажу.

–  Да ничего, –  она смущенно улыбается и, как бы извиняясь. – У вас и времени особо не будет – вот остановка.

–  А вы, –  сердце студента ворочается неуютно в груди. –  На автобус?

–  Да, –  звучит как приговор.

–  Тогда я буду держать ваш зонт до тех пор, пока он не подъедет. Если вы не против?

–  Раз вы помогли мне, –  она широко распахнула глаза. – Тогда я не против.

–  А вы, –  теперь улыбка вернулась к студенту. – На работу?

–  Нет, я на учебу.

–  Проспали первую пару?

–  Нет, мне ко второй.

–  Забавно, мне тоже. И я как раз собирался идти на остановку, хотя… — ухмыльнулся, — Если честно, я, было, подумал пойти к третьей...

–  Прогуливаете?

–  Каюсь.

–  И на кого пытаетесь учиться? – игриво сверкнула остреньким взглядом, словно ужалила слегка.

–  Еще не разобрал.

–  То есть? – внимательно так взглянув, она приоткрыла еле видно свой маленький ротик.

–  Порой мне кажется, что тот метод, –  он хулигански приподнял брови, – которым я чересчур избирательно отношусь к учебе… В общем – это не совсем то, чего от меня хотят преподаватели.

– А вы интересно изъясняетесь, – носок сапога еле заметно двинулся вперед, оставив невидимую линию на асфальте, –  только как-то зигзагообразно.

–  Я прощупываю линии фронта, чтобы понять… –  он неожиданно переместился от одного ее плеча к другому.

–  Ищите слабые места для атаки? – она  на всякий случай хитро сощурила веки и на полшага назад цокнула каблучком.

–  Совсем нет, – стал чуточку серьезнее, –  нащупываю нужные ноты, чтобы вам не было скучно.

–  У вас получается, –  ножка ее возвращается  обратно, снова чертит невидимую линию на асфальте.

–  Вот как? – он снова идет в наступление. – Главное – не перестараться.

– Ну  вот, –  не то чтобы  разочарованно, скорее констатируя факт, произносит незнакомка, — мой автобус.

–  Разрешите вас проводить? – снова частит он, пытаясь словами схватить, вынудить не исчезать, старается трепетом сердца заставить ее остаться.

–  Не надо, –  словно поставила  жирную точку.

–  Но… –  бешено застучало и отдает в самую голову мимолетное отчаяние.

– Я, пожалуй, –  она по-детски, задорно улыбается, –  пропущу.

–  Ух-х… –  выдыхает. – А с вами опасно.

–  Что вы, –  продолжает она улыбаться, –  мне кажется, мы слишком долго выкаем друг другу.

–  Ты считаешь? – деланно удивляется он. – Я  и не  заметил.

–  Да-да. А ты, как я поняла, тоже наблюдал за уткой?

–  Скорее, она за мной. Я не сводил с тебя глаз…

–  Да ладно…

–  Клянусь! Ты веришь…

–  Постой, –  она, засмущавшись, на секунду прижимает ладошку к нижней губе, –  сначала я хочу услышать про утку.

–  Честно говоря, –  он разочарованно разводит руками, –  я даже не успел обратить на нее внимание.

–  И все же, –  она не сдается, и снова, на этот раз упрямо, чертит уже третью невидимую линию на асфальте кончиком сапога, — сейчас, если  вспомнить: что ты увидел? Ведь ты не сначала увидел меня.

–  Наверное, нет.

–  Так вот, –  она продолжает играть с ним, –  что ты увидел сначала?

–  Сначала… –  он начинает вспоминать. – Чуть поодаль я увидел пятно. Волочила лапами мокрая поджарая собака. Затем отчего-то на дороге встало движение. Через мокрое стекло все немного искажено, но мне удалось разглядеть эту важную мамашу-утку. А затем… –  он снова задумался и, словно его осенило. – Постой! Еще раньше всего я увидел, как под зонтом неспешно переходит дорогу прекрасная незнакомка…

–  Такая уж прекрасная? –  слегка наклонила в сторону головку. –  Ведь стекло искажает…

–  В тот момент даже вода расступилась, и, я могу ошибаться, –  он хитро прищурил один глаз, –  но мне показалось, что над ней даже серое небо на мгновение прояснилось.

–  Вот как, –  она усмехнулась.

–  Честное слово, –  он усмехнулся в ответ. – И, знаешь, ты, скорее всего, уже не заметила, так как отвлеклась на вырывающийся из рук зонт…

–  А потом на тебя, –  она многозначительно раскрыла глаза, ожидая услышать продолжение.

–  Ну –  это само собой.

–  Нескромно…

–  Но мы не об этом, –  продолжил игриво студент. – Так вот, я, поскольку все подмечаю, сбегая с  крыльца, обратил внимание на еще более странный… поступок утки. Точнее, утят. Она остановилась и, естественно, на утячьем, закрякала своим вставшим посреди дороги шалопаям. А те, что бы ты думала, совсем онемели, застыли и не сводили утиных глаз… с тебя. Ты и их сразила…

–  Да ладно, –  она рассмеялась.

–  Честное слово. И водители уже забыли о причине, по которой остановились – раскрыли двери и вышли прямо под дождь, так же сраженные твоей красотой. Но ты всего этого уже не видела.

–  Отвлеклась?

–  Точно. Теперь ты понимаешь, почему я просто не мог не оказаться так быстро рядом с тобой?

–  Да-а, –  она важно хмыкнула.–  Ай да я.

Но время идет слишком быстро.

–  Ой! – вытянула шейку вперед. –  Опять мой автобус.

–  Так часто они ходят? – спросил он уже увереннее.

–  Чаще других, –  задумчиво ответила она. –  один за другим.

–  Пропустишь? – потребовал студент совсем уже смело.

–  Даже не знаю, –  она взглянула на часы, –  как бы не опоздать.

–  Я объясню в деканате, что это я тебя силой задержал на остановке, — он взглядом потребовал остаться. –  Где  ты учишься?

–  Не стоит, –  она улыбается. –  На этот раз, действительно, надо ехать.

Она рывком достала шариковую ручку из сумки и подошла к нему вплотную. Взяла его холодную большую руку. Плюс семь, девять… Синими чернилами густо выводит средь линий ладони округлые цифры судьбы.

–  Когда мне удобнее позвонить? – спрашивает он, наблюдая за извилистым  движением стержня по мягкой ладони.

–  Сейчас… — она закончила записывать.

–  Давай, в ближайшую субботу? Хотя, нет, я не выдержу и позвоню уже сегодня вечером. Если ты...

У него была странная манера, чуть наклонив голову, искоса заглядывать в самые ее глаза. А она, чуть запрокинув подбородок, вдыхала влажными губами его ударяющие ей в самое сердце слова. Фразы сплетались в игривые ноты, и лучше мгновенья, быть может, уже не найти. Переступая на месте ногами от волнения, студент четвертого курса, выдохнув, произносит:

–  Позволь мне совершить поступок, о котором я, возможно, сильно пожалею, но я так же буду разочарован, если и вовсе ничего не сделаю, и буду пенять на себя за нерешительность. В общем…

–  Ваш счет! – вдруг раздалось с другой стороны.

–  Что? – он повернулся на голос.

–  Вы просили счет…

Он повернул голову обратно. За мокрым стеклом серела пустая улица. Кривые отсветы фар возобновили двуглазое подслеповатое движение. Холодом и сыростью пахнуло с улицы сквозь полупрозрачность окна.

–  А вы не видели, –  он растерянно тычет пальцем в окно, –  там, за стеклом…

–  Нет, извините, –  ответила некрасивая официантка тяжелым, еще не проснувшимся взглядом, и монотонно добавила, — могли бы вы, если не затруднит, посмотреть помельче.

–  Ага… –  еще не отойдя от наваждения, он на ощупь достает мятую купюру  из кармана и кладет на стол. – Сдачи не надо.

Слабо втыкает окурок в дно пепельницы, даже не пытаясь тщательно потушить его. Как-то тяжело встает с места, надевает пальто и движется к выходу. Хлопок входной двери, и в кафе снова тихо. И густо намазано сигаретным дымом и запахом кофе. В глубину зала отдает легкой утренней музыкой. Кто-то углубился в блестящий планшет, кто-то неспешно доносит соседу свою, еще не разлепившую глаза, мысль. Кто-то молча буравит глазами рифленую стену, ожидая…

Через минуту визг тормозов и лязгающий скрежет металла, сопровождаемый нотками крошащегося стекла, заставляет прильнуть к окну разомлевшую в теплом уютном кафе немногочисленную публику.

 

16.11.2012

Фото: vk.com

  • Нельзя писать — «Оповернул голову обратно». Просто — он повернул голову. Вам нужен доброжелательный редактор, но таких уже не осталось, кроме таких, как я, а мы уже не работаем. Я к вам все равно хорошо отношусь, потому что вы стремитесь к классике. Похулиганьте маленько. Вы все равно по настрою очень хороший.

    Голосовать - -3 | +7 +
    Р.М.
    7.2.2013 в 19:39
  • А по-моему, лажа.

    Голосовать - -3 | +11 +
    student
    7.2.2013 в 19:58
  • Не правда, он хороший

    Голосовать - -3 | +3 +
    Кит
    7.2.2013 в 20:27
  • «с размаху бросается поступью в лужу»

    Поступь-это манера ходьбы. Надо бы уточнить, какой именно поступью: торопливой, величавой, гордой.:)

    Голосовать - -1 | +8 +
    7.2.2013 в 20:39
  • " Нет, извините, – ответила некрасивая официантка тяжелым, еще не проснувшимся взглядом, и монотонно добавила, — могли бы вы, если не затруднит, посмотреть помельче. "

    Говорит голосом, а оказывается, что это взгляд.

    Голосовать - -3 | +6 +
    7.2.2013 в 21:43
  • А на мой взгляд, несколько витиевато.

    Голосовать - -1 | +2 +
    РЧ
    8.2.2013 в 01:03
  • Вроде бы ничего такого, но понравилось. Мне кажется, будущее у этого автора есть.

    Голосовать - -3 | +3 +
    МММ
    8.2.2013 в 10:02
  • «Будущее у этого автора» несомненно есть... Но не обязательно в литературе. За «настоящее» в литературе убивают редко.

    Голосовать - 0 | +4 +
    Saneri
    8.2.2013 в 10:26
  • «Поступью в лужу» и еще несколько шероховатостей — это небрежность, или претензия автора на оригинальность? Не понравился финал — такой мог придумать 13-летний подросток, но автор-то постарше будет.

    А вот место, где герой несет над девушкой зонтик, перепрыгивая лужи, понравилось. Живенько так... В целом — есть над чем работать. Очень, мне кажется, полезным было для Вас, Сергей, много-много читать хорошей литературы. И грамотность нарабатывается, и вкус формируется, а в итоге улучшается собственный стиль.

    Голосовать - -1 | +1 +
    Ю. Громова
    8.2.2013 в 11:24
  • Писанина такая лютая, что мне просто нечего сказать.

    Голосовать - -2 | +7 +
  • Задел хороший и сложный. Потому что не новый. Поменьше бы «острых локотков».

    Голосовать - -5 | +2 +
    Новиков
    8.2.2013 в 20:44
  • Мне рассказ понравился. Хороший, крепко свинченный рассказ!

    Голосовать - -4 | +3 +
    10.2.2013 в 13:08
  • Хорошо пишите, но неинтересно. Избитых сюжетов много, а настоящих очень мало. В литературе главное — оригинальность. Иначе, кто вас будет читать?

    Голосовать - -3 | +5 +
    Александра
    10.2.2013 в 19:10
  • Моё мнение — мнение старого зануды, за эталон считающего прозу С. Довлатова, — очень тяжеловесная конструкция, может, за исключением диалога.Правда он построен на прямой лести к героя к незнакомке (они даже не познакомились(!)но телефон она ему дала!)и нет изюминки. Начало рассказа с метафорами, типа"свежемолотая пустота", «неподъемные шорохи»"как кости оживших скелетов гремят ветки деревьев", — все эти нагромождения внутренне отталкивают меня.Воображение не идет, а ставит шлагбаум искусственным наворотам.Идем дальше.Девушка"..зябко кутается в плащ" Я понимаю, — это когда ты поднимаешь воротник или сунешь руки в карманы, но в одной руке у её зонт, а другой она поправляет волосы. Фраза явно лишняя и не соответствующая.Далее, какой ветер может быть «проказником», наверное, хмы, который поднимает подол платья, а тот, который вырывает зонт ..... И вот студент 4 курса(почему не 3 -го), кстати, что он 4- го курса повторяется дважды(да Довлатов бы уже убил за это!)бросается из кафе. Я опускаю диалоги и перехожу к неточностям.Наш герой предлагает руку девушке.В правой руке у него зонт, в левой рука девушки, а другая(третья, свободная)застегивает пальто.Класс! Ладно, фраза «..не разлепившая глаза мысль» мне нравится.Сюжет, аналогичного плана, более яркий, реализован в фильме «Руби Спаркс»(США) Посмотрите.Уток там, к счастью, нет.

    Голосовать - 0 | 0 +
    Киселёв Владимир
    29.3.2013 в 22:44

Для того, чтобы высказать свое мнение, регистрация не требуется.
Но, по желанию, вы можете зарегистрироваться или или войти на сайт
через свой профиль в социальных сетях:

  • Ваше имя *
  • E-mail
  • Сайт
  • Текст мнения *



Мы в соцсетях
Лучшие