Интернет-журнал Республика Карелия

Житие Киры Тряпкиной

Алексей Доронин 26 сентября 2013
Голосовать -28 | +32 +

Вы главный проектировщик своей

жизни, независимо от того,

 понимаете ли вы это или нет.

Энтони Роббинс

 К остановке городского транспорта неторопливо подошла молодая, хорошо одетая, пухленькая женщина с ярко накрашенными толстыми губами. Походила бесцельно между людей с озабоченным до злости лицом, посидела на скамье, купила в киоске дорогие сигареты, вновь села, закурила и повела о своём…

— Сейчас они кувыркаются в моей постели, а я тут…

Всхлипнула.

Последние полгода на остановку «Рынок» она приходит регулярно. Иногда, но очень редко попадаются сердобольные женщины, которые слушают её повествование, бывает, сочувствуют, даже дают советы…  Кира ведёт себя на своей остановке раскованно, словно пассажиры если не друзья, то хорошие знакомые или просто знакомые.

На двух скамьях сидели несколько вспотевших женщин с сумками, тихий беленький старичок, толпилась, галдела и беспрестанно хохотала молодёжь…

Женщина слева посмотрела на Киру, а та только и ждала этого момента.

-  Муж у меня, Эдик, слабохарактерный, это его губит, кошка помоечная им вертит как хочет, ну, эта…  его последняя жена…

Кира сделала небольшую паузу, глубоко затянулась и уже рассудительно продолжила: «Представляете, последнее время завела моду: стала часто приходить, а этот слабохарактерный отказать не может,  принимает».

Случайная слушательница поняла, что её втягивают в запутанную жизненную коллизию, и решила не реагировать — банально отвернулась.

Киру это не смутило, к такой реакции она привыкла. Излияния у неё стали регулярными, слушатели ей в принципе не особенно-то были и нужны. Главное — отвести душу: выговориться, выплеснуть, отбросить, постараться забыть хоть на время.

А что слушатели? Сидят, молчат — значит, слышат, вроде как собеседники. Уедут эти, придут и сядут другие, всё равно рядом кто-то есть — не одна. А может, так даже и лучше, исповедываться можно, пока не надоест…

-  И что вы думаете? Придёт вертихвостка с бутылкой, — продолжает Кира со злостью, — а я как порядочная — людям до последнего момента веришь — приготовлю закуску, рюмочки, тарелочки, вилочки, всё чин чинарём… Только выпили, ещё и не окосели как следует, а они уже как попугаи запели. «Поди, — говорят, — Кира, погуляй, сегодня погода хорошая, подыши свежим воздухом, тебе кислород нужен…» Какой, на хер, кислород! Почему я из собственного дома должна куда-то идти, кислорода мне и так хватает? — недоумевает Кира, тупо смотрит в землю, часто затягивается. — Это чтобы я им не мешала…  — вытирает слёзы. — Так они меня берут — нахалка с одной стороны, Эдик с другой — и тащат на лестницу…

Кира вновь всхлипывает и плюётся…

Одна женщина всё-таки не выдерживает.

— Как же вы до такого допустили, если говорите, квартира ваша?

— В том-то и дело, что моя, две комнаты, да, вон в том доме, — машет рукой в сторону, откуда пришла. — На втором этаже, всё как у людей — обстановка, порядок идеальный, жить бы да радоваться…

— В милицию обращались?

— А что толку? Приехали один раз, курва тогда сбежала, проверили документы. Документы в порядке, мы с Эдиком расписаны, ну как же — муж и жена. «Не имеем права, — говорят, — следов насилия нет, то, что выпивши, так вы дома, так что разбирайтесь сами…» Они ведь как — трупы не валяются, кровь ручьями не льётся, связываться не станут. «Вы, — говорят, — утром за опохмелом целоваться станете, а мы в дураках… Сейчас не тридцать седьмой, зря не берём…»

Собеседница вопросов больше не задавала.

Первый этап излияний прошёл успешно, ария, кажется, удалась. Кира решительно встала, так же решительно направилась к киоску, купила полтора литра пива в пластиковой бутылке и вновь подсела к сердобольной женщине… Но подошёл её автобус и она со своими авоськами засеменила на посадку…

Кира с жадностью отхлебнула несколько крупных глотков напитка и продолжила повествование, теперь это был стопроцентный монолог. «Как бедный Эдик похудел, вчера на ужин съел шесть говяжьих сарделек с вермишелью… — вновь зазвучали металлические нотки, — это его белобрысая пиранья заездила — извращенка, такой палец в рот не клади… Эх, Эдик, Эдик, какой ты слабохарактерный…» — сделала паузу, пригубила веселящую жидкость…

Время шло, Кира наприкладывалась настолько, что окончательно захмелела, прилегла на скамью и уснула. В это время как нарочно дунул шаловливый летний ветерок и оголил, проказник, пикантные  формы спящей.

Нестандартная ситуация заинтересовала двоих подростков, сутулого в очках и маленького с угрями. Они вплотную подошли к полуобнажённой даме.

-  Ты бы стал? — поинтересовался  угреватый.

-  Что я, с дуба рухнул, — лениво пробасил сутулый и с плохо скрываемой гордостью громко добавил: — Я шершавого не на помойке нашёл…

-  Не скажи, для практики и счёту…

В старые добрые времена комсомольцы так не рассуждали, тогда ещё не было настоящего секса.

Стоящая рядом женщина подвернула подол платья под ноги спящей. С укоризной посмотрела на продвинутую молодёжь, но от какого-либо замечания благоразумно воздержалась. Прошли  времена  комсомольские…

 

А Кире в это время снился приятный сон. Как будто ей в Елисеевском гастрономе будут представлять  послов разных стран, те нервно топчутся с подарками в прихожей и ждут отмашки.

Как только Кира вскарабкалась на престол, послов выпустили.

Впереди всех вышагивали длинноногие Нгеба и Нгаба, по совместительству футболисты. Нгеба выставил указательный палец и стал вращать им против часовой стрелки. Царствующей особе такая развязность не понравилась. «Какой же это посол, это не посол, он обычный  бабник, у него корыстные интересы, но тут же ей стало жалко дипломата — опоздал, голубчик кучерявый, у двухрядки есть свой гармонист…»

В школе у Киры  по истории было «хорошо», она знает, что Запад погубила коррупция, ей тяжело и неприятно складывать пачки банкнот в хозяйственную сумку, она морщится и нравственно страдает, но  только ради благородных целей…

«Куплю Эдику десять килограммов виагры, лярве — два мешка дусту».

«Просыпайся, Кира, сегодня тебя с таблетками не обманули, уже  пошло движение… Сейчас мы с тобой…»

— Гражданка, поднимайтесь, в общественном месте спать нельзя…

Сотрудники, чем-то напоминающие братьев Кличко, легко подняли Киру и повели, точнее, понесли к патрульной машине, ей оставалось лишь имитировать ходьбу, размахивая в такт ногами по воздуху…

  • Дорогой автор, все больше убеждаюсь, что вы не только безвкусный бумагомарака, но к тому же ещё и пошляк. Вот почитайте-ка как надо тему раскрывать - с юмором, с огоньком, без обилия ненужного мата, а у вас сплошная скука ....

    "Павлово-Посад - Назарьево

    Она и это выпила, и снова как-то машинально. А выпив, настежь растворила свой рот и всем показала: "видите - четырех зубов не хватает? " - "да где же зубы-то эти? " - "а кто их знает, где они. Я женщина грамотная, а вот хожу без зубов. Он мне их выбил за Пушкина. А я слышу - у вас тут такой литературный разговор, дай, думаю, и я к ним присяду, выпью и расскажу заодно, как мне за Пушкина разбили голову и выбили четыре передних зуба... "

    И она принялась рассказывать, и чудовищен был стиль ее рассказа...

    — Все с Пушкина и началось. К нам прислали комсорга Евтюшкина, он все щипался и читал стихи, а раз как-то ухватил меня за икры и спрашивает: "Мой чудный взгляд тебя томил? " — я говорю: "Ну, допустим, томил... ", а он опять за икры: "В душе мой голос раздавался? " Тут он схватил меня в охапку и куда-то поволок. А когда уже выволок — я ходила все дни сама не своя, все твердила: «Пушкин — Евтюшкин — томил — раздавался». «Раздавался — томил — Евтюшкин — Пушкин». А потом опять: "Пушкин — Евтюшкин... "

    — Ты ближе к делу, ближе к передним зубам, — оборвал ее черноусый.

    — Сейчас, сейчас будут и зубы! Будут вам и зубы!.. Что же дальше?.. Да, с этого дня все шло так хорошо, целых полгода я с ним на сеновале бога гневила, все шло хорошо! А потом этот Пушкин опять все напортил!.. Я ведь как Жанна д'Арк. Та тоже — нет, чтобы коров пасти и жать хлеба — так она села на лошадь и поскакала в Орлеан, на свою попу приключений искать. Вот так и я — как немножко напьюсь, так сразу к нему подступаю: "А кто за тебя детишек будет воспитывать? Пушкин, что ли? " а он огрызается: "Да каких там еще детишек? Ведь детишек-то нет! Причем же тут Пушкин? " а я ему на это: "когда они будут, детишки, поздно будет Пушкина вспоминать! "

    И так всякий раз - стоило мне немножко напиться.

    — Кто за тебя, — говорю, — детишек?.. Пушкин, что ли?.. — а он — прямо весь бесится: "Уйди, Дарья, — кричит, — уйди! Перестань высекать огонь из души человека! " Я его ненавидела в эти минуты, так ненавидела, что в глазах у меня голова кружилась. А потом — все-таки ничего, опять любила, так любила, что по ночам просыпалась от этого...

    И вот как-то однажды я уж совсем перепилась. Подлетаю к нему и ору: "Пушкин, что ли, за тебя детишек воспитывать будет? А? Пушкин? " он, как услышал о Пушкине, весь почернел и затрясся: "пей, напивайся, но Пушкина не трогай! Детишек не трогай! Пей все, пей мою кровь, но господа бога твоего не искушай! " а я в это время на больничном сидела, сотрясение мозгов и заворот кишок, а на юге в то время осень была, и я ему вот что тогда заорала: "Уходи от меня, душегуб, совсем от меня уходи! Обойдусь! Месяцок поблядую и под поезд брошусь! А потом пойду в монастырь и схиму приму! Ты придешь ко мне прощенья просить, а я выйду во всем черном, обаятельная такая, и тебе всю морду поцарапаю, безымянным пальцем! Уходи! " а потом кричу: "ты хоть душу-то любишь во мне? Душу — любишь? " а он весь трясется и чернеет: "сердцем, — орет, — сердцем — да, сердцем люблю твою душу, но душою — нет, не люблю! "

    И как-то дико, по-оперному рассмеялся, схватил меня, проломил мне череп и уехал во Владимир-на-Клязьме. Зачем уехал? К кому уехал? Мое недоумение разделила вся Европа. А бабушка моя, глухонемая, с печи мне говорит: "Вот видишь, как далеко зашла ты, Дашенька, в поисках своего «я»! "

    Да! А через месяц он вернулся. А я в это время пьяная была в дым, я как увидела его, упала на стол, засмеялась, засучила ногами: "ага! — закричала. — умотал во Владимир-на-Клязьме! А кто за тебя детишек... " а он — не говоря ни слова — подошел, выбил мне четыре передних зуба и уехал в Ростов-на-Дону, по путевке комсомола... Дело к обмороку, милый. Налей-ка еще чуток...

    Все давились от смеха. Всех доканала, главное, эта глухонемая бабушка. "

    Голосовать - -2 | +22 +
    Москва-Петушки
    26.9.2013 в 08:03
    • Кто бы объяснил мне потаённый смысл цитирования «М — П» здесь, столь же обильного, сколь и неуместного? Или все «от смеха давятся»? Какую сверхзадачу ставил перед собой поклонник «библии» светского советского интеллигента, сталкивая два совершенно разноплановых, разностилевых текста? Неужели все труды затем, чтобы уколоть: вот, смотри, как надо? А надо ли? Что ж мы, как та «глухонемая бабушка», которая «доканала» (sic), зачатая непросыхающим Веничкой (как известно, «поэма» носит автобиографический характер) в припадке безудержного алкогольного «веселья»? Разные тексты, разные авторы. И герои — принципиально разные. В "Москве... " это спившийся и опустившийся интеллигент, глумливо потешающийся над всем и вся, в том числе — и над своей завидной образованностью, всё превращающий в фарс, ничего святого; единственное, что в этом словоблудии искренннее, так это — всегдашняя похмельная тоска, всё остальное — игра слов, игра блистательная, надо отдать автору должное, но... этот вагон так и будет курсировать по маршруту, и самое страшное для героя — это необходимость иногда покидать дурман и сталкиваться с реальной жизнью. Герой слаб, он размазан своим интеллектом по жизни, словно манная каша. Неслучаен открытый финал «поэмы» — всё, что роднит «М — П» с "Житием... ". Героиня, как я уже сказал, совершенно другого поля ягода. Это типичная божья овечка, в своём развитии пасущаяся среди лилий невежества и наивности поистине ангельской. Ни о какой рефлексии, игре, боже сохрани, здесь не может быть и речи. Кира — сама искренность. И это качество, объект насмешек и затаённых страхов таких, как Веничка, оставляет возможность её «спасения». Оба героя правдивы. Но я выбираю Киру, как раньше, в молодости, выбирал Веничку. Я сам был первый фанат "Москвы... ", целые главы помнил наизусть, а в 1979 году — записывал на магнитофон с эфира «Радио Свободы». И теперь я могу сказать: правильно её не издавали! Целое поколение дураков эта «поэма» сбила с пути, привив вот эту циничную привычку «с усмешкой» воспринимать всё на свете. И никуда этот наш благоприобретённый скепсис не ушёл, как не ушёл советский советский интеллигент со своей знаменитой кухни. Ну, разве только сделал евроремонт.

      Голосовать - 0 | +4 +
      Андрей Тюков
      27.9.2013 в 13:33
      • Поправка: "... как не ушёл светский советский интеллигент... ". Два раза «советский» — это уже вещь непереносимая...

        Голосовать - 0 | +2 +
        Андрей Тюков
        27.9.2013 в 13:36
  • Да, Венечка — это шедеврально:)) Но пощадите молодого автора — ну не всем же Пушкиными, ой... Ерофеевыми быть:)) Нельзя сравнивать с такой планкой, слишком высока.

    Голосовать - -4 | +2 +
    ТТ
    26.9.2013 в 12:44
  • Второй текст, после прочтения первого, какой-то тяжелый, непонятный. Какие-то фразы, обрывки. В общем мне не понравился. А по сути: не нравиться-не читай!

    Голосовать - -3 | +4 +
    Любасик
    26.9.2013 в 12:46
  • Бедные люди... затерявшиеся в мире вещей, похожих на другие вещи, из которого нет другого выхода, как на улицу, или... совсем уж... «Ведь надобно же, чтобы всякому человеку хоть куда-нибудь можно было пойти», — говорит другой такой же одинокий в знаменитом романе Достоевского. Любовь к публичному одиночеству, привычка к нему, частый уход в такое одиночество — характерная черта многих героев Фёдора Михайловича. Как и страсть к «публичному скандалу», как определил такое их поведение известный литературовед. Я бы назвал иначе: потребность в исповеди... кстати, в раннем христианстве исповедь и была публичной — перед всеми. Но перед всеми «своими», верными, христианами... И Мармеладов, и Кира Тряпкина исповедуются перед равнодушной к ней и её проблемам (своих полон рот!), чужой аудиторией. Грехи остаются «не отпущенными». В первом случае роль священника исполняет без пяти минут преступник Раскольников, во втором — безымянная женщина, для которой Кира с её речами и пивом — не более, чем источник возможных неприятностей. Одиночество разделённое, пусть и формально, не теряет ничего из своих «минусов» и «плюсов» (да, есть и «плюсы»), а лишь обретает «законный» статус. Беда таких людей в том, что им «желанны эти стигматы» (В. Ерофеев, «Москва — Петушки»). Они не смогут без «Эдика» и его «последней жены», без унижений и тех вызовов, которые чужая безнравственность бесцеремонно бросает им в лицо. А им и нечего противопоставить, только встать — и уйти... В пустыню? В пустынь? Далеко, непонятно, страшно. В себе нет ничего, кроме болезненного ощущения неправоты жизни, её непрожитости как следует... и бессилия что-то изменить. Поэтому идём на вокзал (В. Шукшин), в пивную (Ф. Достоевский), на остановку (А. Доронин).... Так душевная мука, повторяясь, становится необходимой, чтобы жить дальше, а пьяные сны отчасти компенсируют недостаточность действительность. Не спи, Кира.

    Очень достоверный и злободневный образ. И нарисован простыми и точными штрихами. Мне понравилось. А главное, есть, над чем...

    Голосовать - -5 | +4 +
    Андрей Тюков
    26.9.2013 в 13:12
    • Поправка:

      ...Отчасти компенсируют недостаточность действительности. Исправленному верить!

      Голосовать - -1 | +2 +
      Андрей Тюков
      26.9.2013 в 13:16
  • Если сильно не будет выступать, после 4 часов в" обезьяннике "отпустят Киру.

    Голосовать - 0 | +2 +
    полиционеры тоже люди
    26.9.2013 в 13:42
  • А она" не в себе".

    И потом, где у нас кризисные центры ? Психологическая помощь ?

    Голосовать - 0 | +3 +
    мимоза
    26.9.2013 в 13:48
  • Не ожидала, честно говоря, такой бурной дискуссии по сему поводу. У Доронина получаются почему-то рассказы исключительно о плохих людях. О хороших так ничего и не вышло.

    Голосовать - -2 | +3 +
    Яна Жемойтелите
    26.9.2013 в 14:20
    • да вот, как видно, и «плохие» ему не шибко удаются, а вообще, что за категории школьного курса литературы ? — «плохой герой», «хороший герой», у вас что, из всех цветов всегда только черное и белое ? может пора наконец как-то шире смотреть на вещи, как-то более ёмко описывать «характеры», а может просто автору нечего сказать, но очень хочется поговорить ? Ну и главное-то, зачем так много нецензурных слов ? Почтенный человек, в возрасте, а пишет как сапожник, печально.

      Голосовать - -2 | +2 +
      неважно
      26.9.2013 в 14:49
  • Не слишком плоха эта Кира. Черное-белое, и сны-грезы у нее забавные ...

    Голосовать - 0 | +1 +
    *
    26.9.2013 в 14:34
  • Не понравилось. Но тем не менее, почему эти люди плохие? Они обычные. Таких ситуаций вокруг- море.

    Голосовать - -1 | +3 +
    kuznecik
    26.9.2013 в 14:36
  • Ну с Андреем-то Ивановичем давно и всем всё ясно, как красно он всегда рассуждает, обстоятельно, пламенно — космизм, коммунизм, православие, народность, Достоевский, гамбургский счет, etc. — обо всем у него всегда есть свое весомое суждение, претендующее на проповедь и единственную истину, чем собственно и знаменит. Всегда находит он те необходимые слова, чтобы смутить неокрепшие умы, заклеймить клевретов и посрамить оппонентов. А вот как доходит дело до собственного литературного творчества, то из всей, вероятно, весьма обширной антологии достопочтенного патриарха карельской литературы, невольно приходят в память вот эти бессмертные строки —

    «Татьяна застрелилась

    в больничку повезут

    на кладбище могилку

    копают и поют:

    ай люли ай люли

    это очень трэ жоли»

    Так что ничего странного в том, что одному бездарному сочинителю понравилась заметка другого, такого же, собственно и нет. Вот уж действительно, было бы над чем...

    Голосовать - -6 | +5 +
    Телепаты в отпуске
    26.9.2013 в 14:38
  • Это упрощенно: что такое хорошо и что такое плохо.

    Голосовать - -5 | +1 +
    Яна Жемойтелите
    26.9.2013 в 14:43
    • Яна, не кормите тролля!!!

      Голосовать - -3 | +1 +
      чучело
      26.9.2013 в 18:48
  • Я кроме Штуки в АБЗАЦЕ ничё хорошего нечитал.

    Притом знаю ведь наперед что не понравится а

    вот и нет открываю и читаю. Потом еще сам что нибудь эдакое сбацаю, и внизу припишу, зачем

    сам незнаю, читаю и минусую ..

    Уж Больно Штука Лессоненовская понравилась тогда.

    Голосовать - -2 | +2 +
    выходец
    26.9.2013 в 14:54
  • Люблю и выходцев, и проходимцев.

    Голосовать - 0 | +2 +
    Эдик
    26.9.2013 в 16:03
  • А мне понравилась. Видимо я такой же «бездарный», как и Автор и А.И.Тюков (по «Телепатам в отпуске»). Жаль...

    А впрочем, кто сказал, что «Телепаты» правы?

    И я не согласен с Яной. Почему это героиня — плохая? Потому, что создала видимость частых выпивок? "А КТО НЕ ПЬЕТ?!! ". К тому же, не пропила она себя: и одета хорошо, и сигареты дорогие, и квартира ухожена, и если верить ее словам — муж есть (а есть ли на самом деле муж, кто его видел? Вполне возможно, что нет никакого мужа, выдумала от одиночества)

    Бессердечная вы, Яна, какая-то, не жалко вам людей. Пусть даже и хорошо одетых.

    Голосовать - 0 | +4 +
    Р Ч
    26.9.2013 в 16:58
  • Имею вот мнение.

    Не рассказ это — репортаж.И не с стиле «что вижу — о том пою», чуть более.Почувствовал я в тексте — не литературное нечто, а очень человеческое — внимание!, слово далее редкоупотребляемое — сочувствие.Да! Сочувствие — именно так — с большой буквы.

    Что для меня об авторе многое говорит — случайно ведь так не написать.

    Так что вовсе небездарно написанное.

    Успехов автору.

    Голосовать - -1 | +11 +
    Марков
    26.9.2013 в 17:09
  • «Жизнь ежедневно открывает нам свои вершины и бездны. Будучи слишком ленивыми, равнодушными, углублеными в свои житейские проблемы, мы не видим того, как прекрасен мир и стараемся не замечать того, как ужасен он порой бывает. В детстве большинство людей гораздо более восприимчивы и к добру, и к злу. По мере взросления, наступает привыкание к окружающему, притупление внимания. Но есть люди, которые не проходят мимо красоты мира и которые считают своим долгом заглянуть в пропасти нашей безнравственности. Мы называем их поэтами. Возможно, я слишком старомоден, но я полагаю, что ЧЕЛОВЕК, СОЗДАЮЩИЙ КРАСОТУ — например, пишущий стихи — ОТСТАИВАЕТ ИДЕАЛЫ ДОБРА» (Александр Изотов, «Загадки Владимира Судакова»).

    Орфография автора. CAPS LOCK – мой.

    Полностью: www.rospisatel.ru/sudakov-statja.htm

    И что можно прибавить к этим, таким прекрасным, словам? :)

    Голосовать - -1 | +4 +
    Андрей Тюков
    26.9.2013 в 17:15
  • По-моему, рассказ — отстой.

    Голосовать - -7 | +8 +
    student
    26.9.2013 в 18:56
    • По-моему, лучше не скажешь!)

      Голосовать - -4 | +7 +
      Анастасия
      26.9.2013 в 19:13
  • Чего не скажешь то, Анастасия-"воскресшая" ?

    Голосовать - 0 | +1 +
    ***
    26.9.2013 в 19:57
  • .

    Когда я работала в маленьком паспортном столе (5 лет) каждый день отвечала на письма Банков разных и Налоговых инспекций разных городов — на утерянные(украденные) паспорта оформляли Миллиардные Предприятия и Миллионные Кредиты — кто-то в Руководстве страны в начале 90-х годов решил максимально облегчить Воровскую Жизнь.

    Голосовать - 0 | +2 +
    курва Эдика
    27.9.2013 в 06:39
    • Даже Яна участвует в этом омерзительном шабаше... И пишет «черные» стихи — потому.

      Голосовать - -2 | +2 +
      и скучно, и грустно...
      27.9.2013 в 12:41
  • «Если счастье разделить на две половинки, обе достанутся дураку», — утверждал когда-то давно позабытый сказочник...

    Поразило меня и озадачило замечание игуменьи Феофилы (Лепешинской) в её книге «Плач третьей птицы». Она пишет, что Евангелие не знает слова «счастье». А ведь верно: нигде в Евангелиях, ниже в Посланиях, нет такого слова... не для этого мы здесь, получается... Как же так, ведь нас учили в школе: «Человек создан для счастья, как птица для полёта» (М. Горький)? Если не для счастья — тогда для чего же? А вдруг прав Евтушенко, вдруг счастье — это действительно «страдание, которое устало»?

    Понятие счастья напрямую связано с другим, имя которому — смысл жизни. На первый взгляд, жизнь Киры не имеет ни смысла, ни «высоких целей и задач». У неё всё — детское, реальность неподвластна и непонятна ей, и только во сне Кира — королева... Сколько нас, таких, тоже лишь «имитирующих ходьбу», представляющих себя «пастухами», а сами в «овечкиной шубке»? Ладно, была бы «душа человечкина»...

    Голосовать - 0 | +3 +
    Андрей Тюков
    27.9.2013 в 14:51
  • Нормальный текст. В стиле крокодиловских заметок или «Фитиля» какого-нибудь. С поправкой на злобную-злобу сегодняшнего дня.

    Стильно, кто понимает !

    Голосовать - 0 | +1 +
    зеркало
    27.9.2013 в 21:45
  • На мой сугубо читательский взгляд, одним из критериев оценки литературного текста может быть и такой, субъективный и «обывательский»: а что было потом? Автор, ещё! Автор, ни в коем случае...

    Ну, а пока автор в размышлениях пребывает, поговорим о Кире Тряпкиной. Тут я немножечко залезу в чужую епархию, на что особенных прав не имею, но поскольку эта наша «епархия» с недавних пор и в течение долгого уже срока пребывает «вдовствующей», постольку почёл себя вправе повеселить вдовицу... так, одним пальчиком.

    Кира Тряпкина, мне кажется, получилась. Это типаж, причём типаж универсальный, а в наших условиях ещё и осложнённый таким обстоятельством, которое покойный В. П. Аксёнов назвал, неосторожно и метко, вечной недодоенностью российских женщин.

    Ну, в самом деле: вот — средних лет дама. Муж не любит и не хочет. Гуляет «налево». Детей, похоже, нет. Жизнь пошла вразнос. Плюс горячительное. Плюс полная неспособность осмыслить ситуацию и принять реализуемое решение. Отсюда склонность к фантазированию, в которое алкоголь привносит болезненные темы. А может, мужа-то и нет? Действительно, кто его видел, этого объевшегося груш? Лично я знавал женщин, носивших обручальное колечко, не будучи, так сказать, в священных узах... Может наша Кира придумать себе мужа Эдика? Легко! Это же такой незрелый, неразвитой тип, тип нередкий (это ещё мягко сказано) и по-человечески очень понятный.

    А я бы (с вакантной кафедры) ещё к этому прибавил, что наша Кира — инфантил. Или, проще говоря, характер Киры сформировался по инфантильному типу, какому именно — этого я, во избежание виноградных кистей от неизвестных мне молодых (и не очень) людей, касаться, пожалуй, остерегусь. Ну, пожалуй, по дисгармоничному...

    Кира «ведёт себя как маленькая». Кто детстве не был Кирой? Я был. Кто не прятался от реальности в мир собственных фантазий? Я прятался. Но с годами пожелтел и высох, а она, бедная, всё мучается в этой своей вечной и ненужной весне. Все формы поведения Киры указывают на её инфантилизм. Сюда же относится и бытовое пьянство, как форма асоциального (1) и самодеструктивного (2) поведения: среди алкоголиков и наркоманов — процентов 70-80 приходится как раз на инфантилов (М. И. Буянов). При общей неразвитости волевых качеств, конечно, проще напиться или уколоться... Или придумать «10 кг «Виагры» и два мешка дусту».

    Что делать Кире Тряпкиной (фамилия «говорящая» — тряпка она, эта Кира!), что сбудется в жизни с КТ? Прогнозы строить не берусь. Тут автору виднее, у него в рукаве прячется такой туз, как художественная правда, которая правды жизни бывает и посильнее. Я думаю, что она так и будет тряпкой до конца жизни. Инфантил — он ведь ещё и нарцисс, у него всегда виноваты все, кроме него самого, при обязательной самореабилитации: «Я-то один, а они-то — все! » (Ф. М. Достоевский по памяти). Тут возможен выход только один: твёрдая рука! Слепить из этой манной каши колобок, да и катать его как следует, желательно каждый день, лишь делая перерывы на известные дни... средство не новое.

    Дальше, Киры, не читайте.

    Хороший кобель всегда кобель. Самодостаточен и счастлив промыслом. Пока ноги носят, стоит жить.

    Не так обстоит дело по ту сторону пола. Сука хороша когда? Когда на поводке и в ошейнике. Хлыст и намордник тоже иногда не будут лишними. Хорошей суке, для того чтобы стать хорошей, а не махать подолом по всем остановкам «по требованию», нужен строгий хозяин.

    Кира, прощай.

    Голосовать - -2 | +3 +
    Андрей Тюков
    28.9.2013 в 16:22
  • Проняла Кира Андрея Ивановича. До самых печёнок, и даже дальше. Ишь как возбудился! Автор, адрес остановки в студию!

    А по тексту.

    "Походила бесцельно между людей с озабоченным до злости лицом,... " Чем люди так озаботились и озлились?

    «На двух скамьях сидели несколько вспотевших женщин с сумками, тихий беленький старичок, толпилась, галдела и беспрестанно хохотала молодёжь…» Молодёжь на скамейках толпилась? Кстати, можно понять, что именно женщины и старичок являются галдящей молодёжью.

    Голосовать - -4 | +2 +
    kuznecik
    28.9.2013 в 23:49
    • Старикашка особенно жалок. Сначала за бутерброд развлекал публику на семинарах ТАСИС и пр. А последние полгода уже бесплатно у «злых теток» в услужении. А еще еврей. Про его врачебную репутацию в профессиональном сообществе всем и все давно понятно.

      Голосовать - -3 | +1 +
      леди танк
      1.10.2013 в 22:14
  • Ёмкий текст, яркие образы. Актуальная тема, есть информационный повод для публикации. Встречаются небольшие неточности в описании обстановки, но общее впечатление они не портят.

    Голосовать - -2 | +3 +
    30.9.2013 в 02:05
    • Прочел первые три строчки — "К остановке...и повела о своем... " Ещё раз прочел. А потом — липовые Москва и Петушки, и удивительно — — уважаемые (мой респект) г-н Тюков и с редакторским, думаю, иногда и ей самой непрочитанным чутьем, Яна ввязались в дискуссию. О чём? А леди Танку поставил бы отлично. И не за ТАСИС и бутерброд. Смеемся? Значит не все потеряно.

      Голосовать - -2 | 0 +
      2482
      19.10.2013 в 00:09
      • Извините, леди Танк. Это Вам — отлично. А не танку.

        Голосовать - -2 | 0 +
        2482
        19.10.2013 в 00:13

Для того, чтобы высказать свое мнение, регистрация не требуется.
Но, по желанию, вы можете зарегистрироваться или или войти на сайт
через свой профиль в социальных сетях:

  • Ваше имя *
  • E-mail
  • Сайт
  • Текст мнения *



Мы в соцсетях
Лучшие