Интернет-журнал Республика Карелия

Жизнь для возвращения

1234 12 19 февраля 2013
Голосовать -8 | +23 +
Жизнь для возвращения

Опасность, радость, красота — три главных элемента земного мира, по мнению автора. Через призму какого из них видите мир вы? Чтобы определить, читайте до конца!

Удивление тюленя

Дождь пошёл после обеда по ошибке.
Миллионы сверкающих, дрожащих лестниц Иакова в одно мгновение протянулись до земли.
Все оказались внутри барабана.
Кто-то большой сказал октавой: давай...
И всё побежало. Папа с коляской. Полицейский Семён. Выпускницы в белых бантах и гольфах. Собачка на сносях. Пухлые важные сизари.
Полилось.
Жёлтые лужи вскипели. Заварились. Пошли пузырями ожогов.
И оборвалось.
В зеркальце дальней воды ненадолго отразились ангелы и пропали.
Дворовые детки с петьками бегают, цыганы, орут. Как одуванчики после душа: мокрые пряди пристали к черепам.
Парит...
Женщина в летнем платье идёт, усмешка в губе, купает бёдра, и мощным прибоем тёплой и влажной земли её подпирает, несёт и ласкает, мокрую, как удивлённый тюлень.

Иаков

Мелодия тишины — долгий взгляд.
Выйди поздним вечером на крыльцо. Вращаются над головой лестницы звёзд, Иаков.
Спустись тропинкой на берег, где вздыхает волна, качаются лодки.
Серое озеро всё в белых рытвинах. На тысячу лет старше оно тебя.
На песке галька. Наклонись, подбери мокрую.
Был ведь и он шероховат — остроугольный, колючие рёбра, — камень...
Тысячу лет глядит из воды делающее острое гладким, круглое — плоским.
То, что траву на песок укладывает узорами звёздного неба.

Живая вода

На минуту просто, встать — и смотреть, как оно обтекает, это небо. Синее. Как холодом наполняется внутри. Пустая чаша заполнена до краёв безмолвными старыми листьями. Сколько прошло лет? Десять, больше?
Элегантные строчки зелёного мха в трещинах асфальта напоминают о том, что есть лето, и юбки, и озеро, и набережная, вся в раскалённом солнце, как в старой шубе. Ночные лужи вышли в оторочке маленьких берёзовых листьев: разве мы не хороши? Только немного заспанные, да...
За углом трава наклонилась стеклянным строем: растаявший иней скучает на солнце... как я попал сюда? Где Шпицберген?!
И вспомнишь, вдруг, сразу, из той жизни, из своих четырнадцати, как мучился сладкой мукой в поисках сравнения: роса на траве — сверкает, как... алмазы... бриллианты? Как что?
Она живая, эта вода.
Переживёт и тебя.

Светлые атомы

Почему славяне — жители лесных мест — испытывали по отношению к лесу недоверие и страх? Все ужасы в лесу. Волк, леший, Баба-Яга, кикиморы, русалки... Лес — всегда тайна. Вход в другой мир.
Наверное, недоверие к лесу сохранила генетическая память пришельцев из светлых и просторных степей Северного Причерноморья, в незапамятные времена вытесненных другими племенами в лесные дебри...
А у нас аллея. С одной стороны растёт ёлка, с другой берёза. Прохожу, ладонью касаюсь опущенных лапок ёлочки. Колючки-то совсем и не колючие, враки всё...
А там, под сенью, кружат во мраке светлые атомы. Не то комарики, не то мошки. Плеснуло ветерком, качнуло ветки — и снялась атомарная структура вверх.
И растаяла. Как и не было ничего.

Осень к зиме

Суетливое время года — осень.
Всяк торопится шубу построить к зиме.
Нету покоя.
В лес зашёл — шум, гром: листочки так и валятся с дерев, бьют в землю и в чело, ежели ветром.
Там, вон, один: набросал груду железа, уселся и смотрит. Нос, глаза... так, мало чего особенного.
По реке плыл надысь. Навстречу ёжик. Поглядели мы друг на друга — только вздохнули...
Пришёл домой, рассказать коту про железные лица в лесу.
Про то, как мелкие съедобные грибы убежали куда-то, мелькая кедами.
Только приступил к повествованию — ан, глядь, он спит...
Ну, пошёл, сварил суп. Сам поел, оставил другим.
И лёг тоже спать под тёплый плед. Представлять во сне баб с морковками.
И как снова делать снежки. Под тёплым и мягким, под декабрьским снегом.

Крылья эльфов

Иду, гуляя, от Театра кукол с его фигурами к Вечному огню. Конец сентября, вечер, часов около шести. Солнце уже садится за спину монументального Ильича на Круглой площади, опавшие листья на бульваре кажутся в перспективе почти чёрными.
Две девчушки, не оглянувшись, о чём-то судача, прошли, вернее, быстрым шагом улетели в створ площади. Вдруг у них над плечами вспыхнули лёгкие прозрачные крылья. Это вечернее солнце зажгло длинные гривы, превратив длинногривых в эльфов. Ненадолго: свернули направо, к переходу, и там лишились солнечных крыльев...
Больше я не видел их.
Становилось прохладно.
Закрывший солнце Ленин сделался таким же чёрным, как и опавшие листья на бульваре.
Странно, что, с лёгкой руки Андерсена, мы привыкли считать эльфов добрыми, беззаботными существами, танцующими день-деньской среди цветов.
А ведь эльфы — это злые и опасные для человека духи.
Вот и Он тоже: мы в детские годы читали сказочки о том, как Он водил хороводы с детишками вокруг ёлочки. А Он, поражённый страшной болезнью, в это время уже был недвижен в своём кресле в Горках, и порождённые революцией эльфы становились теми, кто они есть.

Снеговуха

А пока был в лесу, пошёл маленький снег. Поднимаю голову — небо серое, и снежинки сливаются с этим фоном, зато по ёлкам так и течёт, так и плывёт. Мягкий, крупный, совсем новогодний.
Хлопьями.
Небесная корова тучей набычилась, губы надула: му-у-у... Пошёл снег стеной. И отодвинул шоссе, и шум, и шелест Мишлена. И стало вдруг легко и тихо, как в детстве под одеялом, когда с головой укроешься — и думаешь, думаешь... разные разности.
Остались под снегом вчерашние лодки. Сосны на чужом далёком берегу. Лесовозная дорога на Вендюры и муравьиные львы, что в песке караулят добычу.
Тропинка горбатая тянет меня отсюда. Нахлобучился на тропинку, идёт маленький, в больших валенках.
То ли я это, то ли он...
Не разглядеть никак, сквозь снег-то.

Рукавички белые

Каждый божий день шествую в потоке озабоченных мамочек с малыми ребятами. Детский сад в сапогах и отчасти на колёсах. Я на работу, чада — на приём к доктору, который с солнцем во лбу. Мамочки, соответственно, на больничный «по уходу».
Ну, о том, что народ это деловой и сантиментов лишённый начисто, говорить даже и не нужно. Нюни если распускаются, то разве по причине холодов. А так, гранит и мрамор в движении. Но вот на днях...
Торопко шла впереди крепкого телосложения мамаша, водрузив на плечо неподвижного по причине полной закутанности мальца. А может, и не мальца. Кто их там разберёт, в этих онучах по пояс. Глаза голубые. Серьёзно так смотрит. Как взрослый. Должно быть, изрядно замёрз уже.
А тут справа и она, рощица... С десяток их, или около того. Стоят, в мягком снегу по колено увязшие. Рукавичка из снега на каждой ветке.
Торопко идущая мама остановилась. Поднесла своего голубоглазого поближе к деревцу:
— Смотри — как красиво!
И вот стоят и глазеют друг на друга: и та в рукавичках белых, и этот. Оба руки растопырили: ах, ах... не видали мы такого никогда!
Ну, потом наглядится. Может, поднимется на Эйфелеву башню — она золотая в сумерках, а может, взберётся на Акрополь в Афинах, возьмёт с земли мрамор... Увидит извержение вулкана Стромболи в Средиземном море и васильковые поля Заонежья. Много будет ещё в жизни красоты, если повезёт, конечно.
Но это деревцо в белых рукавичках запомнится навсегда.
Хотелось бы думать так.

Синахериб

Ты, говорит, сидишь тут. Синахериб этакой. Ты чего сидишь тут? Это он мне. Мужик. А я сижу на дороге. Смотрю за транспортом. Под Новый год движение большое.
Ты, говорит, поди сюда. Я тебе угощение сделаю. Насыпал из пакетика: иди, покушай! Я подошёл, серый и большой. Ну, покушал этого. А то сидишь тут на дороге. Смотри, прижмут тебе хвост некоторые. Я на него порычал немного. Для порядка.Я, говорит, иду в поход. Покрасьте хенной хвост моего коня. Тоже мне — Афрасиаб... Это тебе новогоднее угощение от моего кота. И пошёл себе дальше, смутьян. Тоже, ведь, дела и у них. В праздник-то.
А мы уселись под большим деревом. Сидим и смотрим, как молоко льётся с неба. Усы в молочных крошках. Шуба в сметане. Жизнь удалась, чёрт её побери!
А ведь думалось — под колесо.

Сердитая лиственница

А они сердитые, деревья. Стоят, как намыленные атланты. Держат низко серое небо. Наморщены лбы, вздулись мышцы... Руки застывшие дрожат.
Самый гнев у лиственницы. Встопорщилась — кошка на задних ногах...
Понятно, почему. То ли хвойный ты... а может, лиственный... И там не то. И тут не этак.
«Но, как ты тёпл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих», — говорит Господь (Откровение Иоанна Богослова, 3:16).
Близится Dies Irae, День гнева Агнца: «Dies irae, dies illa solvet saeclum in favilla»... «День гнева, этот день обратит века в пепел»...
А, коли не горяч и не холоден, так стань хворостом.
Или напейся в дрова.
Авось, согреешь кого-нибудь.

Мазлтов!

Вербы первые поверили теплу. Теперь зябнут, мохнатые — эх, рано... поспешили мы! Ничего, всё равно — молодцы. Кто-то же должен...
Много интересного увидишь «весной света». Вот прошлогодний шиповник выбрался из сугроба — колючий, засохший: «Весна? Ага — и год назад тоже уверяли... а вот...».
Вечерами тонкий лёд хрустит под толстыми подошвами «докторских мартенов». Словно идёшь по банкетному залу вчерашней свадьбы. Только и остаётся — шептать восхищённо: мазлтов! мазлтов!
И с каждым годом всё больше вот этого, нездешнего. Звёздное вещество осушенных вен стынет венком на косом столбике. И с каждым годом — всё ближе, всё чаще, всё лучше...
Но и достигнув совершенства, и тогда насыплю тебе за ворот синих стружек с вечернего неба. Ты спросишь: «Кто здесь?». То я, восемнадцатилапый.
Даже не сомневайся.

Жизнь для возвращения

Земной путь недолог. Разным людям он даётся в образах разных. В сущности же, состоит всего из трёх: опасность, радость, красота.
Новый человек первых двух ещё не знает: он весь в красоте, поглощён красотою, подчинён её власти, он с восторгом вбирает и впитывает красоту широко раскрытыми нематериальными очами... Потом уже открываются материальные «рты», берёт своё потребность не подчиниться — подчинить, и так в достижениях недостижимого проходит жизнь.
И только ближе к завершению пути понимаешь: всё твоё в этом мире не есть мир, а есть ты сам, и ровно настолько, насколько ты есть. А всё вечное, красота, не принадлежит тебе и от тебя не зависит, а представлена очам как образ и как напоминание.
Ты снова, как в детстве, подчиняешься красоте, широко раскрытыми глазами следишь её полёт, спокоен и умиротворён. Ушли детские восторги... Опасности не тревожат. Радости были взвешены и оказались пустыми, были измерены и вышли несоразмерными. Смотришь, смотришь, как недолгий блик зимнего дня пересекает стену комнаты... и растворяется смиренная душа в этом холоде и в этом блеске.
Окончательным подчинением станет смерть. Уйдёт безобразное в простую землю, откуда было извлечёно образом и подобием красоты, оживлено духом и получило жизнь для возвращения.

Иллюстрация: joyreactor.cc

  • Грустно быть атеистом, Андрей Иванович! Пишешь про божий день, а в вечность не веришь. А могло бы и измерений и призм добавиться.

    Голосовать - -5 | +4 +
    kuznecik
    19.2.2013 в 13:33
  • Чистый мир.

    Голосовать - -3 | +8 +
    )))
    19.2.2013 в 16:52
  • Спасибо, уважаемый автор. С удовольствием прочла.

    Двенадцать целых месяцев получилось:) как у Маршака.

    "Разбегайтесь, ручьи,

    Растекайтесь, лужи,

    Вылезайте, муравьи,

    После зимней стужи!

    Пробирается медведь

    Сквозь лесной валежник.

    Стали птицы песни петь,

    И расцвел подснежник. "

    Голосовать - -5 | +6 +
    Екатерина Ларичева
    19.2.2013 в 18:12
  • Мне тоже понравилось. Хочется назвать это стихами... Много тишины, хотя и нарушаемой некстати громом кастрюль — «пошёл, сварил суп») Кое-что напомнило любимых поэтов. Позволю себе процитировать Анри де Ренье в переводе Волошина, надеюсь, кстати)

    Приляг на отмели. Обеими руками

    Горсть русого песку, зажженного лучами.

    Возьми... и дай ему меж пальцев тихо стечь.

    Потом закрой глаза и долго слушай речь

    Журчащих вод морских и ветра трепет пленный,

    И ты почувствуешь, как тает постепенно

    Песок в твоих руках... и вот они пусты.

    Тогда, не раскрывая глаз, подумай, что и ты

    Лишь горсть песка, что жизнь порывы воль мятежных

    Смешает как пески па отмелях прибрежных... (с)

    Голосовать - -4 | +8 +
    читательница
    19.2.2013 в 18:56
  • Увы... Не греют чужие истины.

    Претензий много, а в результате пшик..

    Голосовать - -8 | +4 +
    ГГГ
    20.2.2013 в 14:31
  • Узнаю Тюкова))

    Голосовать - -6 | +4 +
    Хмм
    20.2.2013 в 17:36
  • Спасибо, Андрей Иванович, за минуты отрады, которые наступают при чтении Ваших произведений.

    Голосовать - -2 | +5 +
    славянофил
    20.2.2013 в 20:46
  • Недосказанность чувствуется...

    Голосовать - -3 | +2 +
    student
    20.2.2013 в 21:06
  • понравилось сравнение деревьев с атлантами...много находок.Свое видение мира.

    А ель всегда несравненна у Андрея Ивановича!!!

    Голосовать - 0 | +3 +
    он
    21.2.2013 в 22:43
  • А что мы со своими истинами имеем? Назовите уж. Маловато имеем.

    Если б хранили заветы отцов, дедов...Если бы на меняли веру раз в тысячелетие и чаще...Если б уважали старость, берегли молодость...доверяли зрелости...

    если БЫ...

    Голосовать - 0 | +1 +
    голодающий Поволжья
    22.2.2013 в 12:44
  • Голодающий поволжья отвечал на пост ГГГи

    Голосовать - 0 | +1 +
    ДДД
    22.2.2013 в 20:36
  • ГГГ, открой нам истину, плиз.

    Голосовать - 0 | +1 +
    Ю
    22.2.2013 в 20:38
  • Затеси и крохотки

    Голосовать - 0 | +2 +
    Новиков
    23.2.2013 в 21:25
  • После дождя земля .и правда. поднимает и несет.Если .конечно, идешь по земле а не по асфальту.совсем другие ощущения...........Как метко сказано.

    Голосовать - -1 | +3 +
    рачительный рак
    24.2.2013 в 00:21
  • Ох уж эта «стихопроза»! Густо намазано – есть где споткнуться и голову потерять… Но – можно и (ничего не заметив!) безболезненно мимо пройти.

    УДИВЛЕНИЕ ТЮЛЕНЯ

    «Дворовые детки с петьками бегают…»

    – это с какими «петьками»?

    ЖИВАЯ ВОДА

    «Элегантные строчки зелёного мха в трещинах асфальта напоминают о том, что…»

    – пора менять дорожное покрытие (а то и градоначальника).

    СВЕТЛЫЕ АТОМЫ

    «и снялась атомарная структура вверх.

    И растаяла. Как и не было ничего…»

    – ни Чернобыля, ни Хиросимы…

    ОСЕНЬ К ЗИМЕ

    «По реке плыл надысь. Навстречу ёжик…»

    – кто такой «надысь»? (я-то, допустим, знаю, но уж больно на «существительна» смахивает!)

    «Представлять во сне баб с морковками…»

    – Фрейд позавидует!

    КРЫЛЬЯ ЭЛЬФОВ

    «Иду, гуляя, от Театра кукол с его фигурами к Вечному огню…»

    – петрозаводчанину объяснять не надо, всё понятно, а вот остальные читатели навряд ли с «фигурами» на театре знакомы, могут чего-нибудь и неправильно тут подумать.

    «Солнце уже садится за спину монументального Ильича на Круглой площади…»

    – разве площадь обратно уже переименовали? А почему не в Циркульную?

    «Становилось прохладно…»

    – почему не просто «стало прохладно» (в связке с предыдущим и следующим предложениями)? Осмысленного благозвучия, правда, убавляется. Значит, нужно вообще по-другому как-то сказать. Ищите!

    «порождённые революцией эльфы становились теми, кто они есть…»

    – ну и кто они есть? Невразумительно: каждый домысливай в меру своей фантазии. А эльфы и даже гномы – существа, по моему, не такие уж и вредные как, скажем, тролли (причём вспоминается не обязательно Андерсен, возможен и Топелиус – «Кнут-музыкант»).

    РУКАВИЧКИ БЕЛЫЕ

    А вот это просто хорошо! Даже не хочу про всякие детали говорить, к мелочам придираться. Спасибо!

    СЕРДИТАЯ ЛИСТВЕННИЦА

    «Стоят, как намыленные атланты…»

    – может, всё-таки «взмыленные»? Да и сравнение деревьев с атлантами не блещет свежестью и оригинальностью. Мне симпатичней – без всяких экскурсов в древнюю Грецию! – Подопринебо и Зацепитучу у того же Топелиуса. Впечатляет и отношение к деревьям в стихах нашего очень хорошего поэта Виктора Сергина («Сухое дерево», «Сушина» и др.) – там нет никаких литературных изысков и наслоений, зато есть Поэт и Природа.

    P.S. Общее впечатление больше положительное, чем отрицательное. Хотя жанр разработан (Рерих, Пришвин … Солженицын … Мошников…) – ступить некуда!

    Голосовать - 0 | +1 +
    ded pavlo
    11.8.2013 в 02:01
    • Я не натурписатель, я не пишу природу. Всё, здесь собранное, а это сборник, не претендующий на цельность и целостность, идейную и художественную (заключительный аккорд планировался именно как заключительный, обобщающий авторский сегмент «Абзаца, — другое дело, что получилось по-другому»), суть куски шкуры, в разные времена и по разным поводам оставленные небывалым автором тут и там, но больше всё-таки — там...

      Оттого и вписывать меня в какие бы то ни было парадигмы, сколь угодно льстящие самолюбию, — дело неблагодарное. Вот, ушедший вчера Василий Песков -он, да: писал природу и человека в природе. А милый автор — природу в себе... Однако, разница-с! И, смею думать, что в этом своём амплуа я не похож ни на одного из названных мэтров, и неназванных — тоже, не похож. Сый!

      По мелочам можно бы поспорить. Настроение с тех пор, правда, испытало сильное влияние изменчивого атмосферного столба, и нет уж того куража. Ну, так разве... из уважения к чужому труду.

      1) Петьки — это петьки. У мальчиков есть, у девочек — пока нет.

      2) Надысь — это рыба, не существительное, водоплавающее.

      3) Эльфы — кем становились? Тем, кто они есть: злыми существами, опасными для человека. Об этом сказано выше. Кстати, реальные эльфы, не литературные, именно таковы суть.

      4) Атланты именно намыленные: взмыленные подразумевает внутреннюю природу «мыла», а в нашем случае оно извне, т. е. снег, попросту сказать. Сравнений деревьев с атлантами я не встречал. Причём тут Топелиус — не понял... вот, в конце юги на небе появляется туча Балака, так что же: и мне свою тучу назвать Балакой? Не всякое знание в строку...

      О прочем не буду, совсем уж мелочи, стружки юмора...

      Многое Вы не заметили. «Вербы первые поверили теплу» — случайная аллитерация, сам заметил только недавно. Пишется что-то, пишется... а не слышится.

      Голосовать - 0 | 0 +
      Андрей Тюков
      13.8.2013 в 18:58
      • ...Заключительный аккорд планировался именно как заключительный, обобщающий авторский сегмент «Абзаца», — другое дело, что получилось по-другому)...

        Кавычка убежала не тудой :)

        Голосовать - 0 | 0 +
        Андрей Тюков
        13.8.2013 в 19:00

Для того, чтобы высказать свое мнение, регистрация не требуется.
Но, по желанию, вы можете зарегистрироваться или или войти на сайт
через свой профиль в социальных сетях:

  • Ваше имя *
  • E-mail
  • Сайт
  • Текст мнения *



Мы в соцсетях
Лучшие