Интернет-журнал Республика Карелия

Виталий Чапкович

Родился я в Боготоле, маленьком городе на Чулым-реке, где была ямщина по Московскому тракту, а после пуска Транссибирской магистрали – железнодорожная станция. Предки мои были ссыльными из Польши. По семейному преданию, прадед мой шёл в одном этапе с Михасем Огиньским, автором трагического «Полонеза»… И в послевоенном детстве, и в юности, да и сейчас учителем моим была и остаётся жизнь в гармонии её несуразностей… Она и заставила меня поработать и плотницким топором, и столярным рубанком, и кистью художника, и даже посидеть «клавишником» в ресторанном оркестре – нужно было на что-то учиться. На свой первый костюм, чтобы снять солдатскую гимнастёрку, я заработал на кладбище, где копал могилы и писал ленты на венки – дело мёртвое - копейка живая, как любил говорить мой плутоватый работодатель. Я падал и поднимался. Лучшие годы отданы медицине - более чем тридцатилетняя практика врача начиналась с подработки санитаром в студенческое счастливое время, а потом ночными фельдшерскими дежурствами в травмпункте. У постели больного проходили через моё сознание судьбы, бытовые мелочи и людские страдания, к которым я так и не смог привыкнуть… «Пишите, доктор… если вы не можете не писать…», - сказал мне известный писатель, которого я посетил как врач. И разбрелись мои рассказы по свету, как тараканы по кухне - «Терра Нова» (Филадельфия), «Новый берег» (Копенгаген), «Литературное слово» (Хельсинки), «Мост», «Нева» (Санкт-Петербург)… Но ни они, ни литературная премия не превзошли охватившей меня трепетной радости, когда я взял в руки номер «Севера» с моим первым рассказом… Есть в жизни моей и музыка – это довольно известный в Финляндии, где я живу, хор и лауреатство в трёх композиторских конкурсах. Живопись также является моей любовью. Петрозаводск, Сегежа, Хельсинки, Оулу, Калликс (Швеция) - неполный перечень городов, где прошли мои персональные выставки.

Архив блога

Мы в соцсетях
Лучшие