Интернет-журнал Республика Карелия

Сергей Лапшов

Посты и новости


Комментарии


  • Зовут меня Николай Иванович Апушкин, я полковник в отставке, ветеран Великой Отечественной войны:

    Ознакомился по просьбе С.Лапшова с его статьей в интернет-журнале и полностью с ней солидарен. Хочу также высказаться со своей стороны с его помощью. Сам фильм ォБелый тигрサ я, к сожалению, а может быть, и к счастью, не видел. Мне 91 год, очень плохо со зрением, и читать, писать, различать изображение на экране я не могу. Поэтому и судить о художественных достоинствах и недостатках фильма не возьмусь. Хочу лишь поделиться мнениями по вопросу боевого применения танков. Этот предмет знаю — начал войну в 1942 году на Западном фронте под Ржевом командиром танкового взвода, воевал на Курской дуге, на Днепре, Правобережной Украине. Закончил войну летом 1944 года замначтаба танковой бригады по разведке, в звании майора, меня отправили учиться в Академию бронетанковых войск. Не раз водил роты Т-34 в атаки, выбирался под огнем из подбитых танков, и ォтигрыサ видел не только в кино.

    Автор статьи перечисляет просто собрание нелепостей. Конечно, не было на этой войне одиночных супертанков, все были серийные, что у нас, что у немцев. Если навешивать на обычный танк дополнительную броню, то нужно делать под него и более мощный мотор, иначе он не сдвинется с места или сломается. А если спроектировали новый хороший танк, почему бы не запустить его в серию? Зачем делать ォодиночкуサ? Немцы, правда, изготовили в 1945 году пару танков ォМаусサ (ォМышонокサ) весом в 150 тонн, но эти малоподвижные гиганты им не пригодились — наши захватили их под Берлином невредимыми.

    Не было на войне непоражаемых чудо-танков — ведь против каждой брони найдется снаряд. И эффект от появления новых машин не всегда достигается. Вспомним хотя бы наши КВ в 41-м. Летом 42-го под Ленинградом первые ォтигрыサ понесли большие потери без особых успехов, один танк был нами захвачен. В августе 1944 года первое применение на Сандомирском плацдарме новейших ォкоролевских тигровサ Т-VI B весом 72 тонны закончилось полным провалом. Первый такой танк наш Т-34-85 поразил из засады. Потом группа ォтигровサ увязла в песке, наши ォтридцатьчетверкиサ их атаковали, подбили и захватили все 11 машин. Несколько ォкоролевских тигровサ оказались неповрежденными, — экипажи сбежали.

    С появлением танка Т-34 с 85-мм пушкой мы могли уже эффективно бороться и с ォтиграмиサ, а уж основные средние танки Т-IV и раньше били и гоняли только так. Но, хочу заметить, нельзя сравнивать тяжелые танки и средние, у них разные возможности и задачи. В любом случае выехать в открытую против нескольких наших Т-34-85 никакие одиночные ォтигрыサ, ォкоролевскиеサ, белые или камуфлированные, не решились бы —ими ведь не дураки управляли.

    Относительно охоты на ォтиграサ вызывающе белого цвета. Сюжет, конечно, увлекательный, но в действительности на войне танковые поединки на ближних дистанциях происходили довольно редко, на моей памяти, например, их вообще не случалось. Читал, правда, о встречных боях на Курской дуге танковых масс под Прохоровкой, но сам их не наблюдал. Тем более не могло быть и речи о какой-то ォохотеサ — тут, видимо, создатели фильма перепутали танк с самолетом.

    Теперь про сцену боя на очень близком расстоянии, когда ォтигрサ после попадания снаряда горит, пятится и ретируется. Так вот: попадание бронебойного 85-мм снаряда с минимальной дистанции в лобовую броню корпуса Т-VI означало его гарантированную остановку, так как погибал механик-водитель. При пробитии снарядом башни выходили из строя командир, наводчик, заряжающий. Могла взорваться боеукладка, но защищенный броней бензобак, расположенный в конце машины, как правило, не горел и не взрывался. Правда, механик-водитель, если оставался цел, мог сдать машину задним ходом и попытаться спастись. Но при этом он сам без командира сзади ничего не видел, ни домов, ни деревьев, ни оврагов, ни прочих препятствий.

    Никогда не встречал на войне танкистов с необычайной интуицией, способностью предвидеть опасности. Разговаривать с танками и молиться ォтанковому богуサ мог бы, действительно, только человек контуженный. Однако солдат и офицеров с нарушенной психикой немедленно комиссовали и отправляли на лечение — держать таких в войсках, особенно танковых, чрезвычайно опасно. Что касается каких-то суеверий, примет, веры в чудеса — этого среди нас, танкистов, вообще не водилось. Кстати, не припомню со стороны боевых товарищей ни одного случая трусости — один только раз в нашей бригаде в 1942 году был самострел, и то в мотострелковом батальоне.

    Не могли произвести сержанта, больного ли, здорового, да еще механика-водителя, в младшие лейтенанты и назначить командиром танка. Если в пехоте опытный старшина на должности командира взвода еще имел возможность стать младшим лейтенантом, минуя курсы или училище, то в танковых войсках это было невозможно. Пределом для механика-водителя было звание старшины, даже если у него три ордена Славы.

    Не способен механик-водитель командовать в бою танком. Для этого есть командир, который использует танковый перископ для кругового обзора поля боя, щели наблюдения и танковое переговорное устройство. Зачем высовываться из башни, подставлять голову?

    Кстати вспомнился и старый фильм ォНа войне как на войнеサ. Фильм хороший, но и там тоже серьезный ляп: командир самоходки в атаке бежит впереди машины. Зачем? Вроде бы хочет, рискуя жизнью, показать павшему духом механику-водителю, есть ли на пути мины или нет. Однако если они противотанковые, то под его сапогами не сработают, а гусеницы порвут, а если мины противопехотные, то командир машины на них погибнет, и зря, ведь под гусеницами они просто хлопнут.

    Конечно, всякому фронтовику досадно и обидно видеть на экране фальшь, нелепицу. Но нужно творческим людям задуматься и о том, какое влияние искажение истории оказывает на подрастающее поколение. Прежде чем снимать картину про Великую Отечественную войну, режиссеру и сценаристу следовало бы сначала как следует ознакомиться с материалом, придерживаться в работе хотя бы здравого смысла, а фантазию и мистику применить где-то по другому случаю. На войне всякое бывало, порой такое, что никакому сценаристу не выдумать. Так покажите!

    Советские танкисты сражались с сильными, умелыми, храбрыми противниками, а не с бесплотными духами, и побеждали их. О наших подвигах действительно слагали легенды, но мифов и сказок про нас сочинять не надо.

    18.06.2012 в 15:27 к сюжету Знают истину танки?
  • С интересом наблюдал реакцию на свой первый опыт в блоге и еще раз убедился: не так интересен роман, как примечания к нему. Дискуссия приняла довольно неожиданный характер. Насчет пацифистских идей Александра, конечно, мое мнение однозначное. Что происходит с черепахами без панциря, известно. Страна, граждане которой не пойдут умирать за интересы своего государства, обречена. Кто-то эти простые истины не приемлет, но от них не уйти. История, как известно, никогда никого не учит. В 1939 году в СССР от установки на неизбежность войны с вражеским окружением вдруг перешли к установке, что с Германией войны не будет. И сейчас мы тоже не окружены друзьями. Сосиски в стране есть, и сапоги тоже. Только вот армии, готовой адекватно ответить на вызовы вероятного противника, нет.

    Однако в статье я хотел сказать все-таки о другом. Суть, конечно, не в тактико-технических данных танков. Это — протест против растущей мифологизации нашей истории, нашей культурной сферы в обществе, лишенном духовных ориентиров. И ни причем тут свобода творчества и право художника на вымысел. Кажется, от своего школьного учителя слышал определение: история — точная наука, потому что она про случившиеся один раз события, которые уже никому не изменить. Если наш кинематограф о войне будет двигаться в таком направлении, то у нас не только танки заговорят, мы не только батюшку вместо замполита в штрафбате увидим, — Богородица будет над полем боя летать, а Гитлер с Евой Браун в мае 45-го скроется в секретном городе в Антарктиде. Кроме шуток, в телепередаче с Анной Чапман такое слышал!

    Фантастика в кино — это хорошо. Но данный опыт Карена Шахназарова и известного сценариста Бородянского оказался откровенно неудачен. И не надо бы путать «Сонную лощину» с Прохоровским полем. Все-таки где-то хороший лозунг: «Святого не трожь! »

    Любимая моя вещь — «Аэлита», хотя с точки зрения теории космических полетов повесть не выдерживает никакой критики. Самая нелюбимая экранизация Стругацких — «Обитаемый остров». Нельзя было притчу, созвучную мировоззрению шестидесятых-семидесятых годов, превращать в современный дорогостоящий блокбастер, идти купаться в реке, которая уже пересохла.

    Кино начинается не с финансирования, а со сценария. У нас кризис жанра, потому что мэтрам сказать народу нечего, а снимать хочется. Отсюда и мифы, и кассовые провалы, и растраты кинобюджетов в особо крупных размерах.

    К советам Светы прислушаюсь, и отошлю материал в ее «Красный цветок», если, конечно, там платят гонорар. А сам попаду в дурдом — буду писать в стенгазету.

    14.06.2012 в 11:37 к сюжету Знают истину танки?
Закончил историко-филологический факультет ПетрГУ в 1979 году. В 1995-2012 годах - в газете «Карелия», редактор и основной автор тематических приложений «Наше наследие», «Морской клуб» и «Военный вестник». В 2010 году удостоен премий конкурса правительства Республики Карелия и конкурса Союза журналистов РК. Основные темы — культура, краеведение, военная история, военно-историческая реконструкция, театральная критика. Член Клуба любителей военной истории «Стягъ» г.Петрозаводска и Клуба морских путешественников «Полярный Одиссей».

Мы в соцсетях
Лучшие