Чемодан красоты

Людмила Союнен 6 Август 2013
Чемодан красоты

Разводилово в индустрии красоты – явление нередкое. Что заставило петрозаводскую бизнес-леди взяться за несвойственное ей занятие? Нежурналист «Республики» Людмила Союнен предостерегает читательниц – не попадите на бабки в погоне за молодостью лица.

Еще недавно я могла гулять ночи напролет, а утром, после двух часов сна, трудиться до вечера. Но, несмотря на то, что главным средством для ухода за лицом мне служила ледяная вода по утрам, и то большей частью для того, чтобы открыть глаза, выглядела я всегда свежо. Но все чаще я стала подмечать, что при встрече мне стали говорить, как хорошо я сегодня выгляжу. Это означало, что вчера мой вид оставлял желать лучшего, а завтра может быть еще хуже.

К счастью, одновременно с моим старением появились цифровая фотография и фотошоп. Теперь я легким движением руки могу стереть ненавистные морщины на аватарках. Но иногда мне приходится задержаться у зеркала чуть подольше и увидеть себя во всей красе моего совсем немолодого возраста. Меня успокаивает, что на ощупь я еще даже ничего, а расстраивает, что не у всех такое плохое зрение, как у меня, и все мои недостатки — как на ладони, да и щупает меня не каждый.

Ботокс и подтяжки я категорически не приемлю, поэтому для собственного успокоения и поддержания кожи в тонусе я выбрала массаж лица. Примерно раз в полгода в косметическом салоне мне делают десять-пятнадцать процедур, и после этого я трачу чуть меньше часов на фотошоп и какое-то время не пробегаю мимо зеркала с закрытыми глазами. Шестьдесят евро за крем тоже приходится отдавать регулярно, детским кремом уже не обойтись.

И вот зазвонил телефон. С не определившегося в моей базе номера мне вещал приятный женский голос:

— В городе открылся новый косметический салон. Мы вас запишем на процедуру в любое удобное для вас время, вы её выиграли.

Именно потому, что мне давно пора к косметологу, я ведусь на бесплатный сыр.

Каюсь, я нажимаю на какие-то кнопочки Vk и делаю перепосты на розыгрыши — так хочется иногда получить хотя бы кусок мыла в подарок, хотя могу позволить себе купить их даже два сразу.

— С удовольствием к вам приду, тем более я уже подумывала об этом.

И пришла, ни разу не сбившись в пути и не опоздав, что со мной в последнее время бывает все реже. Мне даже объяснили, на каком расстоянии от пола находится кнопка лифта с цифрой четыре, не говоря уже том, что адрес заставили повторить несколько раз, как будто бумажку, на которой он был записан, я могла сжевать от волнения.

Сначала меня попросили предъявить паспорт. Так и хотелось пошутить, перефразируя известный анекдот: «Ваш салон работает только с теми, кто похож на свою фотографию в паспорте?», но передумала, уж очень со строгими лицами выполняли сверку администраторы. Меня немного подержали в холле, где я, сидя на белом кожаном диване, уткнулась в iPad. Потом-то я поняла, что это было сделано намеренно, чтобы клиент успел оценить обстановку и роскошь.

«Многие женщины уходят сразу, как только увидят нашу красоту, понимая, что это им не по карману», — вещала приятная девушка Настя, обрабатывая мое лицо кремами, скрабами и лосьонами. До меня даже не сразу дошло, почему она так подробно рассказывает о каждом средстве, есть же люди разговорчивые. Хотя мои маникюрши иной раз даже про любовников своих проговаривались, но никогда про состав лака для ногтей.

Настя сразу предупредила, что обработает одну половину лица, чтобы я могла сравнить и оценить чудодейственный эффект косметики. Мне даже предложено было самой выбрать. Но после страшилок, что я вся покрыта пигментными пятнами и мне скоро придется брить лицо, выбирать как-то не хотелось, да и жить уже тоже. До этого она, правда, чуть ли ни на Библии заставила поклясться, что я не делала ботокс. Затем заявила, что я выгляжу моложе лет на десять паспортного возраста. «Представляете, а после ваших процедур я буду выглядеть моложе собственной дочери»,- сказала я и задумалась, надо ли мне это.

Мне по секрету доверили историю Елены Прокловой: она сделала миллион операций, которые не помогли, а потом год не появлялась нигде, все втирала в себя косметику нашей  фирмы, пока не помолодела. Дальше шли истории простых смертных, превратившиеся из старых жаб в принцесс. А я сидела и никак не могла вспомнить ни возраста, ни внешности Елены Прокловой.

Обработав левую половину моего лица, Настя заставила меня посмотреть столько раз в зеркало, что я не буду подходить к нему, наверное, до Дня народного единства. Затем она достала рекламную продукцию и ловким движением руки вытащила прайс с ценой на косметику:

— Дорого? Смотрите, как вы помолодели, кожа подтянулась, мешки под глазами разгладились…

«Волосы-то выпали...» — хотелось ляпнуть, но я про себя повторяла: не забывать к фотоаппарату поворачиваться левой стороной. Я уже всерьез испугалась, что мне нужно будет отдать 52 тысячи рублей за чемоданчик с косметикой, дабы закончить процедуру и выйти красивой на обе половины лица. Но девушка оказалась гуманной. Предложила варианты рассрочек и показала еще две фотографии бабушки до и после. Честно говоря, в моем архиве таких фотографий сотни. Я иногда так увлекусь, что мои подруженции говорят, что последний раз они так выглядели на фотках в четырнадцать лет. Объявив, что сейчас ее работу придет проверять контролер, Настя, уже не так тщательно, но все же намазала всеми средствами и вторую половину лица.

Контролер, женщина в белом, с порога спросила, не обижает ли меня мой косметолог. Ни один инструктор по фитнесу не смог бы долгими тренировками выпрямить Насте спину, как эта церберша одним своим пронзительным взглядом. Последний раз я так неуютно себя чувствовала, когда прыгала с парашютом в Черное море. «Не в ее это интересах, ей меня надо ублажать и лелеять», — озвучила я, а про себя подумала, как же они будут разводить меня на деньги.

— Так вы покупаете нашу косметику?

Я с опаской посмотрела на закрытую дверь, нет ли у них в штате овчарок. Но контролер и без овчарки производила впечатление. Мне хотелось ей посоветовать в следующий раз сушить трикотажное платье, разложив на простынке, чтобы не вытягивались воротник и рукава, и купить пиджак размера на два побольше, но я благоразумно промолчала.

— Вам что, Настя не сказала, что вы должны принять решение о покупке в момент рекламной акции и подписать договор? — пошла в атаку Белая женщина.

— Поймите меня, я не могу принять такое важное решение, не посоветовавшись с мужем (ха-ха).

— И что вам мешает? У вас телефон не работает?

— Работает, но муж меня не поймет. Я ему звоню в разгар рабочего дня и заплетаю о какой- то косметике, о которой вчера и не помышляла, а сейчас даже название не могу вспомнить.

— Настя, ты не сказала, что завтра косметика будет стоить уже 83 тысячи?

— Значит, мне не повезло, но для меня это большие деньги и я не привыкла принимать спонтанные решения.

— Такие решения иногда бывают самыми лучшими, — и взгляд её потеплел. При моем богатом воображении мне представилось, что она вспоминает парня, к которому забралась в постель в день знакомства.

— Иногда, но не в данном случае. У нас в семье принято обсуждать большие покупки. Представляете, я куплю, а как объясню это мужу? А если он подумает, что мне подарили, то будет подозревать, что любовник. А если нет, то обидится, что не посоветовалась.

Меня в словесном споре не победить, особенно когда я точно знаю, что мне надо, а что нет. Один очень умный научил меня: когда тебе дарят что- то, чего ты не просила, ты благосклонно принимаешь дар, но не должна чувствовать себя обязанной. А даритель должен радоваться, что смог тебе это преподнести. Вот пусть радуются, что я время на них потратила.

Попросили у меня несколько телефонов подруг, я дала. Подругам позвонила и поставила в известность: «Можете идти и попробовать, если сможете противостоять попыткам заставить вас купить чудо-чемоданчик».

Вечером, набрав в поисковой строке название косметики, увидела много отрицательных отзывов. Девушки и женщины под влиянием момента и напором представителей фирмы, как под гипнозом, покупают набор косметики. Затем узнают, что косметика не сертифицирована, производитель неизвестен, попадают в денежную ловушку на 6-10 месяцев платежей по 4-6 тысяч.

Вот, собственно, поэтому и написала. Если вам позвонят представители нового косметического салона в Петрозаводске на улице имени известного писателя с предложением бесплатной услуги, будьте готовы к разводилову. Или идите в бой и отстаивайте свой подарок. Хоть намажетесь на халяву. Лично я никакого омолаживающего эффекта не заметила. Разве что борода и усы отвалились.

Фото из архива Людмилы Союнен