Интернет-журнал Республика Карелия

Досадные мелочи

Голосовать 0 | 0 +
Досадные мелочи

Я тут в субботу взялась между делом перевести несколько рассказиков, награжденных скандинавской литературной премией. Итак, двое влюбленных отправляются на лыжную прогулку в Лапландию. Они стоят на платформе в ожидании поезда, и между ними еще ничего не произошло, даже ничего не сказано определенного... Имена у них шведские: Улоф и Эгель. И ситуация типично финско-шведская. Лыжная прогулка к Деду Морозу. Пристойно, красиво, как и принято у зарубежных граждан.

«Улоф прикурил, и тонкий запах его сигарет приятно контрастировал с морозным воздухом». Правда, ухаживание странно затянутое, как-то несовременно. «Улоф ежится: морозный воздух начинает слегка покусывать. Иней подергивает тонкой сединой длинные прядки Эгель, и Улоф думает, что это даже красиво. Контур губ Эгель обветрен, от этого рот становится более пухлым, возбуждающе-страстным... Хотя они еще ничего не сказали друг другу и неизвестно, кто из них сделает первый шаг. Хотя этот первый шаг уже сделан: они едут на лыжах в Лапландию. Наконец подают поезд. Вагон голубой...»

Только тут меня осеняет: Эгель... да это ведь мужское имя! Улоф и Эгель — лирический рассказ о том, как два мужика собираются вместе провести выходные... Ай-я-яй! Досадно. Я уже успела привыкнуть к героям... к якобы героине с длинными прядями посеребренных волос  и ее спутнику, который романтично, издали, приноравливается к  даме. Не доросла я до голубизны морозного утра. Куда там!

Второй премированный рассказ «Хансон и Паула» все-таки обнадеживает.  Хансон и Паула сидят в ресторане. «Хансон сжимает в прокуренных зубах сигару. Потрепанный пиджак, вытянутые на коленках брюки, сальные пряди волосы... Хансон давно уже не смотрится в зеркало. В ранней юности несовершенство тела переживалось, пожалуй, слишком болезненно. Теперь сделалось безразлично. Паула бросает по сторонам игривые взгляды —  никому, просто по привычке нравиться...»

С этой парочкой, кажется, ясно. Облезлый опустившийся мужик, который чем-то интересен юной изящной даме...  Ситуация не столь редкая. Правда, раз уж  Хансона так заботит собственное несовершенство, мог бы  побриться, вымыть волосы ...

«Сегодня их последний вечер. Оба — Хансон и Паула в равной мере — желают посвятить его только друг другу. Рано или поздно им предстояло расстаться, несмотря на долгую связь. Паула встретила мужчину...». И вновь легкий холодок подозрения начинает сквозить между строк...

«Ярко накрашенные губы Паулы и ее глаза, обведенные синеватой тенью, подчеркивают зрелую, влекущую женственность, — именно то, что Хансон настолько ненавидит в себе: женскую грудь, проступающую даже под пиджаком, тяжеловатые бедра...» Так, Хансон — тоже женщина. Фамилия у нее такая — Хансон. Люди! Что делается! Две женщины, одна из которых мужчина, проводят в ресторане вечер. Мужчина Хансон глубоко несчастна неизбежной разлукой...

Под моим окном меж тем парочка малолеток потягивает пиво из горла, от холода тесно прижавшись друг к другу. Оба одеты плохо, не по погоде. Мальчик и девочка с простыми широкими лицами целуются. Ну так что же? Радоваться надо! Хотя тематика обычных отношений осталась, кажется,  в прошлом.

 

Январь 2004

 

 

  • Как говорит наш патриарх: «ПЕДОРАЗЫ»

    Голосовать - 0 | 0 +
    Dr.Tupou
    11.7.2011 в 13:24
  • Нет, «педоразы» — это те, кто нами управляет. А это тихие геи.

    Голосовать - 0 | 0 +
    Наталья Ермолина
    11.7.2011 в 13:59

Для того, чтобы высказать свое мнение, регистрация не требуется.
Но, по желанию, вы можете зарегистрироваться или или войти на сайт
через свой профиль в социальных сетях:

  • Ваше имя *
  • E-mail
  • Сайт
  • Текст мнения *



Мы в соцсетях
Лучшие