Дура лекс

На минувшей неделе мой коллега Александр Фукс рассуждал, почему глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров не понес никакого наказания, публично оскорбив футбольного арбитра. В день, когда вышел этот материал, трое противников пристройки к магазину «Невский пассаж» в Петрозаводске начали голодовку. Казалось бы, каким образом связаны эти две темы? Однако же связь между ними есть, и довольно тесная. «Невский пассаж» — это не просто спор хозяйствующих субъектов. Это, откровенно говоря, квинтэссенция беззакония, эдакое учебное пособие «Как игнорировать правила, не неся за это никакой ответственности». Причем в забавной игре под названием «Плюнь в человека» принимали участие не только бизнесмены Цмугуновы, но и, самое главное, чиновники городской администрации.

К примеру, в 2007 году нынешний заместитель руководителя Федерального агентства лесного хозяйства, а тогда заместитель петрозаводского мэра Анатолий Булдаков подписал братьям Цмугуновым градостроительный план участка для возведения пристройки. Жители на тот момент даже не знали, что с их домом будут что-то делать, а земля, которую задорно и с огоньком расчертили чиновники и бизнесмены, вообще-то принадлежала хозяевам квартир.

"Невский пассаж". Фото автора

"Невский пассаж". Фото автора

Когда предприниматели все же провели собрание собственников, люди забраковали проект реконструкции. Однако коммерсанты не смутились и составили поддельный протокол, на основании которого в городской администрации некто Геннадий Букин (нет, не из телевизора) разрешил строительные работы. Этот же документ Цмугуновы принесли в суд. Обман раскрылся, и пристройку признали незаконной, но мэрия сделала вид, будто ничего не произошло, и продолжала выступать на стороне коммерсантов.

После этого приставы долго не могли найти бизнесменов, героически отправляя повестки по адресу, где братья не проживали. Тем временем магазин функционировал, арендаторы платили деньги, а Цмугуновы регулярно появлялись в своем офисе.

Наконец, небезызвестный Евгений Фрейдин разрешил ввести пристройку в эксплуатацию за месяц до того, как суд снял с сооружения обеспечительные меры. В его оправдание говорит только то, что «Невский пассаж» и без этой бумажки вполне себе работал и принимал покупателей, так что разрешение – всего лишь пустая формальность.

Вид из окна второго этажа на Невского, 30. Фото автора

Вид из окна второго этажа на Невского, 30. Фото автора

Был ли кто-нибудь за все это наказан? Как бы не так! Представитель прокурора, стыдливо отводя глаза, объясняет разъяренным жителям: Булдаков и Букин в мэрии уже не работают, привлечь их к ответственности за выданные с нарушениями документы нельзя. Против фрейдинского разрешения надзорный орган выступил в суде, но выбрал такую аргументацию, что заявление даже не приняли к рассмотрению. А попытка Цмугуновых обмануть суд фальшивым протоколом общего собрания и вовсе осталась незамеченной.

Для того чтобы поймать злодея (например, коррупционера), нужно для начала выявить преступление, взять человека с поличным, собрать доказательства, найти свидетелей… Здесь ничего искать не надо, все лежит на блюдечке с голубой каемочкой: «свидетели» в очередь выстраиваются, «подозреваемые» ставят размашистые подписи и шлепают свои печати. И что? А ничего. Денежки капают, чиновники идут на повышение в федеральные ведомства, пенсионеры учат Гражданский процессуальный кодекс, чтобы отстаивать свои права в суде.

Немногочисленный пикет полуторамесячной давности. Фото автора

Немногочисленный пикет полуторамесячной давности. Фото автора

Когда-то древние римляне сформулировали один из основных принципов права: «Dura lex, sed lex» — «Закон суров, но это закон». Для носителей русского языка фраза о суровом законе звучит несколько двусмысленно и с непривычки может вызвать ухмылку. Вроде как забавное совпадение – всего лишь одно из многих; но, вдумываясь в некоторые сюжеты из окружающей действительности, приходишь к выводу: совпадений не бывает.