«Это мой ребенок»

Наталья Ермолина 26 Сентябрь 2013
Маркку Ниеминен. Фото: Алина Чубурова

Финн, 30 лет собирающий по Карелии фольклор, иногда отчаивается, наблюдая, как Россия живет «от выборов до выборов». А культура уходит. Зачем Маркку Ниеминен строит сеть этнокультурных центров в чужой стране. 

Мы познакомились с Маркку на семинаре. Сдержанный, улыбчивый, не вступающий в дебаты. Ничто не выдавало в нем фаната. На деле же при ближайшем рассмотрении и знакомстве понимаешь – Маркку не просто фанат, он маньяк. Маниакально собирая фольклор по Карелии и Финляндии уже 30 лет, он коллекционирует и людей, таких же маньяков, которые понимают ответственность перед уходящей культурой. Создание сети этнокультурных центров по всей Карелии – это главная суть проекта ECHO (Network of Ethno-Cultural and Heritage Organizations).

— Маркку, зачем тебе чужая культура?

— Чужой культуры не бывает. Мы соседи. У нас общие корни. И мне жаль, что Россия, которая живет в режиме «от выборов до выборов», может потерять эту уникальную культуру. И, боюсь, что здесь не многие понимают, каким богатством обладают. У вас есть изюминка – коренные народы. В Европе только саамы – коренной народ. А у вас карелы, вепсы, русские.

— Ты отец-основатель этого проекта сети этнокультурных центров. Что может дать эта структура – дополнительную сеть бумажек о культуре и отчетов о ней же? Если относиться к этой идее не как к проекту, а как к ребенку…

— Да, этот ребенок мой. И я его не только зачал и родил. Я должен его поставить на ноги и воспитывать. Впервые меня осенило на конференции от Министерства культуры России. Я думал об этом, думал, обсуждал у себя в фонде «Юминкеко». Потом, когда министром культуры стала представительница коренного народа, карелка Елена Богданова, я спросил у нее: «Если я найду денег в Европе, министерство поддержит идею?». Она сказала мне «Да». Так то, что я вынашивал 15 лет, вылилось в идею создания сети культурных точек по всей Карелии. Но сеть – это не бюрократия, а любовь к культуре. Люди, которые возглавляют на селе такие точки, — это уходящие натуры. Их нужно поддерживать и обучать.

Руководители этнокультурных центров Карелии. Уходящие натуры. Фото: Алина Чубурова

— Эти люди, Маркку, может, последнее, что осталось на селе. Если их не будет, все рухнет.

— Да, люди должны понять, что они очень нужны и важны. Они должны увидеть друг друга. Поэтому так важны семинары, где они знакомятся и делятся информацией. Это должен быть не только пункт по обеспечению туриста фольклором. Это должны быть и туристические центры для визитеров, и места для общения местного сообщества. Сохранение языка, культуры, народных промыслов возможно, только если это естественный процесс, тусовка, место встречи молодежи. Лидеры культуры должны работать слаженно по всей этой сети, дышать в  унисон. Чтобы иностранцы, посетив один центр, захотели посетить всю сеть.

— Тебе нравятся эти люди? Насколько они компетентны для сохранения уникальной культуры? Ведь иногда на селе главный по культуре – это не тот, кто выиграл все конкурсы, а тот, кто может работать вообще. Не так много кадров в районах Карелии.

— Я не влияю на выбор людей. Но наблюдаю за участниками семинара, многие относятся к своему делу с огромной любовью. Но одной любви порой недостаточно. Нужны знания. Поэтому мы обучаем культурных лидеров в три руки, как говорится. Им нужны знания по планированию, стратегии, менеджменту. Некоторые искренне не могут сформулировать миссию своего заведения. А если этого не сможет сделать лидер, то никто не сможет понять, зачем они вообще работают.

Светлана Кольчурина, заместитель генерального директора АНО «Институт гражданской активности», учит культурных миссионеров, как правильно сформировать миссию и философию своего центра. Фото: Алина Чубурова


Оливер Лооде (Таллинн), исполнительный директор консалтинговой фирмы по развитию туризма «Consumetric»,– специалист по брендингу. Он преподает науку о том, какую фишку сделать продаваемой и как раскрутить свою малую родину. Фото: Алина Чубурова

С тех пор как в проект влился Центр национальных культур, мы имеем возможность знакомиться с этими подвижниками лично. И знаем почти каждого.

— Жаль, что руководство районов не знает каждого такого уникального человека, хранящего последние обломки культуры на селе.

— Жаль, что в районах идет вечная борьба: разные уровни власти выясняют отношения, а страдают простые люди. Иногда просто руки опускаются, когда приходится объяснять очевидные вещи по кругу. А надо двигаться дальше, строить сеть, развивать инфраструктуру, искать интересных людей. Порой думаю, в том, чем я занимаюсь много лет, нет никакого смысла.

— У нас есть люди, которые тоже устали объяснять руководству района очевидное и стали делать частные проекты.

— Я знаю. Вы должны гордиться гостевыми домами в Кинерме и в Михайловском. Это хорошие примеры, когда люди сделали из этноидеи бизнес и удачно его развивают, инвестируют и вкладывают душу.

— А вот ты, уже столько души вложивший в Россию и Карелию, понимаешь русский язык и русские проблемы. Свой первый визит помнишь?

— Я впервые побывал в России в 1970 году. Тогда еще ваша страна была настолько закрыта, что даже не было никаких туристических маршрутов и поездок по стране. Но мне повезло, я познакомился с арт-тусовкой Карелии того времени. И пронес дружбу сквозь все эти годы. Со многими писателями, художниками, музыкантами мы делали после культурные проекты. Ездили друг к другу в гости. А когда у тебя в стране много друзей, то в целом и вся страна становится тебе другом. Меня еще тогда осенило, что я должен сделать что-то о Карелии и для Карелии внутри Финляндии. Своей идеей я заразил свой фонд, которому скоро исполняется 30 лет. Мы собираем фольклор. И у нас очень богатый архив фото, видео и аудио. У нас информации о Беломорской Карелии хранится больше, чем в Государственном архиве. И мы этим очень горды. Надеемся, что и в России будет развиваться бережное отношение к своей культуре, своим корням. Иначе зачем я вообще всю жизнь этим занимаюсь?

Варвара Лебедева, идеолог и куратор проекта от Министерства культуры РК, и Маркку Ниеминен. Фото: Алина Чубурова