Этот душный, душный, душный Аверченко

Наталья Ермолина 28 Апрель 2011
Этот душный, душный, душный Аверченко

Андрей Тупиков вернулся в Птз. И снова со своим любимым Аверченко. И со своей любимой темой: «Бабы — дуры». И со своим футуристическим подходом к сатире. Он снова выставил на обозрение в Театре драмы «Творческая мастерская» грустную, думную и чрез меру хулиганистую картину театральным маслом. Под названием «День человеческий».

Нарезка из многих рассказов Аркадия Аверченко, стихов Блока, Маяковского, Саши Черного, песен местных композиторов Александра Леонова и Ольги Гайдамак, шумелок, кричалок, вопелок и сопелок под стук швабр и тазиков. И, даже не вдаваясь в содержание, уже можно сказать – у спектакля есть свой звук, свой саунд, как говорят о фирменной исполнительской манере какой-нибудь рок-группы.

Рок-группа имени Тупикова, вернее, ее речитативно-танцевальная секция, неплохо ориентируется в том периоде, о котором речь. Аверченко у нее в крови. Когда-то на сцене «ТМ» много и успешно шел развеселый мужской спектакль «Странные игры для взрослых детей». И этот новый виток можно назвать «Странные игры-2». И в новую работу плавно перешли Виктория Федорова, Владимир Мойковский, Ольга Саханова. Впрочем, тень прошлого протянулась и в танце – как для «Игр», так и для «Дня» модернистские пляски поставила Ирина Новик. Несомненно, стиль этого хореографа узнаваем и любим. Плохо только, что прием в обоих спектаклях используется один и тот же. С первых секунд артисты танцуют краткое содержание спектакля, а потом разыгрывают все в деталях. И, надо сказать, уж очень переборщили с танцевально-стихотворным началом. Будто присутствуешь на концерте, где сперва танцевальный номер, потом все поют, потом выкрикивают резкие стихи, а потом барабанят в медный таз. Если выдержал эту десятиминутную атаку, то получай бонус – начало спектакля.

Вообще, выдержать спектакль тяжело. Не только потому, что стихи Маяковского, сатиру Аверченко, хоть и адаптированную и легко ложащуюся на наше время (взятки, пьянство, глупость и т.д. ), слушать тяжело. Надо включать мозг. А где ж его взять в восьмом часу вечера? Да еще плюс в зрительном зале «ТМ» царит непереносимая духота. Вентиляции нет много лет. И когда на улице тепло, а батареи еще шпарят, зрителям можно выдавать веник и тазик (благо парочка есть на сцене), чтоб совмещали сразу катарсис души и очищение тела.

Баня – вещь полезная. Но духота вот – не очень. Даже завлиту театра Марии Михайловне Крауклит на одном из премьерных показов стало плохо с сердцем. На вопрос: «А знает ли министр культуры о том, что в зале так душно» ТМовцы ухмыляются: «Конечно, — и потирают ручки, — 3 мая мы ждем в гости Елену Викторовну (министр культуры Карелии Елена Богданова — прим. автора). Вот на себе и проверит, каково это попариться на премьере».

После того, как пропаришь себе весь мозг, как посмеешься над неувядающим остроумием Аверченко, хочется выйти на крыльцо филармонии и вдохнуть свежего ветра.

Отдышавшись, понимаешь: спектакль-то неплохой. По крайней мере, в нем есть что разбирать, что критиковать, чем восхищаться. Ведь игра Владимира Мойковского может вытянуть любой спектакль, мастерство этого мэтра, его понимание поэзии и чувства ритма и рифмы, его зычный поставленный голос, его нефальшивая манера представителя старой актерской школы – это восхищает и притягивает взгляд.

Хороши костюмы молодой художницы Тони Юфа, представительницы знаменитой художественной династии. Здесь тоже не обошлось без наследственного гена: костюмы для «Странных игр» когда-то делал Сергей Терентьев, арт-лохмач из медиа-центра «Vыход» и учитель Антонины. Хороша Вика Федорова в роли неадекватной корреспондентки и еще десяти удачных комичных персонажей, хорош Дмитрий Максимов в роли назойливого и скользкого страхового агента. Хорош весь ансамбль молодых артистов, водящих хороводы под Маяковского под управлением сенсея Мойковского.

Все хорошо. Если бы Тупиков не продемонстрировал одну неприятную особенность — самоповтор. Это видно и в приемах, и в штампах. Поскольку обе работы по Аверченко у Тупикова очень яркие, то и образы в них тоже нехилые. Вот и бросаются в глаза. Ну что ж. Если Михалкову можно, Рязанову можно, то почему нашему Тупикову нельзя? Если с первого раза не поняли, шутку можно повторить снова. Тем более что зрительская кровь в театре сменилась на 60 процентов. Можно перекроить, перечиркать, переставить, молодежь поднатаскать, декораций чудных наставить в виде сантехнических ярко раскрашенных труб – и вот вам актуальная постановка на каждый день. Главное, чтобы людям нравилось. И вентиляцию купили.

IMG_5596

Picture 1 of 10

Фото Яков Симанов