Интернет-журнал Республика Карелия

Фабричная девчонка

Голосовать -2 | +54 +
Фабричная девчонка

В пять лет мама, изолировщица завода «Красное Сормово», привела ее в хореографический кружок местного Дворца культуры: может, действительно у маленькой Наташи талант – дома все время танцует. Анна Яковлевна Орлова, руководитель кружка, посмотрела девочку в деле и сказала: «Какие могут быть сомнения – у вашей дочки улановские руки!». Так начался путь в искусство Натальи Гальциной, одной из самых ярких танцовщиц карельского балета, блиставшей  в главных партиях в балетах «Сампо», «Жизель», «Лебединое озеро»,  «Спящая  красавица»,  «Дон Кихот»,  «Баядерка», «Анна  Каренина».

Акт первый:

О кефире, интригах и деревне Дарьино

— Наталья Васильевна, у вас в этом году юбилей, возраст вы никогда не скрывали. Впрочем, вам ваших лет не дать. Скажите, как удается выглядеть так свежо, элегантно, молодо?

— Всю жизнь на кефире сижу. А если серьезно, то, наверное, характер такой, незлобивый, ненавижу конфликты, всячески их избегаю,  да и люди меня окружают прекрасные.

— Люди театра?

— Да, когда я служила в Музыкальном театре, нас так и называли – «9-я ударная» (по номеру театральной гримуборной): Людмила Нивина, Валентина Дорощенко, Клара Заславская, Ирина Тольская, Надежда Калмыкова, Наталья Пакентис, Галина Голланд, Лидия Добровольская и я. Мы сохранили и по сей день добрые отношения.

— Не секрет, как вели да и ведут себя премьерши в театре: интриги, склоки, безапелляционный тон…

— Это не про меня. К тому же я приехала в Петрозаводск, где уже были сложившаяся труппа, полноценный репертуар и замечательные люди. Оставалось одно – хорошо делать свое дело. Правда, хореограф Марк Мнацаканян как-то обо мне сказал, что среди солистов я такая дура, каких свет не видел. Например, уступила премьеру «Лебединого озера» в 1989 году начинающей балерине Татьяне Ледовских и ввела ее во все балетные партии в нашем театре. По-моему, это нормально. Потом, к слову, Татьяна танцевала в Большом театре, а сейчас — прима-балерина в американской кампании «Алабама балет».

— Вы прямо как Женька Шульженко, героиня пьесы Александра Володина «Фабричная девчонка»,  всем хотите делать добро. Да еще и родились в деревне с символичным названием Дарьино…

— Я думаю, что все в человеке предопределено свыше. Бог одарил меня дружбой с прекрасными людьми, которые наполняют мою жизнь смыслом и радостью.

 Акт второй:

Каторга в цветах

— Вы отлично окончили Пермское хореографическое училище, одно из лучших в стране.

— Эти девять лет, что в нем провела, я всегда вспоминаю с удивительной теплотой, там было все. И прогулки на гору Егошиху с удивительной воспитательницей Анной Дмитриевной, которая на ночь читала нам (15 кроватей в интернатской комнате) «Графа Монте-Кристо», и походы каждое воскресенье в оперный театр на балет или оперу, и, конечно, труд, труд, труд  у балетного станка. Брать в училище поначалу меня не очень хотели – ростом невысока, шаг не очень, колени широковаты. Но Ксения Андреевна Есаулова, тогдашний художественный руководитель училища, убедила комиссию, что есть что-то в этой девочке. Она же и помогала мне превращать недостатки в достоинства. А танцевать меня заставлять не надо было, хлебом не корми – дай встать к станку. Я потом, уже в театре, после женского класса часто оставалась на мужской урок.

— Вы, наверное, могли выбирать, в какой театр поступить?

— В училище пришел запрос от Игоря Смирнова из Петрозаводска — ему срочно требовалась солистка. Мы и поехали с Людой Нивиной. Тогда ведущими солистами в театре были Светлана Губина и Юрий Сидоров. И знаете — пути Господни неисповедимы — когда я поступала в первый класс, Сидоров был в девятом. На «первом звонке» именно он нес меня на своем плече… Мы с ним потом не раз танцевали вместе на нашей сцене.

— Судьба балерины, как правило, предполагает одиночество…  Гальцина все время в театре: уроки, репетиции, спектакли, гастроли. А то, что она прима, вся в цветах и славе, так это мужчине и не нужно. Он и сам с усам.

 — В общем,  все правильно. Но я уже говорила, что все нам дано свыше. Так что, чего уж Бога гневить: он дал мне дар танцевать, и я танцевала.

— По тем партиям, что вы станцевали, можно изучать историю карельского балета.

— Да, я танцевала на нашей сцене 28 лет. После того как оставила театр в 1994 году, поступила на курс педагогов в Академию русского балета имени А.Я.Вагановой в Петербурге. И хотя возрастной ценз был до 42 лет, меня приняли. Годы учебы в академии — один из счастливейших периодов в моей жизни.

— Вы мне напомнили Виолу Мальми, которая в тридцать с лишним оставила драматический театр и поехала учиться балету в Ленинград…

— Ну, и я сказала ректору: я так хочу учиться, так хочу… Потом аспирантура, защитила кандидатскую диссертацию  по истории балета Карелии.  Хотела бы ее выпустить книгой. И назвать – «Судьба моя – балет».

 Акт третий:

Танцуют все!

— Наталья Васильевна, вы написали книгу о бывшем директоре Музыкального театра Сергее Петровиче Звездине… На самом деле, о тех, кто создавал имя театральному искусству Карелии, сейчас практически не пишут. Позорно просто.

— В свое время Светлана Генкина и Римма Юшина предложили мне делать на нашем телевидении передачу «Площадь искусств». Мы сделали тринадцать выпусков. И в одной из программ Живых как раз об этом и говорила. Будь моя воля, я о самой Людмиле Филипповне написала бы книгу!

— Но о вас, я думаю, напишут. Гальцина в  балете Карелии – это имя!

 — Да, как-то я получала загранпаспорт. Меня узнали, говорят: «Ой, да вы же наша Плисецкая». Приятно, слов нет. Но для меня важно другое – я хочу продолжать служить балету. Когда я работала в петрозаводской школе искусств, то девочки, которые начинали у нас и получили профессиональное образование, стали хорошими балеринами и танцуют в оперных театрах. Екатерина Красюк — в Михайловском театре в Санкт-Петербурге, Вика  Грузнова – в Екатеринбурге, Кристина Кочетова – в Нижнем Новгороде. Сейчас я  возглавляю балетную студию при Музыкальном театре. Наши дети танцуют в «Щелкунчике», в декабре вышла премьера музыкального спектакля «Морозко», где моим девочкам я поставила все танцы снежинок, которые сопровождают героев сказки от начала до конца. Очень хочу надеяться, что нам доверят участвовать и в других спектаклях театра.

— Ваш сын не хочет продолжить танцевальную династию?

— Его детство прошло в театре, все балетные дети, пока родители репетируют, сидят и играют на ковре в углу балетного зала, а вечером за кулисами смотрят все спектакли. А дома он все время танцевал Злого Гения из «Лебединого озера», танец с оружием из «Сампо». Но это прошло. Он — поэт и историк, причем серьезный (кандидат наук). Сейчас работает в Библиотеке Конгресса США: получил грант на исследовательскую работу по американским пуританам  XVII века.

— И все же…

— Это была моя жизнь – маленький домик в Сормове, где я родилась, и огромный зал Дворца культуры завода «Красное Сормово», большие зеркала и смотрящий на нас со стены портрет Галины Улановой. Почему-то в пиджаке и с орденом Ленина на груди. Но глаза, глаза. С какой любовью она на нас смотрела! Словно говорила каждому из нас: у вас счастливая судьба, девочки, у вас есть танец!

 

 

 

  • Знакома с Натальей Васильевной лично, всегда восхищалась ею! Было очень приятно узнать немного больше ее биографию. Спасибо авторам!

    Голосовать - 0 | 0 +
    Карелочка
    15.3.2012 в 07:38
  • очнь хорошая женщина и преподаватель, у нас дочь у нее занималась.

    Голосовать - 0 | 0 +
    melifaroh
    15.3.2012 в 08:21
  • Прекрасная женщина!

    Голосовать - 0 | 0 +
    Pif-paf
    15.3.2012 в 15:46
  • Низкий поклон, Наталье Васильевне ! Моя девочка занималась у нее и осанкой и любовью к балету мы обязанны ей.Но в жизни она моложе, чем на фото(пусть не обижается фотограф).

    Голосовать - 0 | +1 +
    klizma
    16.3.2012 в 00:04

Для того, чтобы высказать свое мнение, регистрация не требуется.
Но, по желанию, вы можете зарегистрироваться или или войти на сайт
через свой профиль в социальных сетях:

  • Ваше имя *
  • E-mail
  • Сайт
  • Текст мнения *



Мы в соцсетях
Лучшие