Флаги, трубы, два ствола

Антон Миронов 13 Сентябрь 2011
Флаги, трубы, два ствола

Освещение несанкционированных митингов и шествий считается делом рискованным. У журналиста всегда есть шанс случайно попасть «под замес» и «под раздачу». В Петрозаводске, как я смог убедиться, гораздо рискованнее обращать пристальное внимание на копающий траншею экскаватор, нежели интересоваться делами несогласных.

На субботу я наметил кучу хозяйственных дел, но, как это часто случается у людей нашей профессии, личные планы успешно рухнули, когда мне сообщили о намечающейся в центре города оппозиционной акции. Примчавшись на проспект Ленина, я обнаружил, что оппозиция представлена одним-единственным человеком – Дмитрием Тимошихиным, который лет 10 назад  «звездил» под ником Димыч в карельской телепрограмме для школьников, а сейчас уже не первый год покоряет Москву.

Минувшим субботним днем в родном Петрозаводске Димыч гордо шагал в сторону озера под оранжевым флагом движения «Солидарность» и раздавал прохожим брошюрки с известным докладом Немцова. Был и еще один человек с флагом. Но он, похоже, очень стеснялся: шел немного поодаль, а намотанное на древко полотнище так и не развернул. Поэтому его, на мой взгляд, участником акции назвать нельзя.

___

Своим внешним видом Дмитрий мало напоминал политического активиста. Со стороны его скорее можно было принять за человека рекламирующего прохладительные напитки с апельсиновым вкусом или, к примеру, блины.

Своим внешним видом Дмитрий мало напоминал политического активиста. Со стороны его скорее можно было принять за человека, рекламирующего прохладительные напитки с апельсиновым вкусом или, к примеру, блины.

___

 

Проспект Ленина окончательно превратился в паноптикум, когда группе журналистов во главе с Димычем повстречалась свадебная процессия, выряженная под гангстеров и вооруженная как минимум двумя вполне убедительными муляжами огнестрельных стволов.

Проспект Ленина окончательно превратился в паноптикум, когда группе журналистов во главе с Димычем повстречалась свадебная процессия, выряженная под гангстеров и вооруженная как минимум двумя вполне убедительными муляжами огнестрельных стволов.

___

Ньюсмейкер был бодр, чего нельзя было сказать о следовавших по его следам «журах» (на фото слева на право). Я надеялся поскорее вернуться к своим хозяйственным делам, Фукс хотел пойти смотреть футбол, а блоггер Радионов намеревался укатить на велосипеде на радиоэфир. Димычу даже в шутку предлагали самому уже сообщить в органы о своих несогласованных с властями действиях. Происходящее действительно напоминало рекламную акцию: оппозиционер под конвоем журналистов спокойно прошагал вниз, а затем вверх по Ленина.

Ньюсмейкер был бодр, чего нельзя было сказать о следовавших по его следам «журах» (на фото - слева направо). Я надеялся поскорее вернуться к своим хозяйственным делам, Фукс хотел пойти смотреть футбол, а блогер Родионов намеревался укатить на велосипеде на радиоэфир. Димычу даже в шутку предлагали самому уже сообщить в органы о своих не согласованных с властями действиях. Происходящее действительно напоминало рекламную акцию: оппозиционер под конвоем журналистов спокойно прошагал вниз, а затем вверх по Ленина.

___

Наконец в районе железнодорожного вокзала Димыча остановили и пригласили в отдел. Даже общаясь с полицией, он не прекращал распространять оппозиционную литературу. Часа через полтора «герой дня» позвонил и сообщил, что после беседы его просто отпустили на все четыре стороны вместе с флагом и брошюрами. Обошлось даже без административного протокола. Димыч отметил, что в местной полиции работают очень культурные люди, которые попросили его впредь придерживаться закона и заранее уведомлять об подобных акциях.

Наконец, в районе железнодорожного вокзала Димыча остановили и пригласили в отдел. Даже общаясь с полицией, он не прекращал распространять оппозиционную литературу. Часа через полтора «герой дня» позвонил и сообщил, что после беседы его просто отпустили на все четыре стороны вместе с флагом и брошюрами. Обошлось даже без административного протокола. Димыч отметил, что в местной полиции работают очень культурные люди, которые попросили его впредь придерживаться закона и заранее уведомлять об подобных акциях.

___

Помотавшись  за никого не заинтересовавшим Димычем, я решил, что основное событие дня уже позади, и отправился по личным делам — через «ямку» у Лососинки. В районе набережной Гюллинга пришлось снова достать камеру — продолжающиеся там около недели земельные работы изменили это популярное место до неузнаваемости.

___

Не в моих правилах сразу устраивать истерику. Сфотографировать место, где еще недавно нежились под солнцем петрозаводчанки разного калибра, а теперь стало возможным сажать картошку, я решил «про запас». В планах было выяснить, что за трубу положили в траншею, выкопанную вдоль Лососинки, и проконтролируют ли городские службы восстановление рекреационной зоны.

Не в моих правилах сразу устраивать истерику. Сфотографировать место, где еще недавно нежились под солнцем петрозаводчанки разного калибра, а теперь стало возможным сажать картошку, я решил «про запас». В планах было выяснить, что за трубу положили в траншею, выкопанную вдоль Лососинки, и проконтролируют ли городские службы восстановление рекреационной зоны.

___

 

Как по закону подлости именно в момент, когда фотоаппарат сообщил, что карта памяти полна, рядом со мной возникли двое неизвестных. Один, помоложе, встал поодаль, а тот, что постарше с категорически недовольным лицом и на повышенных тонах потребовал объяснить, что я тут делаю? На ответ, что, мол, снимаю для истории, собеседник сообщил, что по технике безопасности я не могу тут находиться. При этом, стоявший в метрах пяти экскаватор, который ранее вскрывал пешеходную дорожку, в тот момент не подавал признаков жизни.

Как по закону подлости, именно в момент, когда фотоаппарат сообщил, что карта памяти полна, рядом со мной возникли двое неизвестных. Один, помоложе, встал поодаль, а тот, что постарше, с категорически недовольным лицом и на повышенных тонах потребовал объяснить, что я тут делаю. На ответ, что, мол, снимаю для истории, собеседник сообщил, что по технике безопасности я не могу тут находиться. При этом стоявший в метрах пяти экскаватор, который ранее вскрывал пешеходную дорожку, в тот момент не подавал признаков жизни.

___

Я переспросил: а если отойти на несколько метров? И получил ответ, что если я не уберусь отсюда, то у меня отберут фотоаппарат и вообще разберутся нетрадиционным способом. Поскольку оппонент был в явном неадеквате, а недалеко стоял его товарищ, я ретировался, но так, чтобы они оставались в поле зрения. Пока я судорожно искал, что можно удалить из памяти камеры, чтобы продолжить «общение», незнакомцы укатили на машине.

О журналистских промахах 

То, что со мной произошло, называется понятным словом «облажался». Во-первых, карточка в моем фотоаппарате —  на 16 гигабайт. И мне, представителю прессы,  можно было  держать ее хотя бы наполовину пустой.

Во-вторых, неизвестно, как именно бы развивались события, если бы я сразу представился журналистом. Но ситуация была патовая: у меня с собой не было рабочего удостоверения, а поскольку незнакомцы сами представляться не пожелали, я просто сообщил,  что перед ними гражданин Российской Федерации. На что собеседник без мата, но с характерной интонацией выдал: «Гражданин, на… Федерации, вали, пока цел, бездельник». В-третьих, предупреждение, что у меня могут отобрать камеру, – фактически заявление о готовящемся преступлении, и можно было сразу звонить в полицию, чего я не сделал.

Выводы и вопросы

Я не могу утверждать, что незнакомцы имеют отношение к коммунальной конторе, которая перекопала пешеходную зону в районе набережной Гюллинга. Возможно, они просто решили развлечься, а может, действительно распереживались насчет моей безопасности и подумали, что мне угрожает не только экскаватор, но и мой фотоаппарат.

Теперь я точно позвоню в мэрию и выясню, вернут ли горожанам прежний облик «ямки». Кроме этого, я обращусь в прокуратуру и попрошу проверить, нет ли нарушений при проведении земельных работ. А то уж слишком подозрительной выглядела реакция встреченных мною граждан на съемку.

P. S. Наша «ямка» далеко не Химкинский лес, и мне очень далеко до Кашина. Но в я готов поклясться, что в моей почти 20-летней профессиональной истории именно в Петрозаводске подобное произошло впервые. И мне это очень не понравилось.