«Как чувствуете, так и пойте! »

1 июня, в День защиты детей, в филармонии давали концерт Zdob Si Zdub. Солист группы Роман Ягупов сам по себе производит впечатление не взрослого человека. Его страшно заинтересовали камера нашего фотографа, пленка, на которую он снимает, процесс проявки. Он на ходу импровизирует и получает от этого удовольствие. Без малейшего проявления пафоса.

— Вот Горан Брегович, которого отчислили из музыкальной школы за отсутствие таланта,  прославился во многом благодаря фильмам Эмира Кустурицы. Это не ваш путь? Есть ли режиссер, с которым вам хотелось бы сойтись?

— Совсем неважно, что поможет твоей известности: саундтрек к хорошему фильму или какой-нибудь собственный хит.  Путь творческого человека  – это путь его таланта. Не всем удалось попасть в кино. Брегович играл в рок-группе, а потом спродюсировал балканскую музыку к фильму «Андеграунд». Конечно, каждый музыкант или вообще артист был бы не против, чтобы его работы попали в интересное творческое кино. Я был бы рад, если бы наша музыка звучала в каком-нибудь хорошем арт-хаусном фильме. У нас есть композиции, которые многие не слышали.

— Раневскую раздражало вечное на улицах: «Муля, не нервируй меня». Вас не обижает, что основная часть публики судит о вас по одной песне «Видели ночь»?

— Ну и прекрасно. Нас это не обижает. Наоборот.

— Вы – не группа одной песни?

— Я считаю, что нет. Может быть, просто наши песни не подходят под стандарты – форматы радиостанций, — поэтому их никто не слышал. А этот кавер прозвучал везде. Это часто бывает. Даже у писателей. У нас много песен, экспериментальных работ. Сейчас вышел новый альбом – записали в Германии еще один эксперимент на винил.

— Кто сейчас слушает виниловые пластинки?

— В Европе это такой прикол.  Сейчас продаются хорошие виниловые проигрыватели. Звук другой, теплее.

— У вас есть дома такой проигрыватель?

— У меня условий нет. Но об этом я стараюсь в интервью не говорить.

— «Бурановские бабушки» на «Евровидении» – это не прикол?

— Бабушки очень симпатичные. В этом есть и юмор, и позитив, и фолк… Мне кажется, что достаточно симпатичный номер.   За них не было стыдно. Мы и сами с бабушками выступали в Киеве.

— Вы два раза выступали на «Евровидении». Это как-то отразилось на судьбе вашей группы?

— Вообще никак, кроме того, что о нас что-то узнали.  У нас мало эвентов, а надо было оригинально представить страну.

— Брегович давно живет в Париже, а вы до сих пор в Кишиневе?

— Каждый живет там, где ему нравится. В Молдавии у нас друзья, знакомые, наши семьи, репетиционная избушка, энергетика. Дом. Дом должен быть один. Мы – своеобразный коллектив, который жил только у себя, в Кишиневе.

— Фолк как основа вашего творчества откуда появился?

— Есть регионы, где живы народные традиции: Украина, Молдова, Карпаты, Румыния. Здесь  много интересного фольклора, музыка очень богатая. Русские рокеры — Цой, БГ, «Зоопарк» -  в свое время поняли, что можно петь по-русски. Мы со временем осознали, что можно и на молдавском петь.  Хотя сначала мы пели только на английском языке. Нет, пойте на любом удобном для вас языке! Как вы чувствуете, так и пойте.  У нас на родине так много музыкантов фольклорных, все это живо.  Мы стали экспериментировать с фолком, интерпретировать его, стилизовать…  Много слушали балканской музыки. Брегович же не сочиняет музыку, он делает свои аранжировки на основе свадебных и других песен.

— Как европейцы произносят название вашей группы?

— Я не помню. Когда мы придумывали название, то ориентировались, главным образом, на то, чтобы оно было не английским.

Юмор – это коронная вещь в вашем творчестве?

— В наших текстах нет особой философии, как у Цоя, например. Нет социальной проблематики, как у Шевчука. Наши тексты достаточно примитивные, юмористические.  Сам я – не вождь и не обличитель. Я понимаю, что мой главный козырь – это позитивное отношение к жизни.  Вот эту радостную энергетику я и дарю.

— На свадьбы вас зовут?

— Зовут. В основном земляки.

— Почти за 20 лет совместной работы вы не надоели друг другу?

— Бывает, что устаешь на гастролях. Но это же любимое дело!  Многие люди работают на нелюбимой работе, страдают, ищут себя, а у нас все гармонично.

— Правда, что вы все из одного класса?

— Из одной школы. Наша группа называлась сначала  Santa Maria. Тогда мы играли другую музыку. Потом мы придумали название Noise. Только после этого появилось Zdob Si Zdub.

— Говорят,  теперь у вас немецкий продюсер?

— Это был проект с немецким продюсером. Только одна пластинка. Как эксперимент.

— Он не стал приспосабливать вас к коммерческому звучанию?

— Мы всегда были коммерческой группой.  Это не значит, что мы плохо играем.

Расскажите про балканский стиль!

— Балкан мьюзик – это целое направление. От ресторанных произведений до социальных.  Balkan Beat Box – знаменитая группа, играющая в балканском стиле.  Говоря о стиле, я имею в виду особый балканский лад, построение музыкальной фразы, отличное от русского фольклора или японского. (Поет на все лады) Как шифр, код. Ноты из балканского звукоряда. Плюс язык. Но это все относительно. Музыка – это бесконечность.

— Вы с Кустурицей выступали. Как оно было?

— Большой респект ему как художнику. А его  группа… Играет стеб, панк…

— Ему не захотелось взять вас к себе в кино?

— Таких, как мы, много. Он о вечных вещах снимает.

— Вы славу ощущаете?

— Я не пафосный человек. Для меня все люди равные. Не превозношу себя над кем-то.

— С Софией Ротару не выступали?

— Хотели когда-то что-то спеть вместе. Были вместе у Матецкого в гостях. На проекте КВН спели «Хуторянку». Если мы мечтаем о чем-то, обязательно происходит. Сейчас все меньше мечтаем с возрастом.

— Футбольный трек «Го-о-о-л» как возник?

— Так это нас попросили. Мы объяснили, что у нас нет времени придумывать футбольные треки. Говорим: «Ну, вот есть эскизы, выбирайте». Они выбрали песню, которая у нас  не получалась. Так возник трек для футбольного клуба «Олимпия».

— Вы поете с самыми разными людьми, от Михалка до Виторгана. Легко приспосабливаетесь?

— Мы не капризные. Когда у тебя нет никаких шансов и возможностей, то нужно просто идти вперед  и делать все, чтобы прорваться и выбраться. Представьте себе – Молдова. Граница бывшей российской царской империи. Периферия. В 90-х все рухнуло. Выбор понятен: либо сгинуть, либо прорваться. Это дает силы, чтобы петь громче всех, кричать, играть на всем, чем только возможно и использовать все,  чтобы тебя заметили. Жизнь как заплыв через океан – перестал грести – идешь на дно. Вот и все.

— В Петрозаводске вы выступаете 1 июня, в День защиты детей. От чего, по-вашему, нужно защищать детей?

— Нужно следить, чтобы детей не сломали взрослые. Детям нужно дарить любовь и создавать вокруг гармонию, чтобы они окрепли. Чтобы, повзрослев, могли противостоять этой жизни, достаточно жесткой и опасной. Но на детей никогда нет времени. Включают им мультфильм, оставляют их… Большая проблема человечества – недостаток любви к детям. Их запугивают и уродуют. И этот ребенок потом искалечит и своих детей. Мне повезло с родительской любовью.