Капитан Ноева ковчега

Сергей Лапшов 13 Май 2013
Зоокомплекс «Три медведя». Фото: Виталий Голубев

Зоокомплекс «Три медведя», официально входящий в республиканский туристический  реестр, — это три гектара лесов на берегу Сямозера близ деревни Сяпся Пряжинского района. Его хозяин и создатель Василий Борисович Попов — из тех, кого не слишком удачно называют энтузиастами: без таких людей подобные дела не делаются. Человек он увлеченный. Когда говорит о своих животных, чувствуется не только знание предмета, но и любовь. В то же время Попов — реальный хозяйственник с деловой хваткой, которая и позволила ему создать с нуля этот, без преувеличения сказать, феномен. 

Не тюрьма, а санаторий

День нашего визита, как назло, выдался непогожий — моросил холодный дождик. Но нет худа без добра — посетителями мы оказались единственными. Отказавшись ради нас от утренней  прогулки с охотничьими собаками, директор «прогулял» по территории нас, корреспондентов.

Лисица. Зоокомплекс «Три медведя». Фото: Виталий Голубев

Мы познакомились с полусотней его питомцев — мохнатых, хвостатых, зубастых, когтистых, клыкастых, пернатых, полосатых, пятнистых, парно- и непарнокопытных, хищных, всеядных и травоядных, лающих, блеющих, млекопитающих, крохотных и гигантских, местных и экзотичных. Признаться, ощутили забытое детское чувство от близкого контакта с дикими животными, которое бывает только в зоопарке.

Зоокомплекс разделен на две части — одну, у песчаного пляжа, составляют комфортабельные жилые и гостевые дома, беседки с костровищами, вигвам, кафе, баня, причал, туалет. Это зона для людей — летних туристов, которая, в общем-то, не является темой нашего повествования, но от которой в экономическом аспекте сильно зависит существование другой зоны — зоопарка, где в вольерах и оградах содержатся звери.

Иные защитники природы зоопарк называют тюрьмой для животных, но, по убеждению Попова, у него здесь не тюрьма, а санаторий. Звери здесь размножаются, а размножаются они только там, где им комфортно. Зоокомплекс – не только популярное место школьных и семейных экологических экскурсий и студенческой практики, но также и тренировок, и соревнований охотничьих собак. Сейчас в обслуге пять человек, включая самого Попова, летом больше. Кроме того, приезжает ветеринар.

 Всякой твари — по паре 

Первыми жильцами зоокомплекса стали три уволенных в отставку ветерана столичной арены, полученные благодаря помощи известного укротителя, тогдашнего главы Росцирка  Мстислава Запашного. Они и дали имя зоокомплексу. Дальше – больше.

Постепенно образовался целый Ноев ковчег: медведи с медвежатами, кабаны с их полосатеньким потомством, волки и волкособаки, рыси, леопард, лисы, песцы, барсуки, еноты и енотовидные собаки, хорек, чета сибирских соболей, сова-неясыть, прекрасно уживающаяся с голубями, гуси и утки, в том числе заморские, драгоценные шиншиллы. Так называемый «подарок Путина» — ездовая гнедая кобыла тракененской породы (выведена порода в свое время для тевтонских рыцарей). Были ранее также лоси и северные олени, которых выпустили на волю. Выпускали еще кабанов, беркута Джамала — его видели на кудамских болотах и острове Большой. Отправили на вольные хлеба и медведицу-циркачку Дашу Первую — ее потом наблюдали в лесу с медвежатами.

Трудные судьбы 

Попадают звери сюда  разными путями — кого-то приобретают, осиротевших детенышей  приносят охотники, дарят своих животных убыточные зоопарки и владельцы частных зверинцев. О многих из них надо писать отдельные рассказы.

Камчатского медведя Потапа, например, передала три года назад Олеся Плаксина, экс-«мисс Карелия», это дар какого-то ее сибирского почитателя.

Медведица в вольере. Зоокомплекс "Три медведя". Фото: Виталий Голубев

Молодую леопардиху по кличке Муся подбросили прошлой весной. Голодного и больного котенка Попов с сотрудниками еле выходили. Теперь красивый и незлой к людям зверь обитает в собственных апартаментах — большом двухсекционном вольере.

Давняя мечта Попова – получить в свою коллекцию беловежских зубров, но Минприроды  все еще не дает разрешения на содержание «краснокнижных» животных.

Во время нашей встречи позвонили из района, предлагали принять раненого лосенка. Попов в принципе согласился, но с условием: перспективного обитателя надо сначала понаблюдать и подлечить.

Дела семейные 

Неподалеку от хозяйства одиноко бродит на цепи на длинном тросе еще одна медведица по кличке Тиша. Это так называемый притравочный пункт с вышкой, куда охотники водят своих лаек. Медведей посылают сюда «служить» не навечно — потом их переводят в другие жилища. По словам Попова, Тишу здесь тайно посещал лесной медведь, следствием чего стало появление двух милых медвежат. В этом брачном сезоне другой «невесте», Даше Второй, предстоит «марьяж» в общем вольере с огромным камчадалом Потапом. В общем, жизнь продолжается, а также эксперимент по репродукции медведей в полуневоле.

Кстати, зоологи утверждают: после того как люди у медведицы заберут детенышей, вернуть их матери будет уже невозможно, отвыкнет, не признает, порвет – ведь медвежата пахнут человеком.

Василий Попов с медвежатами

Василий Попов с медвежатами. Фото: Виталий Голубев

«Папой  и мамой» этим медвежатам будет человек по фамилии Попов. Мы наблюдали трогательную сцену, как «детишки» размером чуть побольше меховой шапки, взятые им на руки, преданно мусолили ему лицо.

А пока что эти «мягкие игрушки» резвятся вместе со щенятами, гуляют на поводках, однако потом, когда повзрослеют, режим содержания у них будет другой. Укротителям цирков и работникам зоопарков хорошо известно: медведь — зверь самый опасный и самый непредсказуемый, сколько его ни корми.

К вопросу о травле медведей 

Парадоксально, но основал в 2004 году этот знаменитый ныне зоокомплекс охотник-любитель Попов на угодьях хозяйства Общества охотников и рыболовов, хотя, казалось бы, охотникам, по распространенному мнению, только дай настрелять побольше братьев наших меньших. Целью поначалу было приобретение медведей для притравки зверовых лаек. Используются здесь медведи, кабаны и барсуки как учебные «охотничьи тренажеры». Недавно в зоокомплексе прошли очередные межрегиональные соревнования карельских лаек. Это вызвало протестные обращения в управление охоты: мол, как же так, дети приезжают учиться любви к животным, а рядом их травят злыми собаками!

Василий Борисович защитникам животных возражает: при притравке лаек дикие звери не страдают, ведь редкая лайка осмелится цапнуть медведя или кабана сзади «за штаны». Барсука тоже обидеть нелегко, этот может постоять за себя, запросто собаке лапу прокусит. Тут, скорее, лайкам надо опасаться, но у них служба такая, дипломы надо отработать.  Учебная задача четвероногих помощников охотника – наскакивая, грамотно облаять зверя, заставить его остановиться, перейти к обороне, чтобы хозяин мог выстрелить. Или же, наоборот, прогнать агрессивного медведя или кабана подальше. А на что такая собака нужна, если сразу бросается хозяину в ноги.

Для Попова это не теория, а собственный опыт. Однажды в июне, в период гона, он   напоролся на медведя с медведицей, занимавшихся продолжением рода. Обозленный хозяин тайги, которому обломали кайф, бросился на человека. Спасли от гибели верные западносибирские лайки и не оробевшие товарищи с кольями — медведь дал деру. Попов же в итоге полежал в больнице с температурой, но шрамы на спине от страшных медвежьих клыков остались.

Василий Попов с волком. Фото: Виталий Голубев

«Нельзя применять в отношении к животному миру нормы человеческой морали, — говорит хозяин зоокомплекса. — Дикий зверь обречен или стать жертвой хищника, или попасть под выстрел охотника, или умереть с голоду. Там свои обычаи. Когда, например, медведь встречает медведицу с медвежонком, он его убивает и спаривается с самкой, чтобы продолжить свой род – при этом для медведицы половой инстинкт оказывается сильнее инстинкта материнства».

Попов разъясняет, что в зоопарке человек содержит зверей, заботится об их пропитании, но при этом одни в случае надобности могут стать пищей для других, и это нормально.

На вопрос о слухах, что звероферма Попова поставляет медведей заезжим высокопоставленным охотникам, Василий Борисович отвечает почти обиженно: «Хотя я животным полноправный хозяин и собственник и надо мной есть надзорные органы — управление охоты Россельхоза, Россельхознадзор, на всех зверей надо акты писать. Почему я вас, журналистов, опасаюсь? В том году медведь выбрался из вольера и ушел гулять. А заезжая корреспондентка со слов одного местного жителя, которого я выгнал с работы за пьянку, в статье написала: у Попова постоянно медведи по Сяпсе бродят! Приезжали четыре комиссии…»

Человек животному — друг 

Попов по первому образованию — учитель физкультуры, родом из поселка Пай, известного некогда своим зверосовхозом. Потом получил еще четыре образования, что сильно помогло ему в девятилетнем созидании хлопотного зоохозяйства. Основал дело с помощью западных друзей на европейский кредит, за который пока удается платить взносы — там проценты не российские. Очень помогают спонсоры. У вольеров видел табличку: такого-то зверя содержит доктор биологических наук такой-то.

Герою нашего репортажа 64 года, хотя и выглядит лет на десять младше. Преемника у него, к сожалению, нет. У нас ведь как бывает? Есть человек – есть дело. Уйдет человек – создаваемое годами глохнет, распадается.

Планов на будущее у Попова много. Например, обучить  волков и волкособак ходить в ездовой упряжке. А мечта Василия Борисовича, в прошлом спортсмена-боксера, воспитанника знаменитого тренера Левина, — создать здесь летнюю школу единоборств «Северный Шаолинь».

Другую свою давнюю мечту Попов уже осуществил — при въезде в зоокомплекс построил деревянную церковь в память святого Василия Великого Кесарийского, византийского епископа IV века, известного основанием монастырей, странноприимных домов и богаделен. В общем, подвижника, близкого по духу своему тезке…

Василий Попов с барсуком. Фото: Виталий Голубев