Интернет-журнал Республика Карелия

Король Мар и королева Мати

Голосовать -9 | +62 +
Король Мар и королева Мати

Мариуш Вильк – это часть современной карельской легенды. Человек мира с богатой на события биографией, осевший в большом доме в заонежской деревне Кондобережская. Там он проводит значительную часть времени, пишет книги и вместе со своей женой Наташей растит дочь Марту. Между делом летает по миру, участвует в столичных литературных конференциях, пишет тексты для толстых журналов и по-своему реагирует на процессы, которые происходят в современном обществе. Свой мир Мариуш называет Зазеркальем и противопоставляет его жизни медийной, не свободной от форматов и навязанных законов, ломающей естественный ритм человека. 

В 55 лет он стал отцом, и это обстоятельство настолько перевернуло его жизнь, что все сформулированные им жизненные принципы теперь напрямую связаны с взрослением пока еще трехлетней Марты. 

— Вы по-прежнему живете в деревне?

— Деревня Конда – это наше летнее родовое гнездо. Там родилась наша дочь. Поскольку она еще маленькая и ей тяжело весь год жить на севере  – не хватает солнца и света — на зиму мы стараемся вывозить ее к теплу и морю.

Для чего летят на север дикие гуси? Чтобы любить друг друга, откладывать яйца, кормить птенцов и учить их летать. На севере тише, спокойнее, нет музеев и туристов. И спокойно можно выращивать маленького гуся. Сейчас мы тоже растим своего гуся, но скоро начнем летать. Уже летаем. Первая зима прошла у нас на русской печке. Вторую зиму мы провели в Крыму. Сейчас повторяем первую зиму, съездили только в Польшу, чтобы она почувствовала язык и познакомилась с бабушкой и другими родственниками.

— Ваша жизнь теперь полностью зависит от ребенка?

— Это не ребенок. Это – дочь. Я называю ее именно русским словом «дочь», которое заканчивается на мягкий знак, а не польским «цурка». Когда она родилась, жизнь перекрутилась – встала с ног на голову. Точнее, наоборот – с головы на ноги. Дочь дала смысл предыдущей части моей жизни. Я ведь уже долго живу. Мне было 55 лет, когда она родилась.

Еще до ее рождения я был на Лабрадоре. Это север Канады. И там встретил инуитского шамана. Мы четыре дня плыли вместе на барже, было время разговаривать. Он говорил, что каждая страна мира соответствует определенной части жизни человека. Восток – это детство, юг – молодость, запад – зрелость, север – старость и смерть. И тогда я сказал: «Я 16 лет живу на севере, значит, я вошел в старость и пора умирать?» А он посмотрел глубоко мне в глаза и сказал: «Ты скоро начнешь второй круг». Это было за несколько месяцев до зачатия Мати.

— Прикладная получается у вас география!

— Каждый живет там, где может заработать деньги. Я же очень долго доходил до свободы дикого гуся. Мне рождение дочери  дало «копа», энергию по-польски. Или «ки» – если говорить по-китайски.

— Вы – свободный человек?

— Абсолютно! Знаешь, почему? Я не польский писатель. И не русский писатель, который пишет на польском языке. Я уже дальше. Я – король Мар, и у меня – королева Мати. Мы так играем.  А национальность тут ни при чем. Знаешь, какие книги стоят у меня на полке?

— Маршак и Барто?

— Самые важные для меня писатели, книги которых я изучаю последние годы, — это Никола Бувер – вагабомбо, бродяга, лучше сказать странник. Зебальд — немец, который жил в Англии. Кеннет Вайт – шотландец, который написал: «Елки-палки, невозможно всю жизнь быть шотландцем!» и уехал на север  Франции. Фермор, который всю почти жизнь жил на Пелопоннесе в Греции.

— Вас интересует люди, которые не живут на родине?

— Которые летают по всему миру и где-нибудь находят свое гнездо.

— Вы тоже такой странник?

— Я с 1989 года в дороге. Я это называю по-другому: я топчу свою тропу.

— Это же каждый делает так-то…

— Нет. Большинство людей ходят улицей, по тротуарам. У меня в деревне магазин находится в четырех километрах от дома. Я хожу туда в своем ритме. Когда живешь в своем ритме, ты – цельный человек. Когда бежишь на работу, опаздываешь, встаешь у светофора, получаешь стресс. Большинство людей живут не в своем ритме. Они идут по широкой, медиальной улице. Реклама подсказывает им, куда двигаться.

— Вы в каком возрасте стали думать про свою тропу?

— Суть не в возрасте. Суть — в определенных событиях, которые происходили со мной. Я долго шел утоптанными путями. Много ездил как корреспондент. Видел войну в Персидском заливе, был внутри Белого дома в Москве во время путча. На Ямале, где газ. И, наконец, видел первую войну в Абхазии. Вот там я понял не только умом, но и душой, что путь корреспондента хуже, чем путь режиссера порнофильмов. Корреспондент снимает смерть людей, самое интимное и страшное, то, что нужно проживать в одиночку. Я это понял в Абхазии, когда бандиты на моих глазах насиловали девочку… После всего этого я поехал на Соловки, где встретил настоящего монаха, отца Германа. Он сказал мне: «Зачем ты путешествуешь? Остановись. Посмотришь, что уйдешь дальше».

Я тогда девять с половиной лет жил на Соловках. Ходил на яхте по Белому морю. Пару раз по семейным делам ездил в Польшу. Север стал для меня кельей. Тогда меня увлек на долгие времена исихазм, такое течение в православии, мистическое. Практика исихазма напоминает индийскую йогу. Я был очень в это погружен.

Но я искал язык, я лингвист по складу ума. И когда осознал существование письменности древнеславянского языка, то я для себя мир открыл. Огромную тропу, не выходя из кельи. Прочитал все 20 томов «Библиотеки литературы древней Руси» под редакцией Лихачева. Изучал оригинальные тексты и их переводы. И одновременно глубоко входил в исихазм. После этого так случилось, что на Соловках меня нашел другой «старец» – Ежи Гедройц. Знаменитый редактор журнала «Культура», который так же влиял на общественность, как «Колокол» Герцена. Ежи Гедройца называют огородником современной польской литературы.  Так на мою духовную тропу наложилась тропа писательская, языковая. Я смог оставлять следы на тропе в виде книг. Спасибо Гедройцу – он помог мне выработать свой ум. Ум – важное слово для меня. Я даже написал для «Словаря старых польских слов» статью об уме.

— Что для вас значит это слово?

— Когда увидел свою дочь, то это был ум на цветке лотоса. Чистый ум в падмасане. Ум для меня связан со многими вещами. Например, север для меня – это состояние такого пустотного ума, в который можно впустить все, что хочешь.

— У меня сложилось впечатление, что вы просто хотите жить не так, как все. Это не так?

— Ты изначально плохо поставила вопрос. Знаешь, почему? Потому что ты живешь в медиальном мире, в мире виртуальном. Моя подруга, польская писательница, называет этот мир сифилизацией. Ты живешь в этом мире и оцениваешь все, включая меня, своими мерками. Тебе кажется, что мне хочется как-то выглядеть или перед кем-то что-то играть. На самом деле я живу в Зазеркалье, а ты — в мире зеркал. Все эти  экраны телевизоров, мониторов, телефоны, компьютеры — все это виртуальный мир, где важно позиционироваться, чтобы не быть похожим на других. Мне это до лампочки. Потому что я живу там, где нет зеркал. Там друг другу в глаза смотришь.

— А почему у вас очки?

— Потому что я приехал в сифилизацию. И в моих очках ты видишь себя, а не меня.

— Но вы все же знаете, что вы живете не так, как все…

— Очень много людей так живет. Я тебе называл имена.

— Вам нравится, что вы – особенный?

— Мне до лампы! Мне абсолютно безразлично, нравлюсь я кому-нибудь или нет. Единственно, кому я хочу нравиться в мире, — это моя дочь. И еще моя жена Наташа, хотя я знаю, что она не все во мне принимает. Но хочется нравиться и ей.

— Свобода ваша требует жертв?

— Многих. Например, жертвы денег. Сифилизация живет деньгами. Я живу в Зазеркалье, там деньги не важны.

— Значит, это и не жертва для вас?

— Конечно, мне было бы удобнее иметь в доме теплую воду. Я беру воду из проруби зимой. Это неудобно. И когда пурга и минус 35, это очень неудобно. Но зато я не плачу за теплую воду.

— Комфорт — единственная вещь, которую вы приносите в жертву?

— Есть и другие. Например, я очень люблю кино. Там у меня этого нет. Я не смотрю фильмы на экране монитора. Вообще компьютер и Интернет использую только для переписки. При всем своем чудачестве я – традиционалист.

— Какое вы любите кино?

— Сейчас мое кино – «Феи: тайна зимнего леса». Собираемся сегодня посмотреть его с дочкой в кинотеатре. Когда-то я профессионально занимался кино, писал рецензии. Мне очень нравился Антониони, его фильмы «Фотоувеличение», потом – «Профессия: репортер», потом – «За облаками». Я очень любил Бунюэля, Вима Вендерса… Но кино отошло от меня. Сейчас в Питере я смотрел «Любовь» Михаэля Ханеке. Но это уже не мое кино, не событие. Последнее событие  — фильм Сокурова «Фауст», который потряс меня до глубины души. Все остальное…  Да в Петрозаводске и нет такого кино.

Потом я бы очень хотел сейчас походить с дочерью на хорошие концерты. На Джаггера, Боуи, Коэна… Но она любит певицу Адель, и я с ней танцую под неё.

— Вам хочется, чтобы дочка была на вас похожа?

— Я не хочу, чтобы она шла моей тропой. Моя задача заключается в том, чтобы максимально научить ее летать, расширить мир, чтобы она потом сама могла выбирать, где ей гнездоваться. Захочет жить на Крите – пусть живет на Крите или на Камчатке, или в Лиссабоне. Я хочу, чтобы она знала разные языки, чтобы спокойно чувствовала себя среди богатых и среди бедных.

— Ваши родители давали вам такие возможности?

— Нет, я шел сам. Когда ты – член профсоюза в 10 миллионов человек, какая может быть индивидуальность? И не все шло так, как я хотел.

— Сбегали из дома?

— В 16 лет ушел из дома и с этого времени жил за свой счет. Моя мама была учителем, довольно деспотичным человеком. Когда ушла на пенсию, стала режиссером театра для детей – полная диктатура. А я – анархист всю жизнь.  Дотерпел до 16 лет и ушел.

— Куда?

— Я тогда бросил школу, приходилось зарабатывать. Первое время жил «с покера». Профессионально играл в карты на деньги. В покере для денег ты всегда играешь с кем-то против кого-то. Я играл с другом, фраер не имел шансов выиграть. Мы просто лишали его денег, отдавая ему взамен долю эмоций. Сейчас мне это не нужно. Я зарабатываю гонорарами. Не много, но хватает, чтобы летать с дочерью.

— Ваша жизнь – хороший материал для фильма. Вам сценарии писать надо!

— Я сейчас на перепутье, меняю направление. У меня появился третий учитель, самый главный – моя дочь. Сейчас я пишу для нее. Скоро закончу книгу «Мартуше» — это резюме 20 лет моих поисков тропы… Весной начну новый цикл – «Осваивание мира». Тоже для дочки, чтобы она ощущала весь мир своим.

— Живете ради дочки? 

— Без нее что я могу? Написать две-три книги? Прибавить еще десяток путешествий к сотне уже совершенных? И что с того? Это мой второй круг, вторая жизнь. Я сейчас молодо себя чувствую. Даже энергии физической стало больше. Мое эго исчезло.

— А что будет, если вам не понравится тропа, которую она выберет?

— Я надеюсь, что не доживу до этого. В этом преимущества пожилого отца.

— В 70 лет где вы себя представляете?

— Думаю, что в это время я буду жить где-нибудь на юге Греции или Франции, например, в Провансе. Буду подстригать листья винограда на старости лет. А дочка будет приезжать до папы на вино и сыр. А здесь будем проводить лето. У нас огромный дом, много планов, связанных с ним. Хорошо бы сделать его таким местом, куда могли бы со всего мира прилетать люди-дикие гуси, где писатели, музыканты и художники встречались бы друг с другом.

 

 

  • Классное интервью :)

    Голосовать - -3 | +11 +
    Эд
    14.12.2012 в 13:43
  • Интервью — зеркало, только не пойму кого — того, кто берет интервью, или того, кто дает интервью. Оба неприятны.

    Голосовать - -9 | +3 +
    принцесса Микаэлла
    14.12.2012 в 22:11
    • Может ваше принцесса? Давно не смотрелись?

      Голосовать - -3 | +4 +
      paradise
      15.12.2012 в 02:11
    • сам персонаж, действительно, вызывает какое-то неприятие. но это благодаря тому, что интервью действительно хорошее и позволило человеку достаточно раскрыться.

      Голосовать - -6 | +3 +
      kex
      15.12.2012 в 12:15
  • Неприятие? Да, вы что, господа? Инопланетяне? Наоборот, он классный персонаж. Таких необычных и в то же время позитивных по мироощущению людей редко где встретишь. А если он вам неприятен, то он же сказал почему — он живет в Зазеркалье, а мы — в сифилизации. Так вы хотя бы выглядывайте иногда в другой мир. Например, благодаря таким интервью.

    Голосовать - -4 | +8 +
    Занудный тип
    15.12.2012 в 14:16
  • Герой хоть и живет в Зазеркалье, но планы имеет вполне «зеркальные» — жить в Провансе и иметь огромный дом. Я тоже хочу жить в Провансе на старости лет, но отдаю себе отчет в том, что это слабо осуществимо.

    Герой интересный. Однако, не менее интересны женщины, выбирающих таких героев... Желаю большого счастья этой семье.

    Голосовать - 0 | +10 +
    читательница
    15.12.2012 в 19:40
  • Анна Гриневич, простите, что пишу не по теме публикации.

    Все наши новостные сайты отчитались об установке тренажеров Маркелова на набережной. Я сегодня прочитала комментарий в «Губернии» о том, что мы практически ничего не знаем об этом непростом человеке и заинтересовалась... И вот, что прочла в Интернете — «По оценкам журнала Forbes: «…компания Маркелова занимает до 70% российского рынка»»!

    Так я что хочу сказать. Нельзя ли устроить интервью с Вадимом Маркеловым и написать о нем статью? Я думаю, многим было бы интересно.

    Голосовать - -1 | +4 +
    читательница
    17.12.2012 в 14:50
    • Я подумаю, спасибо. У нас еще не было бизнесменов, тем более попавших в Форбс!

      Голосовать - -1 | +3 +
      19.12.2012 в 23:48
      Автор поста
  • Мда, помню встречу с Вишневским в Финском театре. По сравнению с вышеупомянутым товарищем — светлейшая личность! Но весь — та самая сифилизация))

    Уход — это не ново, естественно (вспомните хоть Толстого), но бывает необходимо для сохранения себя самого, если у тебя есть планы на эту жизнь помимо смотрения на рекламу)) И это можно только уважать. На этой же Республике была статья о бизнесмене, который вдруг взял и уехал в деревню. И все там было взаправду! В смысле рассуждений почему и зачем, хотелось верить. Кроме одного: это было 1 апреля. А тут не первого и не второго, а действительно правда. Но складывается такое ощущение. что корреспондент был вовсе не готов к интервью или сосчитал, что это будет интервью с обычным сифилизатором)

    Голосовать - -5 | 0 +
    Хмм
    19.12.2012 в 05:22
  • Да, и еще: могли бы и книжечку какую данного автора перед интервью прочитать))

    Голосовать - -6 | 0 +
    Хмм
    19.12.2012 в 05:24
    • Я не очень поняла пожелание. С чего вы взяли, что я не готовилась? Почему решили, что я не читала книжек?

      Голосовать - -1 | +4 +
      19.12.2012 в 23:49
      Автор поста
  • Прочитала интервью с волнением. И Мариуш Вилк удивительный, странный, загадочный (общалась с ним один раз) и Аня Гриневич, которая находит таких героев. Спасибо.

    Голосовать - 0 | +3 +
    Р. Мустонен
    24.12.2012 в 22:21

Для того, чтобы высказать свое мнение, регистрация не требуется.
Но, по желанию, вы можете зарегистрироваться или или войти на сайт
через свой профиль в социальных сетях:

  • Ваше имя *
  • E-mail
  • Сайт
  • Текст мнения *



Мы в соцсетях
Лучшие