Интернет-журнал Республика Карелия

Ковчег построил дилетант

Голосовать -3 | +75 +
Ковчег построил дилетант

Писатель Гришковец написал целую книжку про интерес мужчин к морю и кораблям. Сказал, что женщинам этого не понять. Это же обидно, поэтому, каждый раз разговаривая с мореманами, хочется выяснить, почему некоторым не живется спокойно на суше. Нет чтобы налаживать быт на земле, делать карьеру, строить дом и населять его людьми и животными…

Ярослав Левкин уже четвертый сезон проводит на Соловках. Вместе с людьми из разных мест строит корабль для того, чтобы потом на нем куда-нибудь далеко уйти в море. Он живет то в общежитии, то в автомобильном трейлере. Читает списанные журналы и открывает для себя новые имена. Ему сорок лет, и такая жизнь ему по душе.

— Что вы делаете на Соловках?

На Соловках мы строим яхту. Реплику, не совсем точную копию судна, на котором Петр Первый впервые пришел на Соловки в конце XVII века. Все началось с того, что было основано Товарищество северного мореходства. Это общество историков, мореходов и искусствоведов взяло в аренду полуразрушенный амбар для гребных судов, восстановило его. Там открыли музей истории поморской культуры и вот решили построить судно для своих экспедиций по Белому морю.

Вы – кораблестроитель?

Стремлюсь к этому. Я вообще начинал руками работать с мебельного производства. Тяга была к чему-то творческому и возвышенному. Первая моя судостроительная школа – «Полярный Одиссей» Дмитриева.  Довольно суровая, но очень интересная. Потом начал изучать рынок труда по этому вопросу и однажды на сайте Товарищества северного мореходства увидел объявление о вакансии. Списались, приехал. Вот четвертый сезон уже…  Строим и параллельно обучаемся морехождению.

Не страшно строить судно по чертежам, без опыта?

Согласен, это большая ответственность, но мы стараемся делать все точно. Выходит народный такой корабль. На самом деле, есть даже поговорка: «Профессионалы построили «Титаник», а ковчег  – дилетант!»

И куда вы потом пойдете на своем корабле?

Поначалу будут тренировочные походы в районе Соловков. Основной поход намечается на Вайгач, в сторону Карского моря. А потом, надеюсь, появятся кругосветные дела.

Зачем строить старые корабли, если существуют технологии для постройки современных судов?

— Деревянный корабль – это красиво. Красота очень важна в жизни. Дерево живое. Почему люди строят срубы? Эстетическая сторона – это важно. Радует глаз – разве нет?

— Разве можно куда-нибудь всерьез уйти на лодке-долбленке?

— Долбленка как раз из области анахронизмов. Это одно из первых плавсредств, придуманных  человеком, но я не стал бы делать долбленку, чтобы куда-то на ней пойти. Лучше плот.

Неформальные дела

Женщины вяжут кофты, а мужчины ходят в море? Откуда эта тяга у вас к морю и судам?

Кому-то достаточно просто «Остров сокровищ» прочесть и заболеть морем. Хотя я не думаю, что каждый мужчина хочет построить корабль. У всех свои приоритеты в жизни. У меня все началось с книг. Потом я в Клуб юных моряков ходил. У бабушки на Свири каждое лето у воды был. Очевидно, вода — это та стихия, в которой я чувствую себя лучше, чем в любой другой.

Сразу-то не пошли в морское дело?

— Я после КЮМа пошел в речное училище. Молодо-зелено – в общем, отчислили. Это казарменное учреждение. А у меня – самоволки, лень, неформальные дела. Не справился, внутреннюю дисциплину не соблюдал.

— А как вас в рок-музыку занесло? 

— Искал  себя в этом мире. Молодому человеку ведь необходимо противопоставлять себя обществу.

А с Андреем Еремкиным (Крюгером) как познакомились?

— В КЮМе опять же. Потом он взял меня в «Трибунал» на клавиши. Я помню первый концерт, где я на первой же песне не справился с инструментом. Чувствую, такая лажа идет… Вообще не в тему. Я тогда клавиши бросил и начал шизовать руками и ногами. Как Гаркуша. Первый опыт был не очень удачный, остальные – нормально.

Сочиняли сами музыку?

— Нет, хотя у меня есть опыт обучения игре на фортепиано. Я в детстве решил, что хочу играть на инструменте. Бабушка повела в музыкальную школу. На фортепиано. Сказали: «Слуха нет, может, на виолончель?» Как будто там не нужно иметь слух! И тогда мне наняли репетитора.

— Когда с морем не вышло, решили стать историком?

— Да нет, после речного я пошел в профтехучилище. Причем на машиниста крана. Почему, кто его знает? Повышенный разряд дали. Пошел работать на «Тяжбуммаш». В ночную смену работы на кране было мало – я подготовился к университету. Поступил на истфак. Десять лет там колупался. Закончил, наверное, только благодаря тому, что уже устроился в музей краеведческий работать. Работал в Марциальных водах и там дописывал диплом.

Торкает «первобытка»

— Как вы в краеведческий музей попали?

— Прочитал в газете «Всё» объявление о том, что требуются люди в археологическую экспедицию. Я позвонил, меня взяли — так я с Марком Шахновичем познакомился, пол-Карелии объездил. Потом меня пригласили на постоянную работу в музей. Я стал заведовать филиалом в Марциальных водах: и  пол подметал, и нарциссы сажал, и билеты продавал, и экскурсии вел, и отчеты писал…

— Амбиций не было?

— Амбиции должны быть не перед обществом, а перед собой. У меня было время, когда я работал в «Автоспецтрансе». Ездил по помойкам, лопатой площадки убирал. Конечно, была запара – вдруг  кто из знакомых увидит…  Но мне нужно было работать. Я могу уйти  в глубокую депрессию, жалеть себя, винить других. Но потом хочется  жить интересно. И ты ищешь свое дело.

Какое время в истории человечества вам наиболее интересно?

— Палеолит, неолит. Что думали люди, как жили. Письменных источников — никаких, археологических данных – кто во что горазд. Мало свидетельств. Языческие времена — тоже интересно. Да все интересно. Но «первобытка» именно торкает. Ни спичек, ни водопровода. Голый человек на голой земле.

Вы верите в гиперборейцев, которые будто бы жили когда-то в наших краях?

— Многое, что проецируется как сейды, как гиперборейские сооружения – это остатки ледника. Голая тундра, стоят камни – зачем? Керамики не находят… Может, частный случай – поморы специально в XIII-XIV веке поставили камень на камень, чтобы ориентироваться на мыс? 10 тысяч лет назад здесь сходил ледник. Двухкилометровый лед был над всем этим краем. Лед сошел, а камни свалились в причудливые конфигурации… Хотя в древний северный народ хотелось бы верить!

Веселый Роджер

Были дальние путешествия?

— Довелось мне однажды из Онежского озера на веслах идти почти до Урала. Интересная история. Меня в качестве проводника взял с собой в поездку один англичанин, Роджер Тук, член Английского географического общества. Он занимался реконструкцией пути, которым новгородцы возили пушнину. Интересовался проблемой поступления пушнины в Ганзейский союз, в Европу. Роджер заказал здесь судно – ему сшили еловую пятиметровую лодку гребную. Мы созвонились. Я был авантюристом. Тук тоже. Первый год мы шли вдвоем, потом втроем, с гидом Сергеем Филенко. Очень сложное путешествие. Приходилось по 5-10 километров перетаскивать лодку по лесу. Иногда нужно было прорубаться, идти по узким речкам, заваленным елями. Суровые походы. Кайфовые!

Как вы общались?

— Эсперанто! Да он хорошо говорил по-русски. Прекрасно знал Север. В одной из своих экспедиций целый год жил с оленеводами.

Его в России за шпиона никто не принимал?

— Однажды нам нужно было идти по Емце, по территории Плесецкого космодрома. Роджер заранее подал запрос в ФСБ. И когда уже были в ближайшем к этой речке поселке, он звонит и получает отказ. Стрелки переводят на министерство обороны. Но когда мы связались с местными МЧСниками, те сказали: «Да ладно, там ни контроля, ничего. Если попадутся солдатики, вы им сигарет дайте — и все». И мы на свой страх и риск поплыли. Плывем и вдруг: «Мать-перемать!». Первый пускач — и солдат на берегу. И мы блатными голосами начинаем говорить о рыбалке, как будто мы местные. А Туку велели молчать. Потом видим — мужик стоит в камуфляже с удочкой. Мы — ему: «Как рыбалка?» А он молчит. Думаю, все, нас сейчас брать будут. Но прошли. Волнительный был момент.

 Вдохновляет бамбук

— Ваш город из чего состоит?

— Проспект Ленина, «Победа», «Белые ночи», вокзал, Карьер, набережная… Это мой город, я его люблю. Любимые и родные города – это Питер и Петрозаводск. В Питере я родился и потом даже пробовал там остаться жить. Занялся мебельным делом, но отпилил себе на станке два пальца. Ну, думаю, ладно, отдал Питеру часть себя. С большим городом проблемы у меня… Мне лучше на острове, на Соловках – берег моря, зайцы, ягоды. На Соловках интересные люди живут. Кто-то от себя уезжает туда, кто-то себя искать туда приезжает. Хотя ясно же, что в любом обществе ты сам с собой наедине.

— Вы не убегали от себя?

— Нет, наоборот! Интуитивно хотел туда попасть давно.

Время течет быстро или медленно?

— Когда как. От состояния сознания зависит. У меня несовершенное сознание. Просветленные люди об этом не думают.  Мне же всегда было интересно понять, зависит ли от человека что-то или нет…

В судьбу верите?

— Начинаю потихоньку, к 40 годам. Иногда происходят вещи, когда ты палец о палец не ударил, а тебе все само в руки идет. Или наоборот. Верю! Раньше не думал об этом.

— Слышала, что вы и художник?

— Это один из талантов, который мной закопан хорошей совковой лопатой. Раз в год что-нибудь ваяю. В жанре между наивом и сюрреализмом. Еще раз год в пишу стихи.

— Что вас вдохновляет?

— Вот мы сидим в кафе, а тут стены из бамбука. Я очень люблю бамбук. Он меня вдохновляет.

— А что раздражает? 

— Меня наглость раздражает, грубость. Иногда сюсюканье раздражает, а иногда его просто не хватает. В любой религии Бог есть любовь. Нужно от раздражения и ненависти отходить.

— Вы молитвы знаете?

— Знаю, но институт посредничества между Богом и человеком – это только институт. За три года я раза три побывал в церкви только. Иногда читаю «Богородица Дева радуйся». Чаще напеваю. Как Мамонов. Когда очень тяжело, прошу прощения и спасения. Своими словами.

Если чего-то не принимаешь, то что делать?

— Тогда эту вещь нужно либо исключать, либо мириться. И работать над собой. Хочешь – меняйся сам.

— Если бы вы строили свой корабль, то какое название бы ему дали?

— Это сложный вопрос. Я бы думал.

 

 

  • Пора, пора этому Петрозаводску выходить на агору. Отличные же люди, талантливые, тонкие. «Отдал Питеру часть себя»... :-) Приятно почитать. Жалко, что многие не дожили до своих интервью.

    Голосовать - 0 | +6 +
    Наталья Шилова
    31.5.2012 в 11:39
  • Какая у героя интересная внешность!)

    Голосовать - 0 | +5 +
  • Ричард Гир))

    Голосовать - 0 | +2 +
    31.5.2012 в 15:52
    Автор поста
  • Замечательный Герой!

    Голосовать - 0 | +4 +
    Наталья
    31.5.2012 в 20:26
  • Хороший человек.

    С ним и поговорить интересно, и помолчать есть о чем.

    Голосовать - 0 | +4 +
    Мария
    31.5.2012 в 21:03
  • Блестящая личность! Острый ум, образная речь. И по всему видно, широкая душа и любящее сердце. Ярик, так держать!

    Голосовать - 0 | +4 +
    Евгений Барышев
    31.5.2012 в 22:07
  • Это очень хороший человек.

    Голосовать - 0 | 0 +
    Сергей
    4.6.2012 в 12:01
  • "Долбленка как раз из области анахронизмов... "

    Долбленка — замечательна!

    Лодки-долбленки ещё не совсем списали на Двине. Ещё

    можно встретить. Мне один мастер показал подробно (даже помогал ему), как изготовить её. Осиновка легка, вместительна, крепка...

    Не надо свысока судить. Дилетанту не сделать осиновку...

    Всё же надо знать некоторые секреты...

    Голосовать - 0 | 0 +
    Александр
    4.6.2012 в 13:28
    • согласен

      Голосовать - 0 | 0 +
      ярослав
      13.6.2012 в 15:15
  • Чудные фото! А во взгляде слова графа Резанова: " Мне 40 лет... нет бухты кораблю... "

    Голосовать - 0 | 0 +
    Ирина
    15.11.2012 в 14:20
  • Св. Пётр в Петрозаводске

    Голосовать - 0 | 0 +
    Ярослав
    2.9.2017 в 09:55

Для того, чтобы высказать свое мнение, регистрация не требуется.
Но, по желанию, вы можете зарегистрироваться или или войти на сайт
через свой профиль в социальных сетях:

  • Ваше имя *
  • E-mail
  • Сайт
  • Текст мнения *



Мы в соцсетях
Лучшие