Легка ли жизнь насекомых?

Антон Миронов 24 Октябрь 2012
Легка ли жизнь насекомых?

Журналист «Республики» спрашивает, можно ли считать беспозвоночным членистоногим животным пьяницу, потерявшего человеческий облик и отправленного в полет вниз головой? 

Они живут рядом с нами. Но мы стараемся их не замечать, хотя это очень трудно. В толпе они бросаются в глаза. В транспорте их сразу выдает запах. То, что они владеют человеческой речью, вызывает удивление. Соседство с ними неприятно, а жизнь их полна опасностей и невзгод.

Однажды я был по делам на чужой окраине и заметил в окне на лестничной клетке покачивающуюся фигуру. Вскоре в глубине дома раздался крик: «Тут тебе что? Притон?». Затем двери подъезда распахнулись, и двое мужчин, на одном из которых были только трусы, выволокли наружу тело и спихнули его с крыльца. Причем не по лестничным ступенькам, а в пространство под перилами. Тело упало на землю головой вниз с метровой высоты и застыло, согнувшись под прямым углом вверх ногами. Граждане, зачистившие родной подъезд, сразу ретировались. Во дворе остались я и тело.

Оценив картину, я позвонил в «скорую» и в полицию. По телефону 03 попросили подойти к поверженному и поговорить с ним. Я приблизился к телу. Оно воняло и постанывало. В трубке сказали, что машина выехала. По номеру 02 очень вежливо порекомендовали дождаться врачей, пообещали отправить первый освободившийся патруль, но отметили, что в пятничный вечер на это потребуется время. Минут через 15 приехала «скорая».

— Где? — спросил меня здоровый и суровый медик.

— Вон, — я показал в темный угол у подъезда.

— Так, что у нас тут? Живой? Говорить можешь? — сотрудник «скорой» громко наладил с телом вербальный контакт. Оно ответило нечленораздельно, но, к моему удивлению, бойко.

Тут, вспомнив про полицию, я снова набрал 02 и сообщил, что тело, по всей видимости, скоро увезут.

— Если точно заберут, вы нам обязательно перезвоните, чтобы мы наряд зря не гоняли, — попросил вежливый страж порядка.

Тем временем из машины с красным крестом, натягивая на ходу резиновые перчатки, к месту событий выдвинулись две женщины. И в этот момент суровый медик вновь обратился ко мне.

— Сударь, вот вы думаете, что доброе дело сделали?

— Но... даже если он цел, ночи-то холодные...

— Ну и что? Это же насекомое!

— Дак люди выйдут утром из подъезда, а тут труп.

— А вот вы представьте... Мы его сейчас, конечно, возьмем. Он нам всю машину провоняет. Или чесотка у него, не дай бог. А вдруг нам потом везти тяжелобольного или ребенка?

В ответ я как-то совершенно неуверенно пожал плечами.

— Забираем! — сообщили женщины в резиновых перчатках.

Суровый медик вместе с водителем вытащили из машины носилки, обернутые темным полиэтиленом.

— Это чтобы не испачкал? — поинтересовался я.

— Вот видите, иногда же соображаете, — хмыкнул собеседник и шагнул к телу.

— Так! Переворачиваемся! И быстренько ползем вот сюда!

Тело повиновалось, но сил ему хватило лишь на переворот.

— Эх-х-х... Ну, раз, два... — суровый медик с водителем лихо водрузили тело на носилки и покатили их к машине.

Я известил полицию и поинтересовался, нет ли криминала в том, что человека бросили с крыльца вниз головой. В ответ меня очень вежливо поблагодарили и заверили, что если травмы пострадавшего окажутся серьезными, то медики об этом непременно сообщат и делу будет дан ход.

PS. Помните давнюю китайскую притчу, как один человек увидел себя во сне бабочкой, а когда проснулся, то подумал, что он вполне может оказаться бабочкой, которой снится, что она человек. Это ни к чему не обязывающая ремарка. В конце концов, хорошо, что, если кого-то и назвали насекомым, клятва Гиппократа на него все равно распространяется.

Фото: Рундстедт Ровиллос, newsinphoto.ru