Мама Лена

Елена Баландина – мама Саши, Лёши и пятилетней Настасьи. Саша недавно почти выиграл олимпийскую медаль на соревнованиях по спортивной гимнастике. Пока шла Олимпиада, Лёша служил за брата в армии, пользуясь тем, что братьев-близнецов даже Настюша не всегда различит, не то чтобы командир отделения.

В то время, когда Саша завоевывал медали для страны, Елена была на курсах в Воронеже: бегала по пересеченной местности с автоматом Калашникова, училась метать гранаты и проползать под танками. Елена служит связистом в одной из воинских частей Петрозаводска и периодически проходит такие вот курсы выживания.

Когда весь Петрозаводск сидел у телевизоров и смотрел, как красиво выступает наш земляк Александр Баландин, его мама жила на полигоне в палатке без всякого Интернета, телевизора и радио. После ей позвонили и сказали, что у Саши четвертое место. Она заплакала.

Спасение рядового Баландина

— Оба мальчика талантливые, но в сборную взяли одного. Не обидно Алексею?

— Долгое время они тренировались вместе, но потом, видимо, Леша подленился.  Нет, он рад за брата, очень!  Мальчишки только внешне похожи, а характеры у них разные. Леша более мягкий, добродушный, а Саша – упрямый, всегда нацелен на победу.  Леша за него в армии отслужил две недели: «Мама, ему нельзя сюда попадать – ноги все будут убиты». Они же привыкли с детства босиком, а тут — берцы. В армии, кстати, никто и не заметил подмены бойца.

— Ему не попадет за это?

— Теперь уже поздно руками махать. Он спас брата. Я даже удивилась, что Леша так великодушно отнесся к ситуации. Сейчас уже за себя пошел служить. В наших планах -  военный институт физической культуры армии. Если все получится, Алексей потом будет преподавать спортивную гимнастику в Питере. Я ему сказала, что это перспективно.  А он: «Хорошо, главное, чтобы гимнастика была». Он и здесь преподавал, у него получается, дети его любят. Но здесь на зарплату в пять тысяч не проживешь, а мне еще дочку растить надо – трудно будет помогать.

— Саша разве не освобожден от службы в армии?

— Саша служит  по линии МВД. Сейчас он выступает от «Динамо», а там существует негласный закон, согласно которому спортсменов зачисляют в специальные батальоны на случай чрезвычайных ситуаций. Они же все большим  спортом занимаются-занимаются, потом уходят, а у них ни стажа, ни пенсии. На самом деле, многие наши спортсмены-звезды уже в званиях бегают – капитаны, майоры.

— А у Саши есть звание?

— Рядовой. В нашей семье только я прапорщик.

— Обидно, что Сашу на Олимпиаде обошли?

— У меня теперь одно желание – встретиться хотя бы с одним представителем МОК и посмотреть ему в глаза. Сашу недооценили – и программа сильная, и выполнил хорошо.  Для меня Олимпиада как высокие соревнования уже не существует. Почему наши чиновники никогда не борются за наших спортсменов? История с Немовым ничему их не научила. Если Путин к нам приедет, обязательно спрошу у него, почему. Нельзя так жить. Человек 17 лет работал на износ, чтобы одну минуту выступить. Это и психологически сложно. Когда решали, кто поедет на Олимпиаду: Саша или Плужников, то Плужников просто не выдержал, снялся со всех соревнований, собрал чемоданы и уехал домой.

— Существует версия, что Сашу засудили, потому что он на Путина похож, а того не очень любят в Европе…

— Лет пять назад на выступлениях комментатор Лидия Иванова сказала, что иностранные корреспонденты подметили сходство Александра Баландина с Путиным. Мне звонят, а я им: «По молодости всякое могло быть…»

У Саши нет мысли уехать из страны?

— Да он патриот! Ему говорят: «Езжай в Финляндию, там тебя с руками-ногами оторвут!» А он не хочет. Хотя посмотрели бы вы на наш спортивный зал! Аблязин занимается во Дворце спортивной гимнастики, а Баландин — в сарае двенадцать на сорок. Крыша скоро обвалится…

Старше на пять минут

— Почему в свое время дети выбрали именно гимнастику?

— Мальчики в детстве были очень шустрые и при этом очень слабенькие, у всех врачей на учете стояли. И мы пошли для здоровья – в гимнастике ведь все развивается. Как привела их в 6 лет, так до сих пор забрать оттуда не могу. Лет восемь сама возила детей на тренировки.  Как-то попыталась отправить одних, но они заснули в троллейбусе и поехали по кругу.  Мы их уже искать начали.

— Сразу было видно, что дети способные и перспективные?

— Долгое время они вообще не занимали никаких мест. Последними у меня стояли, в стороне. Потом я сообразила – интуиция? – и говорю их тренеру Сергею Геннадьевичу Загорских: «Вот вам шоколадки. Вручите  Баландиным хоть за что-нибудь». Вот он и вручал то за симпатичную стрижку, то за аккуратность. Потом возраст подошел подростковый – я им через тренера конвертики передавала с небольшими деньгами, рублей по десять. Они гордились, что сами зарабатывают…

— Кто из них старше?

— Саша старше на 5 минут. Он родился совсем маленьким – 1900 граммов, а Леша – 2500. Это удивительно: обычно маленькие вторыми рождаются.  Саша, очевидно, с самого рождения был нацелен на опережение.

— Настя тоже у вас боевая?

— Настюша у нас с характером. Как и Саша, по два раза одно и то же не говорит. Я Настю родила себе на радость. Мальчики – на сборах, я – одна. А ведь хочется быть кому-то нужной. Муж у меня умер 10 лет назад. Ну, не попадается человек, кому силы и любовь можно отдать! Посидела, подумала и решила усыновить кого-нибудь. А потом решила, что сама рожу.

— Мальчики ваши еще не влюбились?

— У Саши были попытки дружить с девочкой, но не сложилось что-то. Теперь приглашает всех в кафе, пока тренировок нет. Леша общается с девочкой, дружит, но, по-моему, ничего серьезного…

— А первая любовь?

— Да им некогда было!

— Дети в детстве не дрались?

— Они, как медвежата в зоопарке, больше кувыркались. А потом нельзя было травмироваться, иначе тренер убьет.

— Одевали их одинаково?

— В детстве – да, только покупала им колготки разных цветов. Саша любил колени на колготках обрезать ножницами. Задумается о чем-то и режет – такая привычка.

Жертва или так и надо?

— Когда всю свою жизнь посвящаешь детям, наверное, на себя времени не остается. Это такая жертва была с вашей стороны?

— Я родила мальчишек в 20 лет, сейчас мне 43. О глобальном мы никогда не думали, жили только настоящим. Но я не хотела, чтобы мои дети так просто по земле ходили. Сейчас это очень пафосно звучит, но мне хотелось, чтобы они что-то значительное сделали для Родины.  Конечно, я уставала – не успеешь спать лечь, уже надо вставать. Приведешь с тренировки – накормить, уроки, спать, потом – стирка, уборка. Пять семей на кухне в общежитии: «Ой, посмотрим, кто у тебя вырастет!» Или: «Твои сыновья детства не видят!» Как не видят? Да, они лето не у бабушки в деревне проводили, а в спортивных лагерях, но это же неплохо!  Я с ними года три в лагеря не ездила, а потом стала ездить.  Работала кем-нибудь на территории лагеря. Контролировала, что едят, как себя ведут…

— Работу меняли под интересы детей?

— Я работала на КСК, потом там было сокращение. То в общежитии работала на вахте, то уборщицей, потом на рынке шесть лет отстояла. Пока на рынке работала, была возможность возить их на тренировки. Жизнь такая была в 90-х – безработица. Муж служил в армии, по шесть месяцев не давали зарплаты. А я работала у грузинской пары, обувь продавала. Хорошая пара, мы дружим. Они гимнастику теперь тоже смотрят.  Я зарабатывала так, что могла детей и кормить, и отправлять на соревнования. Муж умер, когда им было по 13 лет. Через неделю они уехали на первые свои сборы. Тогда Елена Антошко помогла собрать деньги. Потом я искала сама. Везде ходила с протянутой рукой. Заходила в мэрию: «Кто не спрятался, я не виновата!»

Я всегда была там, где мои дети. Мне кажется, что обязанность родительская – не накормить и одеть. Можно иногда и не накормить, и даже не одеть, но перспективы для их будущего нужно искать всегда. Я — не миллионер, не могу их материально обеспечить, но я могу воспитать детей так, что они сами всего добьются.