Интернет-журнал Республика Карелия

Не корысти ради, а только по любви..

Голосовать 0 | 0 +
Не корысти ради, а только по любви..

Третий год в России официально отмечают День семьи, любви и верности. 8  июля первая леди страны говорит с экранов о важности семейных ценностей и приводит в пример верную супружескую любовь  святых Петра и Февронии Муромских. Действительно, история этих святых была чрезвычайно популярна  не только в  XVI  веке, когда  была создана, но даже и в XIX. Одна такая поздняя рукопись, например,  хранится и в Карельском краеведческом музее. Однако современный невоцерковленный человек  о жизни Петра и Февронии узнает разве что из телевизионных сюжетов:  жили, мол, долго и счастливо и умерли в один день. И так была крепка их любовь, что, разлученные, после смерти оказались они снова вместе. Но иной любопытный нет, да и скачает небольшой текст Ермолая Еразма и вдруг обнаружит, что информацию  о крепкой супружеской любви  в этой повести нужно хорошо поискать. Посмотрим и мы на историю Петра и Февронии  взглядом современного читателя и попробуем найти загадкам объяснения.

«Неприязненный змей»

У повести  неожиданно лихая завязка: житие святых начинается с альковной истории, сюжет которой мог бы показаться слишком смелым и авторам современных любовных романов. К жене князя Павла Муромского «на блуд» начинает залетать  «неприязненный змей» — дьявол. Княгиня о том, кого принимает, знает; все остальные видят в  нем законного мужа. Муж, в свою очередь, ведет себя как настоящий мужчина: долго размышляет, как же помочь жене избавиться от напасти. И «в таковом наваждении протекло немало времени», — отмечает автор.

Однако после долгих размышлений князь Павел все же находит выход и дает жене совет (не забывая между делом и по-супружески  попрекнуть): «Если будет он с тобой говорить, то исхитрись и спроси его об этом: знает ли он, неприязненный, отчего ему умереть. Если узнаешь об этом и нам расскажешь, то освободишься не только в нынешний век от злого его дыхания, и шипения, и распутства, о чем стыдно и говорить,  но и в будущий век сделаешь своим нелицемерным судьей милостивого Христа».

Инициатива наказуема

Итак, княгиня в очередной раз ступила на путь преступления и выбила из змея его змеиный секрет: помру, мол, я только «от Петрова плеча, от Агрикова меча». Не буду повторяться: муж княгини Павел, конечно, опять надолго задумался над этими словами. Однако у него оказался более скорый на думу брат Петр, который опознал в словах змея свое имя и  решил, что только он и сможет навести порядок в семье брата-властителя. С помощью хитроумной комбинации  Петр вычислил подколодного и зарубил добытым волшебным мечом. Но инициатива, как известно, наказуема: от змеиной крови Петр серьезно заболел. В поисках лекарства от покрывающих тело струпьев он и нашел свою суженую. Такая вот романтическая история.

Брак по расчету?

Ни о какой любви с первого взгляда речи в повести нет и вовсе. И взгляда-то первого не было. Простая рязанская девушка, целительница Феврония, только услышав о болезни Петра, говорит его слуге прямо: «Я хочу его вылечить, но богатства от него не требую. У меня к нему такое слово: если не стану его женой, то нет смысла мне лечить его». «Корыстная какая целительница, видимо», — подумал князь Петр, потому что схитрил: пообещал жениться, вылечился, но мезальянса попытался избежать, откупившись подарками. Не тут-то было: как нарочно, один струп  Феврония ему велела лекарством не мазать, из-за него-то болезнь с новой силой овладела не желающим жениться князем. Тут уж Петр сдался и попросил все-таки долечить его. «Вот по такой причине и стала Феврония княгиней», — честно заключает автор повести.  Что же она, с самого начала подозревала обман и готовила князю ловушку?

«Жили  в благочестии, соблюдая все Божии заповеди»

Дальнейшая судьба Петра и Февронии тише, чем история знакомства. На все одна фраза: «Жили в Муроме в благочестии, соблюдая все Божии заповеди». Для современного читателя удивительно то, что в повести нет никаких упоминаний о детях супругов. Что же это за образцовая семья – без детей?

А вот то, что Петр бросил княжение, когда бояре выгнали из города Февронию, удивит вряд ли. Ведь логично всегда хотеть быть рядом с женой, которая может вылечить от всех недугов.

Не увидит современный читатель в повести описаний чувств героев и не поймет, почему же после смерти Петра и Февронии, разлученные, они снова и снова чудесным образом оказывались в одном гробу.

Что же имел в виду автор?

Все вышеприведенные рассуждения с точки зрения специалистов не стоят выеденного яйца. Произведения древнерусской литературы нельзя читать как романы и повести нового времени. Они имеют аллегорический, переносный смысл, который за века оказался забыт. В этом и причина того, что читателю совсем непонятно то, как идея о верной супружеской любви в этой повести может сосуществовать с «эгоистическим» поведением героев и змеиным «блудом».

«Древнерусская литература не знает психологии. Индивидуальность, личность человека  не могут  быть  в ней предметом изображения. Частная жизнь неизвестна древнерусской литературе, — отвечает на наши вопросы доктор филологических наук, профессор кафедры литературы и журналистики ПетрГУ Александр  Пигин. — Конечно,  человек того времени не прочитывал это произведение  как историю любви в нашем современном понимании: как  историю супружеской любви. Во всяком случае, не мог прочитывать только так. Сюжет этот воспринимался в XVI веке, когда был написан Ермолаем Еразмом, как притча.

Существует несколько версий того, какое иносказание скрыто в этой повести. По одной из версий  это легенда Московского царства XVI века, имеющая политический смысл. История о Петре и Февронии  утверждает мысль о единстве военной, политической мощи русского государства (в лице Петра — он как змееборец ассоциируется с Георгием Победоносцем)  и церкви, православия (Феврония олицетворяет церковную мудрость, Софию Премудрость Божию). Для эпохи Ивана Грозного эта идея была чрезвычайно актуальна.

Повесть может быть прочитана и как христианская притча о совершенствовании человека, его духовном  становлении. Феврония  — неизменное в произведении, совершенное воплощение мудрости как таковой. Петр же претерпевает эволюцию. Первоначально он изображается как человек греховный: он обманывает Февронию, обещает жениться на ней, но не делает этого из гордости — ведь она простая рязанская крестьянка.

Победа его над змеем тоже носит иносказательный характер. Победив змея, он заражается змеиной болезнью, покрывается струпьями, то есть сам становится змеем-дьяволом. Он заболевает дьявольской болезнью — болезнью гордыни. И вся повесть представляет собой рассказ о том, как Феврония исцеляет его от этого недуга. Как она превращает грешного человека в человека совершенного, нравственно чистого. Заключительный эпизод, когда разлученные после смерти Петр и Феврония чудесным образом оказываются  в одном гробу — свидетельство того, что Петр стал подобен Февронии, достиг духовного совершенства, каким Феврония была изначально. Так в увлекательном сюжете раскрывается христианская мысль о необходимости преодоления человеком его греховной природы.

Читателя нового времени (хорошего читателя!), воспитанного на произведениях Пушкина, Достоевского, Толстого, увлекают в литературном произведении прежде всего человеческий характер, психология, мир человеческих эмоций. Современный читатель, как правило, не в состоянии увидеть в древнерусском сочинении актуальный для средневековья смысл. В наши дни «Повесть о Петре и Февронии» прочитывается как история супружеской любви и верности. Такое прочтение – это и утрата и обретение вместе. История и время отступают, и в этой замечательной повести открывается ее общечеловеческий, вневременной смысл: счастье в том, чтобы прожить всю жизнь с любимым человеком и, преодолев все невзгоды и искушения, умереть в один день».

Александр Валерьевич считает, что   всероссийский  праздник семьи, любви и верности в день церковного почитания святых Петра и Февронии  все-таки дело хорошее и нужное как возвращение к старым и мудрым традициям. А вот мне эта идея кажется натянутой и ненатуральной, как и любая попытка воспитания чувств частного человека, спущенная по разнарядке «сверху». И мне жаль, что прекрасный литературный памятник  о Петре и Февронии, где нет речи о любви в ее современном смысле, опять (хоть и не с таким подтекстом, как в XVI веке) становится идеологической базой для государственной пропаганды.

  • Меня этот праздник жутко раздражает. В стране, где 80 процентов мужей регулярно изменяют своим женам, отмечать это как госпраздник — лицемерие. Лучше бы отметили День любви на стороне, тогда, может быть, вопреки, как у нас это любят, стали бы хранить верность. Хотя бы по приколу.

    Голосовать - 0 | 0 +
    Наталья Ермолина
    7.7.2011 в 22:37
  • очень познавательно

    спасибо

    Голосовать - 0 | 0 +

Для того, чтобы высказать свое мнение, регистрация не требуется.
Но, по желанию, вы можете зарегистрироваться или или войти на сайт
через свой профиль в социальных сетях:

  • Ваше имя *
  • E-mail
  • Сайт
  • Текст мнения *



Мы в соцсетях
Лучшие