Не моё зверьё

Дарья Попова 29 Июль 2013
Фото: Наталья Митрофанова

Многих петрозаводчан беспокоят городские бездомные животные. Вопрос находится в ведении администрации, но активных шагов к его решению не предпринимается. Более того, звонящих по телефону сотрудники администрации прямо отсылают к  зоозащитникам. Как давно уличные звери стали проблемой и как гуманно ее решить, рассказал Максим Оленичев.

По словам руководителя Карельского общества защиты животных Максима Оленичева, проблема бездомных зверей – буквально самая серьезная из тех, которыми приходится заниматься его организации: в Петрозаводске обитает от полутора до трех тысяч собак, не имеющих хозяев. Естественно, что люди их опасаются, даже если это один пес, а не «собачья свадьба». Так вот, обычные граждане боятся только за себя, а зоозащитники – еще и за бродячих животных. Поэтому и взгляды на решение проблемы бродячих зверей так разнятся.

Способ Шарикова под условным названием «Вчера котов душили, душили» является самым старым: первый указ «бить собак нещадно» был издан в Олонецкой губернии 130 лет назад, и до этого года так оно и было. После отлова бродячих животных либо убивали током, либо применяли дитилин, который вошел в употребление в начале века. Это лекарство иногда используют при наркозе для расслабления мышц, но рассчитать дозу правильно трудно – необходимо тщательно исследовать пациента. Понятно, что для животных дозу берут такую, чтобы она убила наверняка без детальных расчетов. Когда дротик  с лекарством попадает в цель, невозможно ничего изменить: зверь погибает от удушья, поскольку «расслабленные» легкие отказываются дышать. Весной этого года Петрозаводский суд запретил применение дитилина в городе, и сейчас собак не отлавливают.

По данным исследований, достаточно стерилизовать 50-70% городских животных, и через несколько лет их численность заметно снизится.

Зоозащитники настаивают на том, что убийство бродячих животных не выход из ситуации. Это многим кажется странным: ведь нет собак – нет проблемы. На это Оленичев обращается к элементарной математике: когда по муниципальному контракту организация «Автоспецтранс» уничтожала около 2000 особей в год (при их общей численности 1500—3000), почему звери не закончились в первые же два года?

А объясняется это биологией: у каждой стаи есть своя территория, где собак подкармливают (плюс помойки), и численность особей постоянна – одни умирают, другие рождаются. Если уничтожить одну стаю, ее место тут же займут. Еды останется столько же, территория увеличится, конкуренция ослабнет – очень благоприятные условия для размножения. Самки начнут приносить больше щенков, смертность снизится, и вскоре собачья популяция достигнет прежней численности. Законы природы работают и в городах, тем более что бездомные животные занимают особую экологическую нишу: в Канаде вывели собак, и на их место пришли еноты, а в населенных пунктах США орудуют белки. Кто же выйдет из карельских лесов, если всех собак в городе уничтожат?

Какие меры предлагают зоозащитники взамен бессмысленных убийств? Система по борьбе с бездомными животными включает четыре компонента: муниципальный приют, стерилизация зверей, изменения в законодательстве и просвещение населения.

— Пять лет назад на уровне администрации Петрозаводска совместно с Карельским обществом защиты животных была принята программа «Городские животные», которая предполагала создание муниципального приюта, просветительский блок и разработку электронной базы домашних питомцев на случай, если кто-то из них потеряется. Деньги на финансирование ежегодно закладывались в бюджет города, но указ, направляющий эти средства на отлов бродячих собак и кошек, так ни разу и не был подписан. Приют, соответственно, тоже не был построен. Да и база не появилась, если уж честно, — говорит Максим Оленичев.

Сейчас у нас действует городской приют для животных, но он существует на пожертвования населения и средства владельца, и поэтому  находится в очень стесненных обстоятельствах. Муниципальный приют позволил бы за счет государства содержать кошек и собак некоторое время, пока не найдутся люди, готовые их взять. Да, возьмут не всех. Остальных придется снова выпустить на улицу, зато уже подлеченных и стерилизованных. По данным исследований, достаточно стерилизовать 50-70% городских животных, и через несколько лет их численность заметно снизится.

Законодательство тоже влияет на ситуацию с бездомными зверями: пока не начнет действовать федеральный закон о защите животных (который уже два года находится на рассмотрении после первого чтения), вряд ли властями будут приняты какие-то серьезные шаги к решению вопроса. Недавно в Карелии установили штрафы за жестокое обращение с животными. Полиция должна составить протокол, материалы дела отдать мировому судье, и если доказательств хватает и есть свидетели, то человеку назначают штраф. Правда, случаи наказания по этой статье редки, потому что, во-первых, для полиции такие обращения вряд ли могут быть приоритетны, а во-вторых,  подавляющее большинство граждан просто не знает, что того, кто лупит свою собаку при свидетелях, теперь можно наказать рублем.

Поэтому распространение информации занимает важное место в планах зоозащитников. Вы, может быть, обращали внимание на акции, которые проводятся на Студенческом бульваре против жестокости к братьям нашим меньшим? Или к вам в руки попадала листовка Карельского общества защиты животных? Или же вы просто читали в газете о «чем-то таком»? Просвещение в деле защиты животных необходимо. Вдруг кто-то терпеть не может собак только потому, что в детстве одна из них его укусила? Максим Оленичев считает, что с такими людьми необходимо работать, чтобы помочь им побороть страх и найти общий язык с питомцами. Если мы достигнем гармонии во взаимоотношениях человека и животного, то и проблему будет проще решить.