Интернет-журнал Республика Карелия

Незнаменитая армия «незнаменитой войны»

Голосовать -13 | +55 +
Финская народная армия. Фото: http://foto.mail.ru

Финская народная армия. Фото: http://foto.mail.ru

Еще в начале Зимней войны в Карелии были созданы Народное правительство Финляндии и Финская народная армия. Их целью было установление в Финляндии демократии, освобождение финского народа от гнета буржуазии, установление власти рабочих и крестьян. Таковы были официальные задачи «освободителей Финляндии», и в них свято верили многие народоармейцы, но реальность распорядилась иначе. 

О малоизвестной Финской народной армии во время Зимней войны и судьбе ее бойцов мы говорим сегодня с деканом исторического факультета ПетрГУ, доктором исторических наук, специалистом в области советско-финляндских отношений, историком спецслужб России Сергеем Геннадьевичем Веригиным.

— Сергей Геннадьевич, первый вопрос, конечно же, о датах создания Финской народной армии, ведь они не совпадают с озвученными официально в то время. Когда же на самом деле начался набор в ряды ФНА?

— Официально об образовании Финской народной армии было заявлено в Декларации Народного правительства Финляндии от 1 декабря 1939 года, опубликованной в газете «Правда». Цитирую: «Для участия в совместной борьбе рука об руку с героической Красной Армией СССР Народное правительство Финляндии уже сформировало первый финский корпус, который в ходе предстоящих боев будет пополняться добровольцами из революционных рабочих и крестьян и должен стать крепким ядром будущей Народной армии Финляндии. Первому финскому корпусу предоставляется честь принести в столицу знамя Финляндской Демократической Республики и водрузить его на крыше президентского дворца на радость трудящимся и страх врагам народа». Этот корпус возглавил министр обороны Народного правительства, финн по национальности Аксель Анттила, до этого командовавший 147-й дивизией Харьковского военного округа. Через несколько дней в «Правде» была напечатана «Резолюция первого корпуса Народной армии Финляндии», где в традиционном для советской печати тех лет стиле выражалась полная поддержка Териокского правительства и высказывалась решимость «до конца разгромить остатки господствовавшей в Финляндии и свергнутой ныне власти бандитской шайки каяндеров и им подобных вроде правительства таннеров, которые всегда продавали и продают интересы финского народа иностранным империалистам и в угоду им вовлекли финский народ в преступную войну против СССР». Информационная поддержка ФНА была широкой. Сообщалось, что «бойцы и командиры — это представители трудового народа Финляндии: рабочие, крестьяне, трудовая интеллигенция», подчеркивалось, что каждый боец ФНА знает, за что борется, народоармейцы полны решимости «показать Маннергеймам, как умеют драться настоящие финны» и т.д. 

На самом же деле решение о ее формировании было принято Сталиным в середине ноября 1939 года, когда окончательно зашли в тупик советско-финляндские переговоры. И, возможно, оно принималось одновременно с решением о создании Народного правительства. Это подтверждают архивные документы из фондов Российского государственного военного архива, не так давно открытые для исследователей. 19 ноября 1939 года нарком обороны Ворошилов подписал приказ об образовании в Ленинградском военном округе особого воинского подразделения — 106-й стрелковой дивизии из финнов, ингерманландцев, карелов, а также лиц, владевших финским или карельским языком. На основе этой дивизии по приказу Ворошилова от 23 ноября 1939 года в Петрозаводске началось формирование Управления и частей горнострелкового корпуса ФНА. В его Управление вошли: командир — комдив Аксель Моисеевич Анттила, военный комиссар — бригадный комиссар Филипп Иванович Егоров, начальник штаба — комбриг Федор Николаевич Романов… Всего 33 человека. Одновременно был создан и политотдел корпуса в составе 12 человек, в их числе: начальник политотдела — полковой комиссар Владимир Петрович Терешкин, его заместитель — Федор Николаевич Григорьев, редактор корпусной газеты «Kansan Armeja» («Народная армия») — Михаил Иванович Мелентьев, секретарь партбюро управления — Петр Иванович Лайтинен и другие.

Редактор газеты Народная армия батальонный комиссар М.И. Мелентьев. Декабрь 1939 г.

Редактор газеты "Народная армия", батальонный комиссар М.И. Мелентьев. Декабрь 1939 г. Фото: foto.mail.ru

— В своих мемуарах «Я, воин Финской народной армии…» Эдуард Матвеевич Гюннинен, связист 1-го корпуса ФНА, прослуживший в ней все время ее существования и потом перешедший в 71-ю стрелковую дивизию Красной армии, описывает, как был призван по повестке из города Павловска на военную службу и фактически насильно был отправлен в ряды Финской народной армии, а также упоминает, что в состав ФНА входили не только финны, карелы и русские, но и белорусы, и грузины… Народную армию не удалось укомплектовать националами?

— Не удалось. Хотя, возможно, такая задача и не ставилась Сталиным. Большинство высших командных должностей в ФНА занимали русские. Из национальных кадров формировался в основном средний и младший командный состав. По свидетельствам очевидцев, были случаи, когда на одну офицерскую должность назначались два человека — финн и инспектирующий его русский. В рядовом же составе преобладали финны и карелы.

— В числе набираемых в Финскую народную армию были репрессированные в 1937—1938 годах карелы и финны? 

— Во время формирования корпусных частей ФНА в конце лета — начале осени 1939 года в армии стали восстанавливать офицеров запаса — финнов по национальности, ранее лишенных офицерских званий и права служить в Красной армии. Так, например, ингерманландец Курхинен, проживавший в Петрозаводске, был призван в Красную армию в 1930 году. После окончания офицерских курсов проходил службу сначала в Луге, а затем в Петрозаводске в артиллерийском дивизионе карельской егерской бригады. В 1932 году по истечении срока службы был уволен в запас. Несколько лет спустя его вызвали в один из ленинградских военкоматов, где сняли с воинского учета и выдали «белый билет» с формулировкой: «Из-за невозможности использовать в РККА», как и многим другим финнам-офицерам запаса. Но уже в конце лета 1939 года ему вернули военный билет и восстановили в офицерском звании. В ноябре этого же года он был мобилизован и назначен командиром взвода первого артиллеристского полка ФНА.

Что же касается кадровых офицеров — финнов и ингерманландцев, то их судьба сложилась трагичнее: многие из них в 1935—1938 годах были арестованы и погибли в сталинских застенках. И вот именно тех из них, кто еще остался в живых, в 1939 году освобождали из заключения и возвращали в армию. Так, в сентябре 1939 года был восстановлен в звании капитана Красной армии бывший кадровый военный Валтер Валли, арестованный летом 1938 года. В период Зимней войны он занимал должность заместителя начальника оперативного отдела штаба 1-го стрелкового корпуса. Начальник штаба 1-го артиллерийского полка корпуса Александр Кийранен, погибший в последние дни войны при взятии Выборга, попал в ФНА прямо из тюрьмы города Минска. Полковник Аланнэ накануне Зимней войны был освобожден из-под ареста и сразу же назначен командиром отдельного стрелкового полка ФНА, находившегося в составе 14-й армии на мурманском направлении. И таких примеров можно привести много.

Листовка для добровольцев - карелов и финнов граждан СССР. Из коллекции Петрозаводского краеведческого музея.

Листовка для добровольцев - карелов и финнов граждан СССР. Из коллекции Петрозаводского краеведческого музея

— В таких условиях комплектования армии, наверное, были случаи побегов, перебежек на сторону противника, отказа от ведения боевых действий?

— В отчетах есть только факты «несознательного» поведения бойцов ФНА. Например, командир отделения 1-й роты 2-го стрелкового полка 1-й стрелковой дивизии Лазарев был пойман за высказываниями в стиле: «Какой черт нам — рабочим и крестьянам — вести войну? Пусть Сталин и Маннергейм воюют между собой». Боец штабной роты батальона связи 2-й стрелковой дивизии Кемчиков вел разговоры о том, «зачем начали войну с финнами, которая тяжело отражается на положении народа: моя семья голодает». Народоармеец отделения связи саперного батальона Володин, обращаясь к комсоргу Федорову, недоумевал: «Почему нас не спросили, когда решали отдать Финляндии территорию, на которой мы проживали? Ведь это должен решать народ тех районов, которые подлежат передаче Финляндской Демократической Республике. Я бы высказал несогласие передать Финляндии территорию, принадлежащую Советскому Союзу»... Были и суждения противоположного рода, вызванные чрезмерной идеологической обработкой, на мой взгляд. Боец 1-го взвода отдельного кавалерийского эскадрона Локкин, карел, уроженец Сегозерского района, в беседе с народоармейцами говорил: «Карелия, согласно договору с Народным правительством Финляндии, должна отойти к Финляндии. Финляндия еще буржуазная, власть и порядок тоже буржуазные, то есть колхозов и Советов не будет, а потому я на той территории, которая отходит к Финляндии, оставаться не желаю, ведь там опять будет эксплуатация рабочих и крестьян». С такими «недостаточно политически грамотными», как Локкин, вели воспитательную работу, а народоармейцы, не желавшие воевать, судя по документам, были арестованы и переданы суду военного трибунала.

Группа командиров ФНА из 6-го стрелкового полка 3-й стрелковой дивизии. Сидит слева комполка майор Калле Ахонен, начштаба, майор.

Группа командиров ФНА из 6-го стрелкового полка 3-й стрелковой дивизии. Сидит слева - комполка майор Калле Ахонен, начштаба, майор. Фото: foto.mail.ru

— Сколько же все-таки бойцов было в ФНА? Цифры везде разнятся.

— До последнего времени трудно было определить численность и организационную структуру ФНА. Финляндские исследователи писали о 2-3 дивизиях корпуса и от 6 до 10 тысяч человек. В статье Н. и В. Барышниковых, опубликованной в Финляндии в 1989 году, назывались три дивизии — две на выборгском направлении и одна в Суоярви. В книге «Зимняя война, 1939—1940. Политическая история» эти же авторы уточняют численность в 18 тысяч человек. В романе О. Тихонова «Свидетель» приведены воспоминания кадрового военного, полковника в отставке А. М. Столярова о 4 дивизиях: две — на Карельском перешейке, одна — на северо-западе Карелии в районе Суоярви—Поросозеро, одна — на мурманском направлении.

Назвать точную цифру я вам тоже не смогу. В течение всей зимней кампании шли переформирование и переброска отдельных соединений корпуса с одного участка фронта на другой, перемещение командиров и политработников с одной должности на другую, пополнение за счет добровольцев. Думаю, что один стрелковый полк под командованием полковника Аланнэ в составе 14-й армии находился на Кольском полуострове. В середине декабря 1939 года с Карельского перешейка на петрозаводское направление для выполнения спецзадания был переброшен 5-й стрелковый полк ФНА. Но 7 января 1940 года Жданов, Куусинен и Анттила направили письмо Сталину и Ворошилову, в котором просили с учетом дополнительного призыва утвердить формирование на участке 8-й армии в районе Суоярви одной стрелковой дивизии, на участке 9-й армии в районе Ухты — отдельного стрелкового полка, а на участке Петсамо-Торнио — пограничной дивизии. Просьбу Сталин поддержал. На основе 5-го стрелкового полка на участке 9-й армии в районе Поросозеро-Суоярви была сформирована 3-я СД ФНА, командиром которой был назначен подполковник Томмола. В первой половине января 1940 года на ухтинское направление в полосу действий 9-й армии был переброшен батальон (позднее переформированный в 7-й отдельный стрелковый полк ФНА) под командованием капитана Туоминена. В конце февраля из-за неудачных действий подразделения Туоминен был снят с должности и заменен на Ивана Михайловича Петрова (Тойво Вяхя). На мурманском направлении на участке 14-й армии отдельный стрелковый полк под командованием Аланнэ был переформирован в 4-ю пограничную дивизию ФНА с задачей охраны государственной границы будущей Финляндской Демократической Республики. Таким образом, части ФНА были разбросаны на всем протяжении советско-финского фронта от Финского залива Балтийского моря до побережья Баренцева моря. Можно сказать, что к концу Зимней войны в ФНА насчитывалось около 18—20 тыс. человек. Но говорить о том, что они были полностью укомплектованы личным составом и хорошо вооружены, нельзя. Как показывает переписка командиров отдельных частей корпуса с Анттила, а его — с командующими 8-й, 9-й и 14-й армий, до конца Зимней войны эта проблема так и не была решена. Вопрос стоял так остро, что командование ФНА в начале января 1940 года обратилось с просьбой к Сталину разрешить «произвести досрочный призыв граждан карел и финнов в Карелии, Ингерманландии и Калининской области, подлежащих призыву осенью 1940 года, а также разрешить призывать карел и финнов 1899 года рождения и граждан, находящихся на спецучете». Эта просьба была удовлетворена.

Образец униформы ФНА. Cобрание Артиллерийского музея Санкт-Петербурга

Образец униформы ФНА. Cобрание Артиллерийского музея Санкт-Петербурга

— А что это за история с польской военной формой для бойцов ФНА? 

— Дело в том, что  еще до начала военных действий прошла экипировка бойцов Народной армии, но возникла сложная ситуация: как их обмундировать? Одевать их в форму РККА было нельзя, потому что перед всем миром было объявлено, что ФНА является армией независимой демократической Финляндии. В итоге бойцов ФНА одели в польскую армейскую форму, захваченную Красной армией в сентябре 1939 года в районах Восточной Польши. Заменили только польские конфедератки на шапки-ушанки и спороли  шевроны с белокрылым орлом.

— У Финской народной армии были бронетехника, авиация?

— По поводу авиации могу сказать, что авиационные подразделения Финской народной армии существовали. Под Петрозаводском находились самолеты с красно-сине-зелеными кругами в качестве опознавательных знаков. Но они так и простояли до конца войны на аэродроме, в боях участия не принимали.

Есть данные и о том, что 13 марта 1940 года начальник штаба ВВС ЛВО полковник Новиков докладывал в Генштаб о необходимости сформировать авиационное звено связи и включить его в состав корпуса ФНА. Авиазвено было сформировано и включено в состав 1-го стрелкового корпуса ФНА, летало. Но уже 7 апреля того же года распоряжением командующего ВВС ЛВО оно было расформировано, летчики возвращены к прежним местам службы, а самолеты и техническое имущество передано в 9-й штурмовой авиаполк, базировавшийся в Гривочках. Далее авиазвено прекратило свое существование, как и сама ФНА. Однако есть версия о том, что другая авиационная часть также имела отношение к процессу создания ВВС ФНА. В конце ноября 1939 года в Ленинградском военном округе началось формирование отдельной истребительной эскадрильи. Командный состав для эскадрильи набирался в частях ВВС РККА и авиашколах. Командиром эскадрильи был назначен уроженец села Шокша Петрозаводского уезда Олонецкой губернии 36-летний майор Бамшин Степан Филатович. В качестве помощника Бамшин получил 33-летнего капитана Иванова Павла Николаевича, несмотря на фамилию, финна по национальности. Капитан Иванов в РККА служил с 1927 года и долгое время был инструктором в авиационных школах и имел значительный опыт подготовки летчиков. Военкома эскадрильи, старшего лейтенанта Виноградова Александра Ивановича определило Политуправление ЛВО. А вот рядовые пилоты эскадрильи ранее в РККА не служили и были призваны, будучи курсантами аэроклубов. Первая прибывшая в эскадрилью партия из 6 летчиков была финнами и карелами. 12-я отдельная истребительная эскадрилья входила в состав ВВС РККА и командованию 1-го стрелкового корпуса Финской народной армии не подчинялась, но есть версия, что национальный состав летно-технического состава, а также время формирования эскадрильи демонстрирует, что именно она должна была стать костяком будущих ВВС ФНА. Разговор об авиации в Зимнюю войну, я думаю, отдельная большая тема, и мы еще к ней вернемся в будущем.

Группа бойцов и командиров 43-й стрелковой дивизии. Д. Александров сидит (первый слева) в форме Финской Народной Армии. 25 марта 1940 года

Группа бойцов и командиров 43-й стрелковой дивизии. Д. Александров сидит (первый слева) в форме Финской народной армии. 25 марта 1940 года. Фото: foto.mail.ru

— Сергей Геннадьевич, самолеты не принимали участия в боях, а сама армия? Мнения на этот счет противоположные. Какова сегодняшняя оценка историков? 

— Официально в России основная версия такова, что ФНА не принимала участия в боевых действиях, но это не так. Да, основные силы ФНА не были вовлечены в военные операции против финских войск, но небольшие воинские подразделения на Карельском перешейке и особенно на северном участке фронта принимали участие в боях совместно с войсками Красной армии. Этому есть документальные подтверждения, но вопрос еще предстоит исследовать.

— Если основную часть войны воевать бойцам ФНА не пришлось, чем они тогда были заняты?

— Боевой учебой — тактической, огневой, строевой, физической, инженерной и химической подготовкой. Конечно же, лыжной подготовкой, изучением финского языка русскими и карелами. В дивизиях корпуса были сформированы специальные лыжные батальоны и роты для проведения разведки и осуществления диверсионных действий в тылу финских войск. Боевая подготовка проходила, как тогда было принято, в форме социалистического соревнования между отдельными подразделениями, итоги которого подводились в торжественные даты и освещались в армейской печати. По свидетельствам очевидцев, в ФНА большое внимание уделялось и политической подготовке. Во всех подразделениях систематически проводились лекции, беседы, громкие читки газет. Особое значение придавалось печатной пропаганде. Кроме газеты «Народная армия», в частях ФНА распространялась газета «Kansan Valta» («Народная власть») — орган Народного правительства Куусинена, в которых подчеркивалось значение ФНА. В частях, дислоцированных на Карельском перешейке, проводились митинги, собрания и встречи бойцов и командиров ФНА с председателем Народного правительства Отто Куусиненом и членами этого правительства министром земледелия Эйкия и министром финансов Розенбергом. Для культурного обслуживания частей ФНА на основании указаний Военного совета ЛВО при политотделе корпуса были созданы ансамбль кантелистов и Финский театр.

— Есть мнение, что советское правительство держало ФНА на втором плане практически всю войну, так как опасалось такого большого количества концентрации финнов в одном месте и не хотело их подводить к передовой.  На ваш взгляд, это так?

— Я думаю, что нет. Перед ФНА стояли политические задачи: после успешного окончания войны и утверждения в Хельсинки Народного правительства во главе с Куусиненом надо было показать, что «демократическая независимая» Финляндия имеет свою собственную армию, а не является марионеткой СССР.

 Эдуард Матвеевич Гюннинен

Эдуард Матвеевич Гюннинен. Фото: ingria-art.livejournal.com

— Название книги мемуаров Гюннинена «Я, воин Финской народной армии…» — первая строка военной присяги ФНА, и она, как я понимаю, ничем не отличалась от присяги РККА?

— Да. В официальной советской пропаганде постоянно подчеркивалось, что ФНА действует совместно с РККА, но является независимой от нее армией, созданной трудовым народом Финляндии. При этом эта независимая армия не имела своей присяги. В архивах имеется текст «Военной присяги ФНА», который начинается так: «Я, воин Народной армии Финляндии, принимаю присягу и торжественно клянусь быть честным, храбрым, дисциплинированным, бдительным воином, строго хранить военную и государственную тайну, беспрекословно выполнять все указания Народного правительства Финляндии, требования воинских уставов и приказы командиров и комиссаров…» и т.д. При сравнении текста присяги ФНА с текстом присяги РККА видно, что они практически ничем не отличались друг от друга, разве что в присяге ФНА Советский Союз заменялся на Финляндскую Демократическую Республику, а РККА — на ФНА. Но в тот момент это было не столь важно, потому что главная задача состояла в том, чтобы все народоармейцы приняли присягу ФНА. 26 декабря 1939 года было объявлено днем принятия присяги. Подготовка к этому событию велась заранее: уже к середине декабря 1939 года было получено 14 тысяч экземпляров текста присяги. И большинство финнов и ингерманландцев, искренне веря в то, что война несет освобождение трудящимся Финляндии, с желанием принимали ее. Есть документальные свидетельства того, как боец батальона связи Иго, принимая присягу, заявил: «Все свои силы отдам для блага финского народа и социалистической Финляндии». Младший командир батальона связи Каттонен просил командование «скорее перебросить его на самые ответственные участки борьбы с белофиннами и тем самым оказать помощь Красной армии и трудовому народу Финляндии по уничтожению бандитов из лагеря щюцкоровцев». Бойцы кавалерийского эскадрона Берн, Свараль и другие при принятии присяги писали заявления о пожизненном зачислении в ФНА. Начальник политотдела корпуса  Терешкин в одном из политдонесений в начале января 1940 года сообщал, что «имеются сотни заявлений бойцов о пожизненном их зачислении в Народную армию».

Но были и факты отказа принять присягу ФНА, особенно со стороны русских. О них, в частности, писал в политдонесении комиссару 1-го ГСК ФНА Егорову комиссар 3-й СД Дильденкин: «Командир отделения 5-го стрелкового полка Прокопьев, не понимая значения принятия военной присяги Народной армии, пытался отказаться от нее, объясняя это тем, что он уже принимал военную присягу, когда был в РККА. После беседы комиссара полка Г. Ф. Агапова с Прокопьевым тот немедленно исправил ошибку и принял присягу ФНА». В документах особого отдела корпуса таких примеров со стороны русских бойцов можно найти много. Объяснение у всех было одно — они являются гражданами СССР, а не Финляндской Республики.

— В этих же мемуарах есть описание случаев «разложения морального духа» бойцов ФНА. Почему это происходило? Из-за отсутствия активных военных действий?

— В начале Зимней войны Финская народная армия не принимала в ней участия. Большинство бойцов и командиров, ничего не зная о политическом значении Народной армии, рвались в бой. Народоармейцы писали заявления с просьбой отправить их на передовую или включить в состав РККА. Бойцы ощущали свою бесполезность и ненужность в тылу, когда стоявшие рядом подразделения Красной армии вели кровопролитные бои и несли большие потери. Участились факты пьянства. По словам Тойво Вяхя, входившего в руководство штаба 1-го корпуса, это вызывало «чувство тяжелой боли». Поднять настроение бойцам и командирам ФНА пытались пропагандой. Но были и жесткие меры. Прокуратура и трибунал ФНА рассматривали по 10—15 дел в месяц. Военнослужащим трибунал выносил суровые наказания, некоторые даже были приговорены к расстрелу.

При этом пассивность частей ФНА в период военных действий у части командного состава Красной армии вызывала неприязнь к бойцам Народной армии. Ситуация изменилась только в феврале 1940 года, когда 6-й полк 3-й СД участвовал в боях с противником и проявил себя достойно. Несмотря на то, что части ФНА были подчинены только наркому обороны Ворошилову и участие их в боевых действиях запрещалось, тяжелая военная обстановка вынудила командование частей РККА, особенно 8-й и 9-й армий, дислоцированных в Карелии, начать использовать подразделения ФНА для решения боевых задач. И в течение всего января разведчики 5-го и 6-го полков 3-й СД ФНА выполняли специальные диверсионные задания на участке 8-й армии: уничтожали склады боеприпасов в тылу финских войск, взрывали железнодорожные мосты, минировали дороги. Многие из народоармейцев представлены к правительственным наградам. А в конце января—начале февраля 1940 года 6-й полк этой дивизии вообще перешел в оперативное подчинение 8-й армии РККА и в полном составе вел 4-дневный бой с финнами на острове Лункулансаари под руководством командира майора Ахонена. Несмотря на превосходящую численность противника, им удалось отстоять занятый остров. За проявленную храбрость некоторым из народоармейцев (командиру отделения конного взвода Васильеву, бойцу Кархонену и другим) была объявлена благодарность командования и выдана денежная премия. Бои с участием сил Финской народной армии за остров Лункулансаари, проходившие с 22 по 28 января 1940 года, носили весьма кровопролитный характер. В результате подразделения 6-го полка потеряли 60 % личного состава. В бою 2 февраля во 2-й роте 6-го полка было убито 6 и ранено 8 человек, среди убитых — карелы И. Г. Ларионов, Д. Т. Ларионов, Н. Д. Лангуев, Д. В. Кундозеров.

— Но главный бой Финской народной армии был за Выборг?

— Да, для большинства народоармейцев первым боевым крещением стало взятие Выборга. По воспоминаниям очевидцев, это было кровопролитное сражение: наступление на Выборг шло буквально по трупам. Для многих плохо обученных и неопытных бойцов ФНА первое же сражение оказалось и последним. Штурм Выборга проходил в последние часы войны, когда уже завершались переговоры с Финляндией и было очевидно, что город отойдет к СССР.

Дмитрий Степанович Александров

Дмитрий Степанович Александров. Фото: soviet-finland.livejournal.com

— По этому поводу есть воспоминания Дмитрия Степановича Александрова, похороненного в марте прошлого года в Петрозаводске, карела, ставшего в те годы добровольцем-пулеметчиком Финской народной армии, о последнем дне Зимней войны на Карельском перешейке в ночь с 11 на 12 марта 1940 года. Он описывает тот последний бой так: «Утренний рассвет был встречен небывалым шквалом артогня, сменившимся гулом бомбардировщиков. Передовая буквально ревела! Личный состав штаба стоял на улице села, наблюдая за происходящим. Не сразу заметили одинокий финский самолет, тоже, видать, решивший сбросить на нас остатки бомб... За несколько минут до двенадцати с неба исчезли самолеты, утихла канонада. Простучало несколько винтовочных выстрелов и — воцарилась пугающая тишина. От оцепенения нас пробудил крик: «Внученька! Я жив остался!» Кричал Суханов, преподаватель одного из ленинградских вузов... Стрельба кончилась, бойцы Сибирского полка поднялись из окопов, оглядываются. А финны тоже поднялись, оружие над головой покрутили, бросили на снег и бегом к нашей передовой! Прибежали все, и пошло настоящее братание! Обнимаются, сувенирами меняются. Ко мне финский офицер подскочил, обнимает и кричит: «Кончилась война, кончилась проклятая! Живыми остались!» Вынимает финку, парабеллум: «Давай меняться, живыми ведь остались!» Но у нас оружие не частное, я наган ему не отдал. Что будет — не знаю. Но остановить братание я никак не мог..." Можете прокомментировать?

— Эти воспоминания показывают, что солдаты Красной армии и ФНА, и солдаты армии Финляндии устали воевать, было много жертв, особенно с советской стороны, все ждали окончания войны. Они искренне радовались тому, что наконец-то закончилась эта кровопролитная война. Но они не могли знать, что буквально через несколько месяцев им предстоит опять взяться за оружие.

Ингерманландский финн Микко Нуйя - рядовой ФНА. Ленинград 21.01.1940 г.

Ингерманландский финн Микко Нуйя - рядовой ФНА. Ленинград 21.01.1940 г. Фото: foto.mail.ru

— Чем завершилась история ФНА?

— После окончания войны на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) 24 марта 1940 года было принято постановление ЦК ВКП(б) «О мероприятиях по преобразованию Карельской АССР в Карело-Финскую Союзную Социалистическую Республику». 13-й пункт этого постановления гласил: «В соответствии с решением не иметь в республиках национальных формирований Красной Армии расформировать финский корпус как самостоятельное воинское соединение, поручив НКО направить начальствующий и рядовой состав финского корпуса на укомплектование существующих частей Красной Армии». На основании этого решения был принят приказ наркома обороны СССР № 0015, по которому началось расформирование частей ФНА. Бойцов снова переодевали в красноармейскую форму, добровольцев увольняли в запас. Войсковые соединения ФНА позднее составили ядро 71-й стрелковой дивизии Красной армии. Интересные материалы о формировании этой дивизии можно найти в личном архиве первого секретаря ЦК КП(б) Карело-Финской ССР Г. Н. Куприянова, который хранится в Национальном архиве Республики Карелия. Первым командиром 71-й СД стал Анттила, командиром 52-го стрелкового полка был назначен финн Алланэ, 206-го стрелкового полка — карел Алексеев; 126-го стрелкового полка — финн Петров (Тойво Вяхя); комиссаром дивизии — олонецкий карел Егоров; командиром саперного батальона — финн Алтонен. Начальником политотдела 71-й стрелковой дивизии был назначен полковой комиссар Терешкин, уроженец Карелии, по национальности русский, но хорошо знавший финский язык.

В заключение могу сказать, что для многих народоармейцев заключение мира с Финляндией было неожиданным и означало крушение всех их надежд. Особенно финны высказывали недовольство. Так, командир 5-го стрелкового полка 3-й СД Антикайнен (однофамилец Т. Антикайнена) заявил, что мирный договор между Советским Союзом и Финляндией деморализует финнов в деле борьбы с белофиннами. Борец роты связи этого же полка Куммула: «Я оставил в Финляндии свою семью и дом, добровольно пошел в Народную армию для того, чтобы освободить свою семью и попасть домой. А раз так случилось — то меня сейчас же демобилизуйте». Это недовольство и разочарование в итогах советско-финляндской войны, которые испытывали многие народоармейцы, пыталось потом исправить бывшее командование ФНА, неоднократно ставив вопрос перед руководством страны о награждении особо отличившихся в боях с противником народоармейцев. Судя по воспоминаниям народоармейцев, с которыми мне удалось встретиться и поговорить, они не получили наград за службу в ФНА. Орденами и медалями бывшие бойцы Народной армии были удостоены только за участие в Великой Отечественной войне, когда они в рядах Красной армии сражались против армий Германии и ее союзников, в том числе и Финляндии. Так что когда провалился план Сталина относительно целей правительства Куусинена и его армии, награждать бойцов ФНА не было необходимости.

  • С.Г. ВЕРИГИН. Формирование и боевые действия Финской народной армии (ФНА) в зимней войне 1939—1940 годов: statehistory.ru/1262/Form...1939—1940-godov/

    Голосовать - -3 | +4 +
    Учёные записки ПетрГУ, № 10, 2009
    16.4.2013 в 09:31
  • Я с интересом читаю материалы Катерины. Одна просьба — можно ли как-то дробить на хотя бы две части такое большое интервью, как сегодня? И жду новых интервью. Удачи вам!

    Голосовать - -4 | +4 +
    Татьяна
    16.4.2013 в 09:40
    • Татьяна, благодарю за интерес и пожелания. По поводу объема текстов. Честное слово, стараюсь делать компактные тексты, но темы военные такие большие, что, даже раздробив их, невозможно уйти от больших объемов. Конечно, после текста о карвосстании размером в 38.000 знаков, я больше так не экспериментирую с вниманием читателей, но все равно меньше 12 -13 тысяч знаков не получается. Буду стараться, обещаю) Хотя интервью по партизанам, которое уже сдала в редакцию, такого же объема получилось. Заранее прошу прощения)

      Голосовать - 0 | 0 +
      Катерина Лексунова
      17.4.2013 в 18:30
  • «На самом же деле решение о ее формировании было принято Сталиным в середине ноября 1939 года, когда окончательно зашли в тупик советско-финляндские переговоры.»

    Можно подумать, что путем переговоров можно было прийти к какому-то лучшему для финнов решению. Кстати, финская делегация во главе с Паасикиви вернулась с последнего раунда переговоров полная надежд на их продолжение и уверенности в том, что войны не будет. Но Сталин, уже поделивший на бумаге Европу с Гитлером, всех перехитрил. Он и финнам умудрился лапши на уши навесить, и прибалтам.

    В первые дни Зимней войны Сталин с Молотовым, Ворошиловым и остальной шайкой-лейкой принял в Москве эстонского генерала Лайдонера. Во время приема Сталин поднимал тосты за терийокское правительство и за бойцов ФНА, а также за всех войнов вообще, будь то фашисты или коммунисты.

    Он особо хвалил эстонцев и подчеркивал, что они поступили мудро, пустив на свою территорию советские войска. В этом же контексте Сталин ругал неуступчивых финнов, которые теперь должны были поплатиться за свое упрямство. В завершение визита Сталин с Ворошиловым подарили Лайдонеру белого коня.

    То, к чему привела уступчивость эстонцев, всем известно. Белого коня у Лайдонера Сталин, знамо дело, уже через несколько месяцев забрал обратно. Уступчивый и мудрый Лайдонер «в период проведения мероприятий по присоединению Эстонии к СССР был арестован советскими властями и депортирован в ссылку в Пензу в конце июля 1940 года — ещё до официального присоединения государства к Советскому Союзу, произошедшего 6-го августа того же года.

    26 июля 1941 года арестован НКВД. Находился в Кировской тюрьме (следствие длилось до марта 1942 года, после чего было приостановлено «до получения особого распоряжения»). В 1945—1952 годах находился в Ивановской тюрьме; в феврале 1952 года следствие возобновлено; 16 апреля 1952 года] приговорён особым совещанием к 25 годам тюремного заключения с конфискацией имущества за «активную контрреволюционную и антисоветскую деятельность». 30 апреля 1952 года в сопровождении спецконвоя направлен во Владимирский централ, где скончался 13 марта 1953 года.»

    Голосовать - -2 | +13 +
    PK
    16.4.2013 в 16:18
    • что говорить об эстонских генералах если даже эстонский презедент Ульманис оказался в психиатрической больнице на территории тверской области. товарищ Вышинский по ходу не взялся устраивать показательный процесс над человеком имевшим высшее юридическое образование

      Голосовать - 0 | 0 +
      AlexeyBelskiy
      27.11.2017 в 09:52

Для того, чтобы высказать свое мнение, регистрация не требуется.
Но, по желанию, вы можете зарегистрироваться или или войти на сайт
через свой профиль в социальных сетях:

  • Ваше имя *
  • E-mail
  • Сайт
  • Текст мнения *



Мы в соцсетях
Лучшие