Интернет-журнал Республика Карелия

Нужно вовремя уходить

Голосовать -6 | +71 +
Нужно вовремя уходить

Дмитрий Свинцов – журналист, театральный критик, поэт и переводчик. В этом году ему исполнится 60 лет. В предчувствии предыдущего юбилея он ушел из журналистики. Сейчас расстался со службой в Национальном театре. По его словам, все нужно делать вовремя. Хорошо бы к следующей круглой дате Дмитрий Свинцов не оставил литературное творчество – его стихи, по словам поэта Александра Валентика, «воспитывают вкус к настоящей поэзии». Лишний раз убедиться в этом можно, прочитав новую книгу автора «Chelovek.ру», изданную Музеем нонконформистского искусства в Санкт-Петербурге.

Не просто птицы

Название вашей книги похоже на адрес электронной почты. Откуда взялся этот «chelovek.ру»?

— Слово «человек» здесь написано латиницей, потому что я считаю себя человеком мира, я воспитан европейской культурой.  Потом я в системе перевожу с английского, французского и даже финского языков. А «ру» — потому что я русский, я живу в России.

Говорят, что вы первым стали переводить Бориса Виана на русский язык. Как это произошло?

— Все началось со знаменитой песни Виана «Дезертир», которую я перевел по просьбе Натальи Николаевны Мельниковой, моего педагога в институте. Это было примерно в 1985 году. Потом взялся за его творчество всерьез. Интереснейший многогранный человек! Поэт и прозаик, джазовый музыкант и певец. Писал не только под своим именем, но и под двадцатью псевдонимами. Так он придумал некоего Вернона Салливана, якобы афроамериканца, страдающего от  американской цензуры, и под  его именем выпустил знаменитый роман «Я приду плюнуть на ваши могилы». Роман наделал много шума, его сочли безнравственным и даже порнографическим. К слову, умер Борис Виан от сердечного приступа на просмотре картины, снятой по этому  роману. У нас в стране прозу Виана, в частности роман «Пена дней», начали переводить в конце 80-х. Потом поэт Михаил Яснов взялся за его поэзию.  Это не такое простое дело, на самом деле. Виан вовсю пользовался сленгом  сен-жерменского округа. Это отдельный язык со своим специфическим словарем. Есть соблазн уйти в экзотику, но я старался не позволять себе этого.

Шарль Бодлер тоже оказался вам близок?

— В институте я защищал диплом по теме «Женщины в творчестве Шарля Бодлера».  В молодости был очень увлечен этим поэтом. Переводил его «Цветы зла».

— Там же столько разрушительного!

— Бодлер умел во всем находить красоту. У него есть стихотворение «Падаль», где образ разлагающегося трупа лошади не мешает поэту говорить о любви к женщине.  Вообще чтобы понять Бодлера, я должен был хоть на чуть-чуть стать самим Бодлером. Поэтому я погрузился в ту эпоху, проник в круг его друзей, попробовал опиум.

— Чтобы переводить Бодлера, стали курить опиум?

— Я даже в тюрьму сел, чтобы понять, что чувствуют заключенные.  Как иначе переводить того же «Дезертира»:

А когда я в тюрьме
Вшей кормил, жрал баланду,
Мою душу жандармы
Растоптали в дерьме.

Если не знаешь тюремных порядков, это трудно перевести.

— Вы всерьез это говорите?

— Мой отец был начальником пограничного госпиталя, дружил с милицией. Я пришел к папе и попросил, чтобы он устроил меня по знакомству в какую-нибудь тюрьму. Он устроил, и я сидел сутки в настоящей камере. Мне хватило впечатлений.

— А опиум где взяли?

— В армии я служил с азербайджанцами. Им присылали анашу. Я покурил пару раз и на этом остановился. А Бодлер был убежденным анашистом. Не случайно он перевел классическую работу о гашише англичанина Де Квинси.  Это было модно в то время. Мне же было лучше выпить пару рюмок водки, чем курить наркотики. Чтобы писать, нужно пройти через все это. Я вспоминаю известную историю о начинающем поэте и маститом литераторе, кажется, Твардовском. Молодое дарование принесло ему свои стихи, и там что-то было про пение птиц. Твардовский прочел и поинтересовался, что это за птицы пели. Поэт растерялся и говорит, что-де просто птицы. И тогда мэтр ему начал объяснять, что в стихах не может быть «просто птиц», все птицы поют по-разному.

— Кого из авторов вы не смогли бы перевести из-за того, что не смогли «проверить на себе» особенности их жизни?

— Я не перевожу Жана Кокто. Только одну его вещь перевел, где речь шла о войне. Кокто – гомосексуалист. Мне этого не прочувствовать.

— Из-за этого не можете его переводить?

— Я никогда не смогу передать его ощущений. Не смогу жить его жизнью. Хотя в студенчестве я водил дружбу с питерскими артистами, которые принадлежали к сексуальным меньшинствам. Да и в Петрозаводске у меня есть хорошие знакомые из их числа. Но это – отдельный мир, не мой.

Нет лет

— Вот у вас в книжке собраны стихотворения разных лет. Почему вы не ставите даты, как это принято делать в сборниках?

— Какая разница, в каком году Пушкин написал «Я помню чудное мгновенье»? Я не равняюсь, конечно, с Пушкиным.  Единственное в моем сборнике стихотворение с датой — «Встречая Сретенье» (1987), оно посвящено Михаилу Козакову.  Здесь нужно было обозначить момент слома эпох.

И те, кому завтра
Исполнится двадцать,
Уже не поймут,
Что такое: дождаться
И знать,
Что на Сретенье станет светло.

— С какого возраста вы начали понимать, что можете писать стихи?

— Первое мое стихотворение «Фиолетовый снег» я написал в Нахимовском училище. Показал его преподавателю, и она одобрила. Она сама увлекалась поэзией и часто таскала нас на разные закрытые сборища поэтов в Ленинграде. Как-то раз мы попали даже к Бродскому, но я уже не помню толком, как это было.  Так и вышло, что мои первые робкие попытки писать стихи были поддержаны. Я ведь был странным. Госэкзамен по Маяковскому  писал в стихах.

— Вам просто выделяться хотелось!

— Я и так выделялся. Вел вечера художественной самодеятельности. Меня всегда выбирали  в знаменную группу (шел с  палашом справа от знаменосца) и тем человеком, который от имени училища поздравлял адмиралов.

— Любимчик?

— Я был любимчиком. Это совсем неплохо.

Почва и судьба

— Какое чувство подвигает к написанию стихов – тоска или наоборот?

— Все должно отстояться, в горе и в радости плохо пишется. Вот у меня умер кот, мой друг. У меня вертится в голове четверостишие, но я ничего с ним не делаю -  нужно остыть, отойти.  Моя профессия – правильно расставлять слова, для этого нужно уметь немного отстранятся.

— Как узнать, хорошие ли стихи?

— У меня один критерий: хочется мне, чтобы эти стихи были моими, или не хочется.

— Часто возникает это чувство?

— Довольно часто.  В случае с поэзией Давида Самойлова – всегда.

— Мне всегда казалось, что вы не такой уж лирик и к некоторым вещам относитесь с долей цинизма.  А  в стихах этого нет…

— Не уверен, что я циничен. В любом случае, у человека есть своя защитная маска. Ему хочется сберечь то, что есть в душе.  То, с чем я сталкивался в театре и журналистике, располагает к цинизму. Нужно признать это.  Хорошо работалось в первом составе редакции газеты «Петрозаводск» – мы стали писать более-менее свободно, но что я писал до этого!  Жуть с горы.

— Журналистика – плохая профессия?

— Не знаю. Хорошая, но из нее нужно вовремя уходить. Я ушел — и вздохнул свободнее. А когда из театра ушел, в два раза свободнее вздохнул.

— Ваше отношение к театру изменилось после того, как вы пришли туда работать?

— Я из театрального критика превратился в функционера. Перестал писать рецензии. 10 лет потерял – жалко.

— Сейчас у вас есть дело?

— В прошлом году я ушел из театра, но остался членом правления СТД. К 45-летию Дома актера мы с Дмитрием Цвибелем, заместителем председателя союза,  месяца за три сделали диск, где сведены вместе и структурированы архивные материалы, фотографии.  Мне не скучно. Я готовлю сейчас следующую книжку, на это уходит много времени. Перевожу для себя смешную пьесу про театр с английского, чтобы не забыть язык. Письма пишу, с людьми встречаюсь. Варю обеды, вообще занимаюсь хозяйством, чтобы освободить от быта жену. Дом построил, ремонт сделал сам. Оказывается, я многое могу делать своими руками.

— А в литературе вы все можете?

-Я, ссылаясь на Довлатова, считаю себя «литератором средней руки». Мы создаем почву, на которой потом что-то должно произрасти. Беда Петрозаводска в том, что здесь практически нет почвы, нет «атмосферы среды», как говорил Солоухин. Раньше – худо-бедно – люди собирались, что-то читали, обсуждали…

«Имя твое – пять букв»

— Не всегда мужчина думает о том, чтобы выглядеть стильно. Для вас важно, во что вы одеты?

— В свое время я был одним из немногих в Петрозаводске обладателем настоящих американских джинсов. В 1973 году купил их за 150 рублей. При этом я носил бабушкин «полуперденчик» – тулупчик в полбедра с белой оторочкой. На меня оборачивались женщины. У меня были ко всему этому усы и волосы до плеч. В институте так козырял, а потом успокоился. Никогда нарядом не пытался произвести впечатление на женщину.

— Получается, что мужчина одевается, чтобы произвести впечатление на женщину?

— В 90 % случаев это так. У меня и домашняя одежда – это рубашка и брюки.

— Тренировочных штанов нет?

— Господь с тобой! Я же нахимовец. Фильм «Сибирский цирюльник» — про меня. Нас там намертво приучили к хорошим манерам. Многие вещи я даже представить себе не могу. Как, например, можно лечь спать, не сняв носки?

— Почему у вас в стихах «одиночество» женского рода?

— Собеседница потому что. Не написать же: собеседницо!  «Одиночество – штука хорошая, и особенно если при этом дочка есть, на пичугу похожая…»

— Всё у вас про женщин!

— Всё самое важное сосредоточено в женщине: и сострадание, и жалость, и мука, и тоска, и любовь.  На этом и держится мир.

 

 

  • Наконец-то на «Республике» настоящий поэт. Интересно. Спасибо.

    Голосовать - 0 | 0 +
    It-ded
    16.1.2012 в 11:47
  • Подумать только! Вот творческий человек. А занимается хозяйством, чтоб освободить жену от быта. А говорят, что творческие люди в быту беспомощны?

    Голосовать - 0 | 0 +
    Старушка
    16.1.2012 в 11:49
  • Этот человек научил меня всему: иронии в текстах, иронии в жизни, строгости к себе. Все надо делать по Гамбургскому счету, часто говорил он мне и другим...Да, Дмитрий Германович, ваша закалка помогает. Смело могу назвать Вас учителем. И ягоды ваши на чаче сочные, и стихи такие же. А тексты, рецензии, обзоры для меня стали учебным пособием, когда я пришла к Вам в подмастерье. ДС, будьте всегда. И пишите, хотя бы время от времени.

    Голосовать - 0 | 0 +
    Ермолина
    16.1.2012 в 12:22
  • Великолепное интервью с замечательным человеком! И как больно читать строки о том, в Петрозаводске не осталось «почвы» и «атмосферы среды». А ведь очень похоже, что это именно так...

    Голосовать - 0 | 0 +
    Евгений Барышев
    16.1.2012 в 12:23
  • очень интересно, и фотографии хорошие, особенно фон удачно освещен

    Голосовать - 0 | 0 +
    melifaroh
    16.1.2012 в 12:32
  • Всё очень и очень класно и Дмитрий и интервью!

    Голосовать - 0 | 0 +
    Ёж
    16.1.2012 в 12:33
  • о, дорогой Дмитрий Германович) как всегда прекрасен)

    Голосовать - 0 | 0 +
    Мария Кузнецова
    16.1.2012 в 17:55
  • Вопрос к автору и герою. Что нужно сделать и кому, чтобы появилась почва и атмосфера среды?

    Голосовать - 0 | 0 +
    Куль
    16.1.2012 в 21:01
    • Почва и атмосфера сейчас в инете, там наверно на любой закидон найдется форум/клуб. Даже в больших городах off лайновые посиделки редкость. Тут главное, чтобы нашелся активный энтузиаст, а народ со скрипом но подтянется) Вот только с такими энтузиастами сейчас жидко очень..

      Голосовать - 0 | 0 +
      Ёж
      17.1.2012 в 17:25
  • Это сложный вопрос. Кто-то считает, что нужно поддерживать культурные проекты на уровне государства: материально, информационно и пр. Кто-то говорит о том, что люди перестали читать, обсуждать, делиться и поддерживать друг друга в творчестве. Кто-то уехал, другой ушел... Вообще все это на уровне ощущений. А что делать, не возьмусь сказать..

    Голосовать - 0 | 0 +
    17.1.2012 в 12:11
    Автор поста
  • Очень хорошее интервью, замечательные фотографии. С привкусом декаданса.

    Согласен с Дмитрием, что художнику нужно вовремя уходить. И не только из журналистики. В свое время я ушел из журнала «Север» и так же вздохнул свободно. Не скажу, что работа в журнале была изматывающей, но все равно — ты зависим от мнения главного редактора, от графика работы и т.д. Внутренняя свобода — вот что нужно художнику.

    А вот тезис об отстствии почвы меня удивил. Дело не в том, что "люди собирались, что-то обсуждали... " Талантливые люди всегда найдут друг друга. А их в ПТЗ достаточно. Опять же, возвращаясь к ж-лу «Север». Я отработал там 8 лет и знаю всех (или почти всех) значимых поэтов и прозаиков в Мурманской, Архангельской, Вологодской областях, Коми. Так вот, уверяю вас (и это не ура-патриотизм), что пусть население Карелии в два-три раза меньше, чем в каждой из перечисленных областей, количество талнтливых литераторов в пять раз больше.

    Кстати, сия арифметика касается и Дмитрия Свинцова.

    Так что почва есть. Dixi.

    Голосовать - 0 | 0 +
    Дмитрий Вересов
    17.1.2012 в 12:44
  • Дмитрий, спасибо за хорошие слова!

    Голосовать - 0 | 0 +
    17.1.2012 в 13:55
    Автор поста
  • От Д. Свинцова — ответ:

    «Больше литературных журналов, больше издавать книг поэзии и прозы, проводить акции — пример Перми, где министр культуры режиссер Борис Мильграм, где Александр Гельман, где проводятся различные фестивали, в том числе и литературные. У нас в Карелии никому не интересны молодые люди, ищущие себя в творчестве. Им ни оказывается, по большому счету, никакой государственной поддержки, не поддерживается их пусть спорные, но очень современные и плодотворные для искусства инициативы»...

    Голосовать - 0 | 0 +
    17.1.2012 в 19:51
    Автор поста
    • Гельмана Марат зовут :)

      Голосовать - 0 | 0 +
      Зануда
      19.1.2012 в 01:33
  • Д. Свинцову

    Издавать стихи — это хорошо, но не это главное. Помнишь про Мандельштама, когда к нему пришел молодой поэт и стал жаловаться, что его не печатают. И Мандельштам его выгнал из квартиры, а потом кричал вслед с верхней лестничной площадки: "А Сафо печатали? А Иисуса Христа печатали? "

    Фестивали — это тоже хорошо. Но я часто цитирую слова Джона Фаулза: «Стихам читатель не нужен». Нет, может быть потом, когда стихотворение написано и отстоялось, «нам сочувствие дается, как нам дается благодать». Но в момент зарождения стихотворения, написания, какое-то время после — нельзя думать о будущем читателе. Стихи должны быть направлены в небо и в себя, иначе будет фальшь.Проза, драматургия, сценарии — несколько другое, ты всегда имеешь ввиду будущего читателя или зрителя. То есть уже три вектора. И рассказывашь какую-то историю. Дело может быть не в сюжете, а в какой-то психологической, нравственной или иной коллизии, но должна быть история.

    Впрочем, я никогда не любил публичных выступлений со стихами, ни одиночных, ни тем паче фестивальных. Поэтому и такое мое отношение к ним.

    Голосовать - 0 | 0 +
    Дмитрий Вересов
    18.1.2012 в 10:41
  • Такие прекрасные эмоции пробудило интервью!

    По поводу почвы... всегда вспоминаю берёзку, которая росла на козырьке подъезда. Там и земли-то не было, а она росла, зеленела.

    По поводу конкурсов... мы так далеко ускакали вперед с интернетом, что не нужны нашим талантам (на мой взгляд) республиканские конкурсы. На российском уровне хватает премий и различных литературных соревнований. Пока мы будем раскручивать, как бренд, какую-нибудь республиканскую премию, все петрозаводские таланты уже будут признаны на российском и международном уровне.

    хотя очень жаль, что вся движха уходит в интернет...

    Голосовать - 0 | 0 +
    Дарья Сурмий
    19.1.2012 в 17:32
  • Прекрасные фотографии, но и объект сам по себе произведение искусства! Действительно, спасибо за интервью! Не прибавить, не убавить! Свинцов — это имя, известное прежде всего по журналистике, причем давно. Но в интервью я много нового почерпнул о «человеке Свинцове». И какая же радость, что человек все время внутренне развивается, а потом мудреет и знает меру вещей. И еще — сила, так и веет этой самой силой, уверенностью в себе, которой так не хватает нам — недоучкам, рефлексирующим пьяницам, вечно сомневающимся в том так ли поступили, то ли сказали, а не лизнули ли тут лишнего, что люди скажут и пр.

    «Отсутствие атмосферы среды»? Факт. Увы. Да, многие ушли, многие уехали, но суть даже не в этом: мир изменился. И дело не в интернете. Потерян смысл существования человека, прежде всего моральный смысл. Служение делу. Кому тут служить и чему? А ведь от этого зависит многое. Хотя бы взгляд на мир: ведь когда в тебе есть смысл, то ты видишь и другие смыслы, ты видишь, образно говоря, молодые глаза древней старухи. Ты способен познать боль другого как свою, вообще способен чувствовать и понимать. Поэтому принимаешь других и поэтому принимают тебя. И поэтому можешь к другу ночью завалиться в 3 часа поговорить, потому что вдруг что-то понял в этой жизни и тебе необходимо сейчас же проверить так это или нет. Примерно так мы жили еще совсем недавно...

    Голосовать - 0 | 0 +
    Хмм
    26.1.2012 в 07:23
  • Ребята! А как поются эти стихи, сколько в них тепла, нежности, любви.Спасибо что они есть.Дима, я тебя обожаю! С.К.

    Голосовать - 0 | 0 +
    Сергей Константинов
    6.2.2012 в 13:42

Для того, чтобы высказать свое мнение, регистрация не требуется.
Но, по желанию, вы можете зарегистрироваться или или войти на сайт
через свой профиль в социальных сетях:

  • Ваше имя *
  • E-mail
  • Сайт
  • Текст мнения *



Мы в соцсетях
Лучшие