Интернет-журнал Республика Карелия

Осень 1921-го: восстание или авантюра?

Катерина Лексунова 5 февраля 2013
Голосовать -80 | +35 +
Осень 1921-го: восстание или авантюра?

В истории Карелии немало неизученных страниц. Карельское восстание 1921—1922 гг. – одна из них. Это восстание малоизвестно в широких кругах, и тем не менее в свое время оно активно обсуждалось на уровне мирового сообщества — в Лиге Наций. Юрий Михайлович Килин, доктор исторических наук,  директор Института североевропейских исследований, завкафедрой всеобщей истории ПетрГУ, специалист в области советско-финляндских отношений, отвечая на вопросы журналиста «Республики», фактически впервые столь подробно рассказывает на страницах СМИ о неоднозначных отношениях России и Финляндии 20-х годов ХХ века. 

— Юрий Михайлович, любое восстание или революция никогда не происходят в одночасье по «воле народной». И поэтому первый вопрос о том, как долго готовилось карельское восстание, кем готовилось и какие цели преследовались его организаторами?

— Карельское восстание – это только одно из названий случившегося осенью 1921 – зимой 1922 года. В советское время более распространено было название «каравантюра», т.е. карельская авантюра. В документах Наркомата иностранных дел РСФСР, относящихся к этому периоду, чаще всего использовалось название «Карельское восстание». Оно же использовалось и командованием Красной Армии. На самом деле, вы правы, действительно у всего есть своя предыстория, и я ненадолго  углублюсь в историю для того, чтобы ответить на этот ваш вопрос.

После присоединения Финляндии к  Российской империи в начале XIX века прежде существовавшая граница, отделявшая два государства ― Швецию и Россию, перестала существовать, и в российскую Карелию стали прибывать представители образованного финского сообщества. В частности, это была профессура единственного тогда в Великом княжестве Финляндском университета, переведенного из Турку в Хельсинки в 1828 году. Побочным результатом  этого своеобразного «культурного похода на Восток», получившего название «романтический карелианизм», со временем, во второй половине XIX века, стало формирование  идеологии финляндской государственности, в основе которой  краеугольный камень – эпос «Калевала», принадлежность которого карелам, проживавшим по обе стороны границы, до сих пор является предметом полемики. Его считают либо финским (в Финляндии), либо карело-финским эпосом (на российской территории). Так уж получилось, что рунопевцы, которые напели Элиасу Лённроту, районному  врачу, любителю-фольклористу свои руны, проживали по обе стороны к тому времени уже условной в большой степени границы. Как известно, наиболее ценные для составителя «Калевалы» руны напели три карела, проживавшие в российской Карелии на территории нынешнего Калевальского района Республики Карелия, прежде всего Архип Иванович Перттунен из деревни Ладвозеро. Следует сказать, что и в Швеции-Финляндии, и в Российской империи исполнение рун считалось проявлением  языческой культуры, отдельные островки которой сохранились лишь на северной приграничной периферии, где эта традиция жила в малых деревнях и на хуторах.  История любит шутки. Гонимое или игнорируемое внезапно стало почитаемым. Когда «Калевала» вышла первым своим изданием в 1835 году в Финляндии, она произвела настоящий фурор и стала в итоге той основой, на которой выросла идентичность финского народа, его самосознание, стала впоследствии основой их государственности и духовным фундаментом современной Финляндии. Прежде мало кому известный малочисленный народ на далеких северных задворках Европы, не имевший собственной истории, государственности, внезапно благодаря эпосу обрел собственную древнюю ИСТОРИЮ. Степень воодушевления, которым было охвачено население Великого княжества, выражаясь современным языком, успех позитивного психопрограммирования, нам сейчас вряд ли можно себе представить.

Теперь о более приземленных вещах. К  концу XIX века перемещение людей через границу Финляндии и России приобрело постоянный характер. Российские карелы пересекали границу в западном направлении на всем ее протяжении с продукцией местного производства – мороженая птица, рыба, пушнина, предметы для тогдашнего быта, производившиеся на мануфактурах в  Санкт-Петербурге. Это была контрабандная торговля, так как разносная торговля, коробейничество в Великом княжестве для подданных империи была запрещена.

Поскольку по обе  стороны границы в большинстве своем проживали карелы, заключалось большое количество смешанных браков, особенно в южной части Карелии. Что касается российских карелов из Северной Карелии, то к началу XX века в Финляндии их осело несколько сотен. Они строили там дома, открывали магазины. Кстати, при всем негативном  отношении финнов и финляндских карелов к русским и российским карелам, что было наследием длившихся несколько веков русско-шведских войн, жители Северной Карелии считались там умелыми дельцами и торговцами.  Приведу лишь один пример. Из пяти торговых советников (kauppaneuvos) высшее звание в сфере торговли в финской Северной Карелии после второй мировой войны четверо были потомками выходцев из российской Карелии. Именно эти выходцы из российской Северной (Беломорской) Карелии и создали в 1906 году в Тампере Союз беломорских карелов,  землячество, и стали вести просветительскую работу на территории уже Российской империи. Союз насчитывал около 750 членов, в том числе приблизительно 550 граждан Великого княжества и 200 карелов из российской Карелии и действовал в России, в Беломорской Карелии, где немного  позже и произошли те события, о которых мы говорим с вами. Именно эти люди и стали основной силой  восстания, ее идейными вдохновителями и организаторами.

Второй силой стали финские активисты, выходцы из Финляндии. Кстати, если не большинство, то весьма заметная часть из них были шведами, гражданами этого государства. И, несмотря на то, что шведская община составляла и составляет в Финляндии примерно 7%, их удельный вес в числе тех, кто поставил своей целью присоединение российской Карелии к Финляндии, был весьма большим. Да и сама идея создания Великой Финляндии была сформулирована финляндскими шведами в середине XIX века после поражения Российской империи в Крымской войне. Для историка эта идея создания Великой Финляндии, граница которой должна была проходить по Неве, Свири и от Повенца до Онежского залива Белого моря с включением в нее и всего Кольского полуострова, является не чем иным, как продолжением многовекового немецко-шведского ”Drang nach Osten”, «натиска на Восток» ―  занятия населенных славянскими народами территорий. На южном побережье Балтики его проводили немцы, на северном ―  шведы, одно из германских племен. Не будем забывать, что и в элите Великого княжества, и затем независимой Финляндии доля шведов была непропорционально велика. Для шведской элиты, долгие столетия воевавшей сначала с Новгородом, а затем с централизованным Русским государством, русофобия была естественным состоянием. Кстати, как и большевики, менявшие в политических целях свои фамилии, многие финляндские шведы в тех же целях меняли свои фамилии на финские. Классический пример ―Юхо Кусти Паасикиви ( Ю́хан Гю́стаф Хелльсте́н), один из послевоенных президентов  Финляндии. В переводе Paasikivi ― болотный валун, т.е. это говорящая фамилия, очевидно, вызывавшая почтение у этнических финнов. Президент Финляндии швед Карл Густав Маннергейм говорил по-фински с очень сильным акцентом, более выраженным, чем акцент Иосифа Виссарионовича Сталина, когда он изъяснялся по-русски.

Как уже было сказано, любое восстание никогда не бывает стихийным и одной идеологии мало. Требуются оружие, деньги,  подготовленные в военном плане люди, пропагандистская, агитационная работа… Как раз этим и занимались финские активисты. Своим возникновением в ноябре 1904 года Финская партия активного сопротивления (Suomen aktiivinen vastarintapuolue) была обязана так называемому «периоду угнетения», связанному с попытками царизма сократить объем автономных прав Финляндии в начале XX века. Основателем партии стал гражданин Финляндии Конни Циллиакус, журналист, леворадикальный политик, тесно сотрудничавший с большевиками, участвовавший в нелегальных поставках оружия (пароход «Джон Графтон») в Россию для поднятия восстания. Циллиакус был посредником между большевиками и японскими властями, которые тайно финансировали оппозиционные силы в Российской империи. В сентябре 1904 года он на японские деньги организовал и провел Парижскую конференцию российских оппозиционных партий для выработки программы совместной борьбы с самодержавием. Вообще, успех октябрьского переворота 1917 года трудно представить без подрывной деятельности определенных кругов стран Северной Европы, через банки которых велось финансирование большевиков. Секрет любой революции прост ― это ОЧЕНЬ большие деньги.

— Кто спонсировал это восстание? Какую роль в его подготовке сыграло правительство Финляндии? Поддерживало ли оно официально этот замысел? Ведь, насколько мне известно, между МИД Финляндии и НКИД РСФСР была переписка на этот счет, и вопрос выглядел как своего рода предмет торга. Это так?

— Источники финансирования ― самая большая тайна любого события такого рода.  Главными спонсорами подготовки восстания выступили представители крупного бизнеса Финляндии, в основном лесопромышленники, владельцы лесоперерабатывающих предприятий, прежде всего  финляндские шведы, в наибольшей степени заинтересованные в эксплуатации почти нетронутых хвойных лесов российской Карелии.

­— Получается, были правы те карелы, которые на собраниях, где проводилась агитобработка, высказывали опасения, что в случае присоединения к Финляндии Карелия станет для нее лишь сырьевым придатком по разработке карельского леса и что вовсе не судьба карелов и ее культуры беспокоит финнов?

— Природа распорядилась так, что именно здесь, к северу от широты д. Паданы, росла наиболее ценная по своим потребительским качествам древесина. Особенно ценными были ребольские и пенингские лесные массивы. В конце XIX ― начале XX веков фиксировались случаи, когда финны продавали свою, менее ценную древесину на Лондонской бирже под видом, например, ребольской. И не будем забывать, что  лесоперерабатывающая промышленность Финляндии того времени, особенно изготовление бумаги и целлюлозы, ― основа экономики этого государства до начала 1950-х годов. Недаром активисты, руководители Военного управления Восточной Карелии еще и в 1943 году, уже после Сталинградской битвы, предложили построить 27 новых железных дорог  на оккупированной территории советской Карелии с целью превращения ее в сырьевой придаток своей лесоперерабатывающей промышленности. В свое время Финляндия долгое время  сама была колонией Швеции и являлась именно таким сырьевым регионом, а также поставщиком «пушечного мяса» для нее. Потом Финляндия получила независимость, и к 1918 году подавляющее большинство представителей правых сил, руководивших этой страной, было  убеждено в том, что Финляндия должна расшириться на восток до Белого моря, и российская Карелия, действительно рассматривалась ими как сырьевой регион для Финляндии. К тому времени в Финляндии уже были построены дополнительные мощности по переработке древесины, бумажные, целлюлозные фабрики, которым  требовалось сырье.  Устойчивого  лесопользования высокого уровня, которым Финляндия славится в настоящее время, в то время и в помине не было, в стране велись хищнические лесозаготовки вдоль сплавных рек и железных дорог. Рассуждая гипотетически, Карелия  от возможного присоединения к Финляндии в то время могла бы выиграть только в том случае, если бы здесь планировалось создание производств по глубокой переработке древесины, а также были бы построены железные дороги, соединяющие ее с Финляндией. Как было сказано выше, строить здесь ЦБК финны не планировали даже и в 1941—1942 гг., когда уверенность в победе нацистской Германии была велика.

— Так какова же была роль властей Финляндии в подготовке восстания? И принимали ли они в этом участие?

— Возвращаясь к вопросу возможного спонсирования восстания властями Финляндии, могу сказать, что до заключения Тартуского мирного договора 14 октября 1920 года правительство Финляндии спонсировало, финансировало и даже организовывало  действия по захвату российской Карелии. По договору 1920 года эта деятельность была прекращена, и финляндское государство формально отстранилось от этой деятельности. С другой стороны оно известным образом помогало, не препятствуя информационной поддержке этого плана, а также тем, что предоставляло отпуска офицерам финляндской армии, которые должны были принять участие в этом восстании. Таких было несколько десятков, в том числе и в старших офицерских чинах. Они или получали длительный отпуск, или отчислялись со службы на этот период. Формально не считаясь состоящими на военной службе, они должны были участвовать в восстании в Карелии. Поэтому могу сказать, что в событиях 1921-22 годов прямого участия финляндское правительство не принимало, однако и не мешало активистам заниматься этим. Один пример: когда в феврале 1921 года вступили в силу положения Тартуского договора, те финляндские граждане, которые занимали в том числе и полицейские должности на территории Ребольской и Поросозерской волостей (де-факто тогда это была часть Финляндии) занялись складированием оружия недалеко от границы.

— Это так называемая операция «Медвежья берлога»?

— Да, ее часть. Вообще «Медвежья берлога» — это план по организации очагов восстания по всей территории Карелии после вступления в силу положений Тартуского договора. Еще в декабре 1920 г., незадолго до этого, ленсман Ребольской волости Боби Сивен и капитан-егерь Калле Хенриксон (Мата) разработали т.н. план «Медвежья берлога», целью которого было «освобождение» Восточной Карелии после вступления в силу  договора. В МИД Финляндии план не встретил поддержки, но активисты не услышали от министра иностранных дел Рудольфа  Холсти и решительного отказа. Действуя через егерское бюро (Jääkäritoimisto), они организовали доставку в приграничный финский  населенный пункт Лиекса 500-600 японских винтовок и 150 тыс. патронов из тайных складов оружия шюцкора, созданных после завершения гражданской войны в Финляндии.

Оружие складировалось недалеко от границы, но в какой-то момент советская разведка (а надо заметить, что в то время и Финляндия и приграничные территории РСФСР, особенно Карельский перешеек и Карельская Трудовая Коммуна  буквально кишели шпионами и разведчиками всех мастей – и белоэмигрантские организации, особенно активная здесь британская разведка, разведки других держав, советская, финские военная и политическая разведки, разведки активистских организаций и т.д. ) донесла об одном таком складе с количеством стволов более 500. Тогда НКИД РСФСР обратился с нотой протеста в МИД Финляндии, требуя прояснить ситуацию и конфисковать оружие. Финляндское правительство отправило разобраться в ситуации некоего чиновника, который, приехав, обнаружил, что винтовок уже не осталось. Не очень быстро ехал или их очень быстро спрятали, узнав об этом.  Одним словом, оружие было спрятано в оружейные схроны и во время восстания это оружие и использовалось. Были и другие партии оружия.

— А из числа карельского населения кто подержал восстание и принял в нем участие?

— Скоро уже исполнится 100 лет с этих событий, но я вам скажу, что на сегодняшний день ни в Финляндии, ни в России полноценных научных исследований на этот счет нет. В какой-то степени эти события успели за это время даже мифологизироваться. Но если говорить о «сухом остатке», сути происходившего, то в восстании участвовало до  3000 человек. Примерно 500 из них были финнами. 28 офицеров финляндской армии возглавили восстание. Основной силой стали 2500 российских карелов-крестьян, которые бежали в Финляндию после февраля 1921 года, где на деньги, собранные активистами, часть из них проходила военную подготовку в тренировочных лагерях. Об этом, кстати, знала советская разведка… Планы были грандиозными – занять максимально бόльшую часть советской Карелии, дойти до железной дороги Петроград – Мурманск, удерживать эту территорию максимально долго, обратиться за поддержкой к Лиге Наций с просьбой признать новое государство, которое впоследствии изъявило бы желание присоединиться к Финляндии.

— А готовила их та самая структура, которая называлась «Карельское академическое общество», или какая-то другая организация?

— «Карельское академическое общество» действительно возникло в то время, и на первых порах его главной задачей было оказание помощи соплеменникам, т.е. российским карелам, бежавшим из Карелии в Финляндию в 1919—1921 гг. В то время Финляндия была весьма бедным государством и беженцы оказывались в очень непростом положении на ее территории. Однако в этой гуманитарной организации было и военное крыло, где готовились люди – будущие бойцы. Его руководители ожидали подходящего момента, чтобы через вооруженное восстание добиться-таки того, что было давно задумано – присоединить Восточную Карелию к Финляндии. Достаточно было и других организаций, активно готовивших восстание, чего стоит один только шюцкор, в то время практически государство в государстве, и, например, «Братья по ненависти» (Vihan veljet). Нетрудно догадаться, в отношении кого члены этой организации испытывали ненависть.

— И сделать это планировалось руками карелов? Какова была реакция на это предложение у самих карелов? Ведь, насколько я знаю, и среди карельского народа однозначно за присоединение выступала сравнительно небольшая часть?

— Да, карельский народ на тот момент не представлял собой единого целого даже по географическим причинам и говорил на трех различных диалектах и десятках местных говоров. Исторически российские карелы проживали относительно узкой полосой шириной примерно от 100 (на юге) до 150―200 км, протянувшейся  приблизительно на 800 км с севера на юг между границей Великого княжества и железной дорогой Петроград – Мурманск. Учитывая, почти полное отсутствие  в Карелии до 1920-х годов дорог, особенно в меридиональном направлении, ее природно-климатические и географические особенности (леса, болота, озера), экономическое, социальное, политическое, культурное взаимодействие между частями Карелии было практически  невозможно. А это во всех случаях условие формирования единого народа.  Естественно, не было и СМИ на не имевшем письменности карельском языке. Карелы из района Ухты элементарно не понимали языка южных карелов.

В отношении вопроса независимости Карелии или ее присоединения к Финляндии или РСФСР карелы разделились на две большие группы, а если быть более точным – на три. Основная часть населения  Южной Карелии (Олонец) не поддержала идею и выступала за вхождение Карелии в РСФСР. В период гражданской войны эта территория контролировалась советской властью. Та небольшая часть южных карелов, которая поддерживала идею включения российской Карелии в Финляндию, бежала за границу после провала второй попытки силового решения проблемы, когда до тысячи человек из района Олонца пополнили отряды финских активистов, дошедшие до западной окраины Петрозаводска в  районе Сулажгоры летом 1919 года.

Население района Паданы – Реболы, которое говорило на собственно карельском языке, выступало за выход из РСФСР и создание независимого государства Карелия либо за присоединение к Финляндии. Отмечу, что здесь было немало и сторонников большевиков. Ухтинская республика 1918―1920 гг. выступила своего рода прообразом этого возможного независимого государства в будущем. И, наконец, Северная Карелия, т.н. Беломорская, которая до июня 1920 года административно входила в Архангельскую губернию. Ее население говорило на карельском диалекте, максимально близком к финскому языку, здесь наиболее сильны были позиции настоящих сепаратистов, бывших российских подданных, осевших в Финляндии,   которые выступали за присоединение Карелии к этому государству. Напомню, что весной 1920 года на съезде представителей северных волостей российской Карелии в Ухте было формально принято решение о выходе из состава РСФСР. Это решение, аналогов которому даже в то бурное время на территории РСФСР не было, сильно напугало большевиков. ОГПУ инициировало уголовное дело «Об отложении Карелии от РСФСР». Этот страх впоследствии вылился в массовые репрессии против населения приграничных районов КАССР.

Сильные позиции сепаратистов в центральной и северной частях российской Карелии  объяснялись тем, что центральная  (Поросозерская и Ребольская волости ― самые северные волости Олонецкой губернии) и северная Карелия в 1918―1920 годах либо входили  в состав финляндского государства (Реболы, Поросозеро), либо пользовались де-факто статусом независимых территорий, которые находились под номинальным контролем британской оккупационной администрации. Здесь по финскому образцу была поделена земля между крестьянами, государством и местными волостными правлениями, и люди не хотели ничего менять в этом устройстве. Не будем забывать и того, что к осени 1921 года советские органы власти на освобожденных от иностранной оккупации территориях еще фактически не были сформированы.

Но даже это было не столь важно в этом случае, потому что, как мы понимаем, в каждом восстании важен запал, то, что приводит в действие процесс, становится «последней каплей». Есть идеология, деньги, оружие, готовы люди и т.д. , но нужен еще и своего рода триггер, спусковой механизм, то, что столкнет с места эту лавину. И в этом случае этим триггером стала политика военного коммунизма в Карелии, которая проводилась советскими властями совершенно безумными методами. Учитывая то, что самообеспеченность зерном ― рожью  и овсом ― в северной Карелии и в лучшие, мирные времена равнялась 3-4 месяцам в году, карелы были вынуждены докупать хлеб. Причем существовала сложная схема доставки хлеба в Карелию. Северные карелы были уверены, что хлеб они получают из Финляндии. Внешне так это и было. Еще в конце XIX века была построена железная дорога до Йоэнсуу, откуда хлеб гужевым транспортом доставлялся в северные волости российской Карелии. Однако мало кто знал, что это было зерно, выращенное в Российской империи на Украине и в других районах черноземного пояса. Кстати, эта схема снабжения продолжала функционировать до 1935 года, когда председатель СНК СССР В.М.Молотов, узнав об этом, запретил ее использовать.

— Именно поэтому в агитпризывах организаторы восстания часто говорили о том, что только Финляндия способна обеспечить карелов хлебом?

— В Финляндии до 1950-х годов не хватало своего хлеба для собственного населения. Кстати, обосновывая необходимость присоединения российской Карелии к независимой Финляндии, сторонники этой идеи указывали на значение Олонецкой равнины для продовольственной самообеспеченности этого государства в будущем. Не будем забывать, что в начале 1920-х это было маленькое, с населением около 3 миллионов человек, весьма бедное государство. Финляндия сама закупала более трети потребляемого продовольственного зерна у Российской империи. И это была одна из больших проблем для государства  – получение хлеба после 1917 года. В период второй мировой войны поставщик продовольственного зерна в Финляндию  изменился ― им стала нацистская Германия.

— Финляндия в то время была бедной страной. Именно поэтому большинство из тех карелов, кто пересек границу (в том числе и после карельского восстания) и стремился найти там пристанище для своих семей, вынуждены были вернуться? Они столкнулись там с голодом?

— И с ним тоже. Но в основном главной причиной для возвращения многих карелов  стало то, что для финнов они, хотя теоретически, глядя с уровня элиты, и считались  родственным народом, но оставались для местного населения «рюсся» (уничижительно ― русскими), чужаками. Впрочем, и для российских карелов их соплеменники по другую сторону границы были ruočči (шведами), а не карелами или финнами. Это ― повторю вновь, наследие многовековых русско-шведских войн, в ходе которых карелы сражались друг с другом в составе шведской и русской армий. В районе Иломантси матери до сих пор  рассказывают своим маленьким детям страшные истории о пришедшем с востока «рюсся», т.е. российских карелах.

Бежавшие за границу карелы столкнулись с национализмом в самых бедных, северных регионах Финляндии. Понятно, что запасов продовольствия для чужаков там не было. Люди жили в лагерях. В лучшем случае у них была пригнанная с собой корова, которую было зачастую даже негде держать. Поэтому карелы-беженцы оказывались в тяжелых  обстоятельствах. И надо отметить, что те, кто все же остался в Финляндии, смогли получить финское гражданство в основном только после второй мировой войны.

— А бежали люди из Карелии из-за политики властей того времени? Что было здесь самым тяжелым для простых карелов?

— Да, как я уже сказал, политика военного коммунизма проводилась советскими властями  Олонецкой губернии, местных волостей и властей Карельской Трудовой Коммуны совершенно безумными методами. У людей фактически отнимали последнее. Приходили вооруженные отряды продразверстки, ссыпали все, что имелось у людей в амбарах, погребах и увозили. У людей был выбор: или умирать от голода, или что-то пытаться предпринимать. Поэтому сказать, что восстание вызывалось сугубо внешними причинами, нельзя. Скорее подготовка восстания с финской стороны легла на благодатную почву, подготовленную зверскими методами властей по отношению к своему народу в одном из самых бедных уголков Российской империи. Поэтому фактически восстание началось с выступлений против этих отрядов продразверстки. Люди начали зверски убивать комиссаров, вспарывали им животы, засовывали в них зерно и топили в озерах, болотах. Это вызвало ответную жестокую реакцию властей, и те люди, которые уже были готовы к выступлению с финской территории в Карелию для осуществления задуманного плана, воспользовались этим удобным моментом и перешли границу в октябре–начале ноября.

Масштаб выступления для советской власти был неожиданным. В Карелии Тартуским договором было запрещено держать вооруженные силы, и поэтому с восставшими один на один поначалу оказалось небольшое количество личного состава немногочисленной пограничной стражи. В первые дни масштабы  восстания не были должным образом оценены военно-политическим руководством РСФСР, поэтому подкрепления из центральных  районов  страны стали прибывать в тот момент, когда момент для быстрых эффективных контрмер  был упущен. Отряды восставших уже успели дойти до железной дороги на Мурманск и перерезать ее. Вот здесь «игра» началась по-серьезному, потому что эта дорога рассматривалась большевиками в то время как возможный путь для собственной эвакуации туда же, где они и пребывали в период первой мировой войны (Западная Европа,  США) в случае, если они лишились бы власти в результате действий  внешних противников и внутренней оппозиции.

РВСР и его глава Л.Д.Троцкий (Бронштейн) считали весьма вероятным сценарий, согласно которому Польша, Румыния, Латвия, Эстония и Финляндия, поддержанные крупными европейскими державами, начнут полномасштабную войну в конце весны 1922 года. Вообще, тогда большевики  войны ждали каждую весну. Иначе говоря, после того как дорога на Мурманск была перерезана, карельское восстание было расценено руководством РСФСР  как преддверие к большой войне. Надо отметить, что тогда положение большевиков было весьма шатким, крестьянские восстания вспыхивали повсюду, но события в Карелии оценивались как наиболее опасные из-за географического положения Карелии, близости к Петрограду и возможности наступления войск Антанты на этом направлении. Пережитый в Москве страх был велик, и если в первые дни восстания его опасность не была большевиками правильно оценена, то после блокирования железной дороги на Мурманск она была переоценена, и против воюющих здесь 3000 человек были брошена группировка общей численностью в  30000 солдат. Преимущество 1 к 10 в мировой военной  истории надо еще поискать. Были брошены лучшие силы, в том числе Московская курсантская бригада, многие выходцы из которой потом занимали видные должности в Красной Армии во время второй мировой войны. Общим руководством операцией по подавлению восстания занимался лично Лев Троцкий, курировал ее как военный руководитель главнокомандующий Сергей Каменев, а собственно войсками командовал Александр Седякин, тот самый, который руководил операцией по подавлению Кронштадтского восстания. Методы подавления были соответствующими.

— Операция была быстрой?

— Довольно быстрой, учитывая сложные зимние условия. Войска доставлялись на станции железной дороги  Петроград ― Мурманск напротив тех пунктов, которые были заняты восставшими. Впервые применялась в Карелии (впервые после союзников – британцев) боевая авиация, боевые аэропланы того времени, которые занимались и бомбежками населенных пунктов для устрашения. Эффект хоть от них был и невелик, но население, впервые увидевшее в небе стреляющие и бомбящие «железные птицы», удалось устрашить. В ходе операции  армией практически не использовались лыжи, войска были переброшены из  центральных районов страны, и солдаты просто не умели ходить на них. Поэтому, пройдя пешком по снегу примерно 150-200 км, они достигли государственной границы, оттеснив  восставших за госграницу к середине февраля 1922 года. Боевые потери частей Красной Армии были относительно невелики  — 152  убитых, 512 раненых, 257 обмороженных, 200 пропавших без вести, 273  эвакуированных (больных), всего 1394 человека. Это свидетельствует о малой интенсивности боевых действий и отсутствии полевых укреплений у восставших. В литературе встречается характеристика этой операции как «малой Зимней войны». Впоследствии представители карельского ОГПУ назвали эту операцию неэффективной, потому что действия такого рода предполагают уничтожение противника или пленение его с последующим уголовным преследованием. Готовность армии к действиям в таких условиях была невелика. В качестве  высокого образца военного искусства в ходе этой операции можно отметить, пожалуй, только один эпизод – знаменитый поход лыжного батальона финских курсантов Интернациональной военной школы Петрограда. 136 добровольцев-курсантов  во главе с Тойво Антикайненом  совершили вызывающий уважение лыжный марш, преодолев более 1000 км  от станции Масельга до Кимасозера, где располагалась база основных сил восставших. Они вышли туда, взорвали склады, что ускорило отступление отрядов восставших.

— Юрий Михайлович, вы говорите о том, что такие операции предполагали пленение и последующее уголовное преследование. Но разве участники восстания не были впоследствии репрессированы? 

— Значительная часть участников восстания осталась в Финляндии, получив там гражданство после второй мировой войны. Их потомки создали уже в 1990-е годы землячества, например, Ребольское общество. Деда  моего хорошего знакомого, которому в этом году исполняется 74 года, Пекку Кюёттинена, уроженца Ребольской волости, после подписания перемирия 19 сентября 1944 года  финская полиция попыталась выслать из Финляндии в СССР.  Пекка был главой Ребольской волости в 1918—1921 годах, когда она находилась  в составе Финляндии. Советская сторона передала после завершения войны список участников восстания, подлежавших высылке в  СССР. В дом к этому человеку пришли полицейские, чтобы отправить его в СССР. Тогда он взял в руки оружие и сказал им, что кто-то из них «уйдет отсюда с пулей в черепе». Его оставили в покое и он умер в Финляндии в 1960-х годах своей смертью. Пекка Кюёттинен  был в составе карельской делегации на Парижских мирных переговорах.

Немного не дожил до высылки в СССР и духовный руководитель восстания Василий Сидоров (Левонен), родившийся в д.  Койвуниеми Тунгудской волости на севере российской Карелии в 1855 (1856) гг. Он начинал, как и многие другие идеологи движения, с коробейничества в 1878—1879 годах. В период восстания он действовал под именем главного героя «Калевалы» Вяйнемёйнена. Прожив после бегства в Финляндию в полной слепоте с 1922 по 1942 год, он скончался в доме престарелых в статусе беженца в деревне Вуокатти, ныне хорошо известной как горнолыжный курорт и место дорогих СПА-отелей.

Но так судьба сложилась не у всех участников восстания. С оружием в руках выступило тогда примерно 3000 человек. Из них ― 500 финнов, не подлежавших выдаче. Из примерно 2500 карелов, бежавших после восстания в Финляндию, к 1927 году воспользовались амнистией и вернулись до 1000 человек. Все они были взяты на учет ОГПУ. Было дано указание их не трогать, в соответствии с тем обещанием, которое было дано советской властью этим людям при амнистии. Но в 1930 году начался пересмотр их дел, в результате часть из них расстреляли (примерно 1/10 часть), часть выслали на поселение, часть приговорили к различным срокам тюремного заключения.

— Среди этих вернувшихся было много тех, кто был завербованным агентом финской разведки?

— Таких было достаточно много. Причем большинство из них впоследствии стали двойными агентами, о чем с горечью говорилось в документах финской военной разведки, вербовавшей среди этих людей агентов.

— Юрий Михайлович, что обозначало название «карельские банды», которые после восстания еще какое-то время действовали в Карелии?

— Если говорить о периоде после подавления восстания, то карельскими бандами называли группы выходцев из Карелии, которые время от времени совершали набеги на советскую  территорию, в том числе и выходя на железную дорогу Мурманск – Петроград (Ленинград) вплоть до конца 1920-х годов. Подчеркиваю, до конца 1920-х(!) годов. Они убивали местных представителей власти, грабили местное население и, кроме всего прочего, проводили сбор разведывательной информации. В вышедшей в конце 2012 года посмертно книге  Эйнара Петровича Лайдинена, работавшего в ПетрГУ, и его финского соавтора Ээро Эльвенгрена (скончавшегося в прошлом году) «Шпионаж за Восточной границей» об этом подробно написано. Пока участники восстания не состарились, они не успокоились. Чуть позже, когда в Карелии стала более активно работать контрразведка, как уже говорилось, многие из них стали двойными и даже тройными агентами. Но к 1939 году после проведенных зачисток НКВД в Карелии практически не осталось никого из числа этих людей. Об этом маршал Маннергейм с горечью говорил накануне второй мировой войны.

— У организаторов восстания были какие-то планы повторить «авантюру»?

— Не будем забывать тот факт, что в начале ХХ века, после первой мировой войны шел своего рода передел мира. Вновь возникшие (например, Финляндия) и воссозданные (Польша) государства хотели быть великими, используя все возможности в достижении этой цели. Как считали тогдашние лидеры страны, великой Финляндия (Suur-Suomi) могла стать, присоединив к себе российскую Карелию. Поэтому, конечно, такие планы были, но не у официальных властей, а у активистов и правых политических сил. На территорию Карелии регулярно забрасывались вооруженные группы. В то время в Финляндии действовало до нескольких десятков активистских организаций подобных  «Карельскому академическому обществу». Из них наиболее крупными были несколько, в том числе и такое общество, как  уже упоминавшееся «Братья по ненависти». О многих из них не сохранилось никаких архивных  данных ни в Финляндии, ни у нас. Возможно, эти данные были уничтожены после сентября 1944 года. Большое количество весьма заметных политических и военных фигур в Финляндии были членами «Братьев по ненависти». Они были объединены ненавистью к русским, карелам, ко всему Востоку в целом, видели в Финляндии «бастион против Востока».  Эти организации всегда были готовы предоставить деньги и оружие для организации нового восстания. Они были не хуже готовы, например, в 1925 году,  но не было повода, который бы заставил народ снова взять в руки оружие. В результате событий 1921—1922 гг. власти РСФСР  осознали необходимость предоставления этой территории реальной автономии. Не той фальшивой, которая была известна под названием Карельская Трудовая Коммуна.

— А когда окончательно в Финляндии отказались от этих планов?

— 19 сентября 1944 года, сразу после подписания перемирия с СССР.

— И последний вопрос, Юрий Михайлович, по поводу судьбы боевого жетона «Честному воину Карельского фронта». Почему он был аннулирован позднее? Были пересмотрены итоги этого исторического события или потому что операция была названа неэффективной военными специалистами? 

— В таких случаях награждаются все участники военной операции. В Карелии это было почти 30000 человек.  Жетон «Честному воину Карельского фронта»   был самой первой наградой такого рода в Красной Армии, не государственной, а ведомственной.    В те времена боевой жетон соответствовал медалям, которые новым государством еще не были учреждены. Первая медаль появилась только в 1938 году. Жетон удостоверял участие военнослужащего в важной для армии операции.  Почему он был отменен, не могу сказать. Физически их никто не отнимал, у кого они были, у тех они и остались. Просто их вычеркнули из списка наград. И, несмотря на оценки некоторых современников (особенно критично были настроены представители ОГПУ), до конца советского времени эта операция считалась достаточно успешной. До 1991 года ее итоги не пересматривались и отношение к ней не менялось.

Фото: militera.lib.ru, slon-76.livejournal.com, vk.com, library.karelia.ru, vedlozero.ru, nord- ursus.livejournal.com

  • >«Кстати, как и большевики, менявшие в политических целях свои фамилии, многие финляндские шведы в тех же целях меняли свои фамилии на финские Классический пример ―Юхо Кусти Паасикиви (Ю́хан Гю́стаф Хелльсте́н) один из послевоенных президентов Финляндии. В переводе Paasikivi ― болотный валун, т.е. это говорящая фамилия, очевидно, вызывавшая почтение у этнических финнов».<

    Сравнение с большевиками неуместно. В первой половине XIX века многие этнические финны имели шведские фамилии, которые в период подъема финского национального сознания меняли на финские. Так что фамилия далеко не всегда являлась показателем шведского происхождения. И примеров тому немало: собиратель карело-финских рун и создатель «Калевалы» Элиас Лённрот (Lönnrot, 1802—1884), классик финской литературы Алексис Киви (Stenvall, 1834—1872), поэт Эйно Лейно (Lönnbohm, 1878—1926), писатель Юхани Ахо (Brofeld, 1861—1921) и прочие деятели культуры и видные политики. В числе последних Юхо Кусти Паасикиви: «Poika on syntynyt perihämäläiseen sukuun. Isän puolelta ollaan monessa polvessa Oriveden talollisiä, äidin puolelta Lempäälästä Selinejä» (Источник: Annamaija Kataja. Itsenäisen Suomen presidentit. Jyväskylä, 1994. C. 177).

    Голосовать - -2 | +10 +
    ЭХ
    5.2.2013 в 12:54
    • С фамилиями все ясно — ни у финнов, ни у карел в старину их просто не существовало. На шведской стороне шведсткие чиновники давали при переписи шведские фамилии, а на русской стороне — русские. Вот и встречются на границе два карела — один Лундквист, а другой Семенов, двоюродные братья. Что же до Паасикиви, то перевод фамилии просто не верен. Не болотный камень, а именно что «Валун-камень», скала, короче :)

      Голосовать - 0 | +6 +
      Арви Пертту
      5.2.2013 в 15:51
      • Финские «фамилии» существовали и в средневековье и вовсе не шведскими чиновниками они давались) По сути дела это были названия «хуторов» на которых они жили и соответственно в налоговом регистре упоминались..

        Голосовать - 0 | +1 +
        Геннадий
        5.2.2013 в 23:45
  • >«Учитывая то, что самообеспеченность зерном ― рожью и овсом ― в северной Карелии и в лучшие, мирные времена равнялась 3-4 месяцам в году, карелы были вынуждены докупать хлеб. Причем существовала сложная схема доставки хлеба в Карелию. Северные карелы были уверены, что хлеб они получают из Финляндии. Внешне так это и было.»<

    ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА УЧПОО-2 В КАРРЕВКОМ О ПОЛОЖЕНИИ ПОГРАНПОЛОСЫ И НАСЕЛЕНИЯ В РЕБОЛЬСКОЙ ВОЛОСТИ

    5 мая 1922 г.

    Совершенно секретно

    10 апреля с.г. прибыло продовольствие из Финляндии, 50 тыс. кг, было привезено на финских лошадях до границы и сложено от границы [за] 40 сажень, откуда перевозилось в дер. Туливару. Лошадей работало 12, рабочих было 90 чел., их работа шла недружно. 14.04.22 г. было привезено муки из-за границы 215 мешков, среди рабочих настроение волновало, ввиду малой нормы выдачи нормы. Лесозаготовок в погранзоне не производилось, крестьяне большинство занимаются рыбной ловлей для пропитания самих себя, союза рыбаков не организовано, союза охотников тоже не организовано. В пограничных деревнях полумертвое состояние, фураж иссякает, доставки [его] нет, скот полуголодный, из-за отсутствия лошадей крестьянам приходится на своих плечах нести корм для скота за 10 и 15 верст.

    Настроение крестьян колеблющееся, отношение к соввласти враждебное, ввиду их забитости белофинской агитацией. Культурно-просветительной работы не производится, изба-читальня не открыта, ревком на это почему-то не обращает внимания – где нужно темному крестьянству просвещение. В с. Реболы открыта одна школа, в других деревнях не представлялось возможности [их] открыть за неимением средств, а также учителей.

    (...)

    Нач. заградпоста 6.

    Источник: НЕИЗВЕСТНАЯ КАРЕЛИЯ. Документы спецорганов о жизни республики 1921–1940 гг. – Петрозаводск, Карельский научный центр РАН, 1997. 366 с. Тираж 300 экз.

    Голосовать - 0 | +10 +
    ЭХ
    5.2.2013 в 13:20
  • >«И надо отметить, что те, кто все же остался в Финляндии, смогли получить финское гражданство в основном только после второй мировой войны».<

    2195 человек ─ общее число восточных карелов, получивших гражданство Финляндии в 1918─1943 гг.

    В 1918─1923 гг. ─ 166 чел., в 1924─1930 гг. ─ 200 чел., в 1931─1935 гг. ─ 570 чел., в 1936─1940 гг. ─ 1074 чел., в 1941─1943 гг. ─ 185 чел.

    Источник: Nevalainen P. Viskoi kuin Luoja kerjäläistä. Venäjän pakolaiset Suomessa 1917─1939. Helsinki, 1999.

    Голосовать - -1 | +11 +
    ЭХ
    5.2.2013 в 13:56
  • «В результате событий 1921—1922 гг. власти РСФСР осознали необходимость предоставления этой территории реальной автономии. Не той фальшивой, которая была известна под названием Карельская Трудовая Коммуна».

    И когда эта территория имела реальную автономию?

    Голосовать - 0 | +16 +
    ЭХ
    5.2.2013 в 14:11
    • Благодарю вас, уважаемый читатель, за информацию и внимательное прочтение такого, уж, прошу прощения, так получилось, большого текста. Впредь буду как-то дробить на подтемы. Вашу информацию учту для будущих материалов. И по автономии Карелии в ближайшее время найду возможность подготовки материала с кем-то из специалистов. Мне и самой интересно понять была ли она когда-нибудь, в какой-то хотя бы документальной форме, не говоря уж о реальной.

      Голосовать - -3 | +3 +
      Катерина Лексунова
      5.2.2013 в 14:25
  • Даже с учётом известной «смелости» некоторых выводов (например, относительно того, что свою историю финский народ получил благодаря «Калевале»: «внезапно благодаря эпосу обрел собственную древнюю ИСТОРИЮ» (?)), нельзя не оценить новизну поднятой темы и продуктивную глубину вспашки. Мне было интересно. Спасибо, Юрий Михайлович, спасибо, Катерина Лексунова!

    Голосовать - -4 | +10 +
    Андрей Тюков
    5.2.2013 в 14:26
    • Андрей, благодарю за оценку. Я всегда очень радуюсь когда читателю интересно. Спасибо!

      Голосовать - 0 | +5 +
      Катерина Лексунова
      5.2.2013 в 14:43
  • Юрий Михайлович несколько категоричен, но это естественно, ведь он профессор. А во-вторых это не научная статья, а всего лишь интервью, рассчитанное на достаточно широкий круг читателей.

    Осмелюсь утверждать, что он в настоящее время крупнейший в России специалист в вопросах Советско-Финляндских отношений в период от каравантюры до Отечественной Войны и знает об этом периоде все, что к данному моменту было доступно.

    Рад, что Республика, не отличающаяся чистотой цвета, предоставляет место для рассказа и оценки одного из весьма болезненных исторических сюжетов столь квалифицированному и знающему специалисту.

    Так бы всегда...

    Голосовать - -3 | +8 +
    Дед Дремучий
    5.2.2013 в 15:09
    • Уважаемый Дедушка) совершенно прав. Юрий Килин — действительно крупнейший в России специалист по данной теме. И еще раз ему большое спасибо за интересные интервью.

      Голосовать - -3 | +1 +
      Катерина Лексунова
      5.2.2013 в 18:31
  • Присоединюсь к благодарности Андрея Тюкова в адрес журналиста и специалиста. С большим интересом прочел, хоть глаза и заслезились (очень уж большой текст). Мне особенно интересно было выслушать соображения русского историка, поскольку в последние два года я читал в основном финскую литературу по этой теме (собирал материал для романа). И все же один вопрос к Юрию Килину есть: как же все-таки быть с великим героем Антикайненом? Неужели легендарный поход этого верного ленинца так и не будет справедливо оценен русской историографией? Ведь никакого «средоточения основных сил восставших» в Кимасозере не было, а были склады, госпиталь и штаб. Антикайненцы прибыли на место по тылам воставших в форме финских добровольцев, а вовсе не в буденновках, как рисуют в учебниках. Их пявление было неожиданным, поскольку посты принимали их за пополнение добровольцев из Финляндии. Оказавшись у здания бывшей школы, где находился госпиталь и штаб «Лесных партизн», красные герои расстреливали из пулеметов медперсонал и раненных бойцов. Зверства антикайненцев во время этого нападения подтвердил даже чекист Тойво Вяхя, вынужденный оправдывать или опровергать историю о поджаривании живьем на костре одного из пленных финнов.

    Голосовать - -5 | +11 +
    Арви Пертту
    5.2.2013 в 16:05
    • Для Арви Пертту. И снова Вам большое спасибо за отзыв. Арви, я Вам обещаю, что обязательно сделаю текст по Антикайнену. Я однажды слышала тоже такую трактовку того похода. Обязательно внимательно соберу всю возможную информацию на эту тему и представлю мнение и Юрия Килина и еще кого-то из специалистов поищу. У меня сейчас собирается материал о финнах, которых коснулись события с 1921 по 1939 гг. Нашла интересные записи одного известного человека. Всегда за официальными трактовками, событиями и т.д. есть тысячи человеческих жизней и судеб. Большое спасибо за ваш интерес. Об этом пленном финне, о котором вы написали, я постараюсь найти информацию. Я не знала этого до сегодняшнего дня. Обязательно выясню

      Голосовать - 0 | +2 +
      Катерина Лексунова
      5.2.2013 в 18:45
      • Катерина, свяжитесь со мной напрямую, пожалуйста. Может поделимся собранной информацией? А что до пленного финна, поджаренного на костре, так ведь за это Антикайнен был приговорен к пожизненному заключению.

        Голосовать - -2 | +4 +
        Арви Пертту
        6.2.2013 в 01:42
        • Хорошо, Арви, свяжусь с вами через Facebook

          Голосовать - 0 | +1 +
          Катерина Лексунова
          6.2.2013 в 12:50
    • Арви Пертту, пленные бывают только во время войны. Вы наконец-то согласились, что в начале 20 х была война?

      Голосовать - -7 | +3 +
      kuznecik
      5.2.2013 в 20:49
  • Из интервью с Суло Петровичем Кирилловым, возглавлявшем в начале 1990-х прокуратуру Пряжинского района:

    (…)

    Для меня события тех лет представляют не просто исторический интерес – сторонниками Ухтинского правительства и участниками восстания были близкие родственники матери и отца. Им тогда пришлось бежать в Финляндию, где они и остались. Надо сказать, что там и сейчас живет немало участников того восстания; они, вероятно, так и не дождутся реабилитации, хотя никогда не были ни преступниками, ни врагами карельского народа. Принятый в прошлом году Закон о реабилитации жертв политических репрессий – половинчат, он не распространяется на участников крестьянских восстаний, на тех, кто с оружием в руках отстаивал свободу. Эти люди по-прежнему считаются врагами, а на наших улицах и площадях продолжают стоять памятники преступникам, которые виновны в массовом терроре. Разве это не кощунственно?..

    («Набат Северо-Запада», № 70 (158), 31 октября 1992 г.)

    Голосовать - -3 | +10 +
    ЭХ
    5.2.2013 в 19:39
  • Большое спасибо за статью. Было очень интересно прочитать.

    Голосовать - -1 | +1 +
    Новиков
    5.2.2013 в 21:11
  • Так война была.. И называлась она гражданская... Или в новых учебниках про нее не пишут?

    Статья очень интересная.

    Голосовать - -1 | +3 +
    алекс, тот самый
    5.2.2013 в 23:46
  • Типично советская версия, разве что на этот раз белофиннами и фашистами не обзывают.. Про большевистскую продразверстку и террор опять не слова) Причиной восстаний, как и в самой России собственно, была экономическая политика большевиков..

    Официальную Финляндию это не особенно волновало и никаких особых планов на восточную Карелию просто не было, а если якобы были то уважаемому историку стоило бы их документально доказать, а не представлять это читателям как очевидный факт))

    Голосовать - -5 | +7 +
    Геннадий
    5.2.2013 в 23:51
    • Геннадий, про продразверстку и про жесткую политику большевиков как раз и рассказал Юрий Килин в этом интервью) Моя вина, видимо, в том, что текст получился слишком большим и вы не дочитали до этого места.

      Очень рада, что статья вызвала интерес читателей. Спасибо всем!

      Голосовать - 0 | +4 +
      Катерина Лексунова
      6.2.2013 в 11:31
  • >«Рассуждая гипотетически, Карелия от возможного присоединения к Финляндии в то время могла бы выиграть только в том случае, если бы здесь планировалось создание производств по глубокой переработке древесины, а также были бы построены железные дороги, соединяющие ее с Финляндией».<

    Ну а если рассуждать не гипотетически, а исходя из достигнутых результатов, что выиграли карелы и вообще Карелия, оставшись в составе советской России?

    Голосовать - -3 | +12 +
    ЭХ
    6.2.2013 в 11:32
    • это риторический вопрос)

      Голосовать - -3 | +5 +
      Хмм
      6.2.2013 в 20:00
  • >«Советская сторона передала после завершения войны список участников восстания, подлежавших высылке в СССР. (…) Немного не дожил до высылки в СССР и духовный руководитель восстания Василий Сидоров (Левонен)…».<

    Из текста можно понять, что кто-то из советского списка участников восстания был выслан финнами в СССР. Вы можете назвать хоть одну фамилию, кто действительно был выдан советским властям?

    Голосовать - -2 | +9 +
    ЭХ
    6.2.2013 в 11:58
    • ЭХ, ваши вопросы Юрию Михайловичу задам по фамилиям. Но я и сама встречала информацию о том, что был этот список и он был подписан в Финляндии (кое-кто даже утверждал, что был подписан Маннергеймом лично. Правда, Юрий Килин на этот мой вопрос ответил, что было кому подписывать и кроме Маннергейма) и люди должны были выдаваться. Пофамильно я ответить не могу, спрошу у Юрия Михайловича для вас. А вот о том, что выиграла или не выиграла Карелия. Я полностью согласна с уважаемым Хмм, что это вопрос риторический и историкам нет смысла его задавать.

      Голосовать - -8 | +2 +
      Катерина Лексунова
      6.2.2013 в 22:27
      • Катерина, никакого списка подписать Маннергейм в 1920-е гг. не мог уже только по той причине, что государственных постов он тогда не занимал. Может, Вы путаете со списком «узников Лейно» (его Маннергейм тоже не подписывал), выданных СССР в 1945 году: www.kolumbus.fi/edvard.ha.../docs/uzniki.htm

        Что до риторического вопроса, то и не предназначался историку, это всего лишь фигура речи, т.е. утверждение, выраженное в форме вопроса.

        Голосовать - -1 | +7 +
        ЭХ
        7.2.2013 в 01:10
        • Испр.:

          Что до риторического вопроса, то он и не предназначался историку, это всего лишь фигура речи, т.е. утверждение, выраженное в форме вопроса.

          Голосовать - -1 | +3 +
          ЭХ
          7.2.2013 в 01:17
        • Нет, нет, это именно про тот список и была речь. И то, что его подписывал Маннергейм, не мое мнение, а мнение человека, писавшего материал. Поэтому я и спрашивала об этом Юрия Килина. Когда собираешь материал о конкретном историческом событии, иногда очень бываешь удивлен интерпретациями и подачами, а также «фактами», которые потом разносятся по всему миру, но на деле их никто ни документально, ни через свидетелей подтвердить не может. При этом десятки людей уже обозлились и живут в плену этого, скажем так, мифа. А в условиях, что часть документов все еще засекречена, а часть навсегда утрачена, давать однозначные оценки весьма сложно. Но пытаться узнать как можно больше о истории своей нужно. Главное, не иметь предубеждений и принимать к размышлениям и внимательно анализировать всю информацию.

          Голосовать - -7 | +4 +
          Катерина Лексунова
          7.2.2013 в 11:13
          • Интересно, и откуда же берутся такие «факты»?

            Например, о том, что участники восстания «смогли» получить финское гражданство только после второй мировой войны?

            Голосовать - -1 | +7 +
            Pavel
            7.2.2013 в 11:57
          • >«И то, что его подписывал Маннергейм, не мое мнение, а мнение человека, писавшего материал».<

            Что за статья и где она была опубликована? Катерина, этот Ваш комментарий полон загадок.

            В имеющихся у меня под рукой книгах* нет никаких сведений о том, что имелся список участников восстания, подлежащих высылке или высланных из Финляндии в СССР.

            * Невалайнен П. Изгои: российские беженцы в Финляндии (1917–1939) / сокр. автор. пер. с фин. Майю Леппя. – СПб : Журнал "Нева", 2003. ─ 368 с., ил.;

            Juri Kilin. Suurvallan rajamaa: Neuvosto-Karjala Neuvostovaltion politiikassa 1920─1941. Studia Historica Septentriomalia 39. Jyväskylä, 2001. 291 s.

            Нет сведений об этом и в опубликованных документах спецорганов: eh49.livejournal.com/27089.htmleh49.livejournal.com/27306.html

            Голосовать - -1 | +7 +
            ЭХ
            7.2.2013 в 13:59
            • Уважаемый Эх, источник, где я встретила высказывание насчет того списка, оказался крайне некомпетентным и весьма сомнительного содержания. Поэтому и вопрос я в интервью этот не вставляла и ссылку давать тут не буду. Но ваша информация и, как я вижу, интерес к этой теме могли бы стать поводом вам самому высказаться в одном из следующих интервью. Если вы историк или специалист в какой-то из смежных областей, я предлагаю вам связаться со мной через редакцию или по электронке rodom.iz.detstva@gmail.com Может быть ваша информация вызвала бы не меньший интерес у читателей. Кроме того, я с большим интересом пообщалась бы с вами лично)

              Голосовать - -6 | +3 +
              Катерина Лексунова
              7.2.2013 в 23:15
  • Точно также и историкам не следует впадать в излишне гипотетические рассуждения.

    Не построено ведь «предприятий по глубокой перереботке древесины», например, на Аландских островах или в Лапландии. И ничего, живут ведь как-то.

    Голосовать - -2 | +4 +
    Pavel
    6.2.2013 в 22:54
  • «Рассуждая гипотетически, Карелия от возможного присоединения к Финляндии в то время могла бы выиграть только в том случае, если бы здесь планировалось создание производств по глубокой переработке древесины, а также были бы построены железные дороги, соединяющие ее с Финляндией» — смешное в наше время высказывание, учитывая то, что представляет сейчас современная Финляндия. Я ни в коем случае не ратую за какое-то там присоединение, но для такого маститого и уважаемого мной ученого, звучит как-то нелепо...

    Голосовать - -2 | +8 +
    Ila
    7.2.2013 в 12:18
    • Гипотетические рассуждения можно, конечно, вести и в несколько другом направлении.

      Например, что бы представляла из себя современная Финляндия, если бы в свое время на эту территорию не произошли «набеги германских племен — шведов»?

      Выглядела бы она также цивильно, как и остальные «освоенные» или «освобожденные» окраины великой державы?

      Голосовать - -1 | +4 +
      Pavel
      7.2.2013 в 16:56
      • Знаете, Pavel, по этому поводу уже после интервью хорошо высказался Юрий Килин. Он сказал, что 8 июня вместе с жителями Карелии финны вполне могут поднимать праздничный бокал, потому что и благодаря им Карелия в итоге обрела статус республики. Не будь с их стороны попыток присоединить к себе Карелию, у власти большевиков не было бы повода задумываться о судьбе этой территории, что они и делали.

        Голосовать - -6 | +2 +
        Катерина Лексунова
        11.2.2013 в 14:04
        • То, что сказал Вам Килин, это совсем по какому-то другому поводу.

          Я ведь писал о том, какая судьба постигла бы Финляндию, окажись она под тем же колпаком, что и Карелия.

          Голосовать - 0 | +5 +
          Pavel
          12.2.2013 в 16:45
  • Видимо, когда говорят о списках « на выдачу», то имеются в виду списки участников Карельского восстания 1921-22 гг., которые попали в руки НКВД (ГПУ) и по которым тогда арестовывали тех, кто не ушёл на финскую сторону и тех, кто оказался там.

    Думаю, что термин «Карельское восстание» не будет использоваться. Останется «Карельская авантюра» или какой-нибудь бунт. История в очередной раз перекраивается. Пугачёв и Разин — тоже бунтовщики, советские рабочие, вставшие на защиту своих прав в Новороссийске в 1956 году, а также участники десятков восстаний советского периода — все они бунтовщики. Так что и карелы, захотевшие тогда свободной Карелии, будут называться бунтовщиками. Так удобно. Жизнь прекрасна, поэтому все недовольные такой прекасной жизнью — бунтовщики.

    Голосовать - -3 | +5 +
    Karel Karjalainen
    7.2.2013 в 16:00
    • Конечно, при желании все можно переиначить: восстановление исторической правды назвать фальсификацией или переписыванием истории, восстание ─ авантюрой или бунтом, расстрел рабочих в Новочеркасске в июне 1962-го ─ наведением конституционного порядка в Новороссийске в 1956 году.

      Голосовать - -4 | +6 +
      ЭХ
      7.2.2013 в 17:47
  • Мятеж не может кончиться удачей,

    В противном случае, он называется иначе.

    Роберт Бёрнс

    Голосовать - -1 | +6 +
    Дед Дремучий
    8.2.2013 в 00:07
  • Уважаемые участники дискуссии, военный коммунизм и продразвёрстка были отменены 15 марта 1921 года на Х съезде РКП.

    А «карельское восстание» началось в октябре 1921 года.

    Не могли бы вы придумать другой триггер для его начала?:)

    Голосовать - -8 | +4 +
    8.2.2013 в 20:39
    • ЧИТАЕМ: «…Сказать, что восстание вызывалось сугубо внешними причинами, нельзя. Скорее подготовка восстания с финской стороны легла на благодатную почву, подготовленную зверскими методами властей по отношению к своему народу в одном из самых бедных уголков Российской империи. Поэтому фактически восстание началось с выступлений против этих отрядов продразверстки. Люди начали зверски убивать комиссаров, вспарывали им животы, засовывали в них зерно и топили в озерах, болотах. Это вызвало ответную жестокую реакцию властей, и те люди, которые уже были готовы к выступлению с финской территории в Карелию для осуществления задуманного плана, воспользовались этим удобным моментом и перешли границу в октябре–начале ноября».

      Голосовать - -2 | +6 +
      Из текста
      9.2.2013 в 10:35
      • Откуда могли взяться отряды продразвёрстки, если их за полгода до этого отменили?

        Голосовать - -8 | +1 +
        9.2.2013 в 10:53
        • Историки, коих много на этом сайте дружно ушли в подполье. А, ведь, могли бы ответить: да, был введён продналог, причём для Карелии по 8му разряду, но даже он был непосилен и крестьяне массово отказывались его платить. За что и преследовались.

          Голосовать - -5 | 0 +
          11.2.2013 в 21:35
          • Так потому что это только вам непонятен смысл сказанного:

            «…подготовка восстания с финской стороны легла на благодатную почву, подготовленную зверскими методами властей…» ….. Поэтому ФАКТИЧЕСКИ восстание началось с выступлений против этих отрядов продразверстки. … И после жесткой реакции на это властей …. перешли границу в октябре–начале ноября». Поэтому осень 1921 года принято считать началом восстания.

            Голосовать - 0 | +6 +
            Не-историк
            12.2.2013 в 10:50
  • Уважаемые читатели, в ближайшее время ответы Юрия Килина на ваши вопросы по теме этой статьи будут опубликованы на сайте «Республики». Благодарю за ваш интерес, мнения и вопросы.

    Голосовать - -1 | +1 +
    Катерина Лексунова
    14.2.2013 в 00:55
    • Gde obeschannyje otvety Kilina

      Голосовать - 0 | 0 +
      Gde
      17.4.2013 в 19:19
  • Голосовать - 0 | +1 +
    zdrager
    14.9.2013 в 23:35

Для того, чтобы высказать свое мнение, регистрация не требуется.
Но, по желанию, вы можете зарегистрироваться или или войти на сайт
через свой профиль в социальных сетях:

  • Ваше имя *
  • E-mail
  • Сайт
  • Текст мнения *



Мы в соцсетях
Лучшие