Интернет-журнал Республика Карелия

По следам Джека Лондона

Евгения Волункова 9 апреля 2012
Голосовать -5 | +97 +
По следам Джека Лондона

Недавно самую высокую точку Карелии, гору Нуорунен, человек впервые достиг на собачьих упряжках. Организатором путешествия выступил экспедиционный корпус «Серебро Севера».  Это второе экстремальное путешествие корпуса, привлекшее  внимание известных каюров и СМИ всего мира.  Недавно об экспедиции вышел материал в журнале Sport Week, и уже год по мировым каналам транслируется фильм о карельских путешественниках от Russia Today.

— Знакомься. Это Айя. С языка индейцев — Волчица Серебряный Призрак. Это Маниту. Великий Дух. А этот серьезный — Шайенн, наш Белый Клык.

Я в Калевале, стою у вольера с сибирскими ездовыми хаски семьи Семеновых. Теми самыми, которые в марте покорили Нуорунен. Девять носов тянутся ко мне сквозь решетку. Дружелюбные, как дельфины, эти псы оближут любого. Кажется даже, что они глуповаты. Но это только до тех пор, пока не увидишь их в деле.

Склад на Рублевке

Сергей, Светлана и их сын Илья — это и есть «Серебро Севера».

Познакомившись с собаками, захожу в дом, это одновременно и жилье путешественников, и экспедиционный корпус.

Бетонный пол. Огромный камин, буквально заваленный антикварным хламом. На стульях и лавках — шкуры алтайских яков, на кроватях — лам. Старинная мебель 1900-х годов. Кухня — за камином, походный вариант. Кружки висят на стене на крючках, рядом — бак с водой и огромный мешок с мусором. Электрическая плитка и газовые баллоны. Много дисков с фильмами и походных прибамбасов: спальники, одежда, оборудование.

Дом Семеновых находится на так называемой калевальской Рублевке, на окраине поселка.

Дом Семеновых находится на так называемой калевальской Рублевке, на окраине поселка.

Ощущение, будто это склад, куда люди изредка наведываются, чтобы собраться в дорогу. Но Семеновы живут здесь с 2008 года. Говорят, не успели еще обжиться. И прибраться после последнего путешествия.

Москва. Позор. Успех

Светлана и Сергей Семеновы — из Тольятти. Там родились, выросли, познакомились и поженились. Люди творческие, искали смысл жизни. Создали  студию молодого актера, модельное агентство, издавали  свой журнал, в котором выступали и авторами, и фотографами, и дизайнерами. Потом Сергей захотел во  ВГИК: видел себя оператором, снимающим фильмы. Поступил. И уехали Семеновы в Москву.

Сергей Семенов - путешественник, каюр, яхтенный капитан, КМС по парусному спорту. Мы его прозвали «калевальский Брэд Питт» — так на него похож. Света говорит, как увидела Сергея, синеглазого и кудрявого, поклялась себе, что будет его женой. Сработало.

Сергей Семенов - путешественник, каюр, яхтенный капитан, КМС по парусному спорту. Мы его прозвали «калевальский Брэд Питт» — так на него похож. Света говорит, как увидела Сергея, синеглазого и кудрявого, поклялась себе, что будет его женой. Сработало.

— Мы про твой позор будем рассказывать? — Светлана кивает мужу, подкидывающему в камин дрова. Сергей опускает голову: «Да что уж, расскажи!»

— Первые кадры «Дома-2» снял Сергей Семенов. Самое начало, когда строили первый барак.

— Да, было дело, — улыбается Сергей. -  Я видел, как Бузова пришла нормальной, простой девчонкой. И во что она превратилась? Там людей ломают, делают психическими калеками...

Позже Сергей Семенов ушел в кино, работал в операторской группе стедикамщиком. На его счету — фильмы «Поп», «Мы из будущего-2», «Диверсант. Конец войны», «В ожидании чуда» и другие.  И все бы ничего, только Москва стала раздражать.

— Хотелось вдохновения и созерцания, — рассказывает Светлана. — А вместо этого вокруг была агрессивная среда. Идешь по городу, и голова болит: то голые девки с рекламы на тебя смотрят, то еще что-то безвкусное. Это как в квартиру заходишь, где обои в полосочку и ковры аляповатые... Москва создает такое же впечатление безвкусной мешанины. А нам всю жизнь нравилось гоняться за ускользающей красотой. Когда по парку «Паанаярви» бежишь на собаках и вокруг природа, такая, какая она есть, нетронутая — вот это кайф.

Светлана Семенова — фотограф, модельер, путешественница, каюр. Принимала участие в автопробегах Москва - Териберка; была официальным фотографом "Ралли на старинных авто" в 2005 году в экспедициях по России и официальным фотографом экспедиции на Байкале Skoda Yeti Baikal Experience в 2010 году. И это далеко не весь список. Собирает антиквариат и получает удовольствие, ползая часами в траве с фотоаппаратом.

Светлана Семенова — фотограф, модельер, путешественница, каюр. Принимала участие в автопробегах Москва - Териберка; была официальным фотографом "Ралли на старинных авто" в 2005 году в экспедициях по России и официальным фотографом экспедиции на Байкале Skoda Yeti Baikal Experience в 2010 году. И это далеко не весь список. Собирает антиквариат и получает удовольствие, ползая часами в траве с фотоаппаратом.

Калевала

В общем, стало понятно, что из Москвы надо уезжать. А куда? Наверное, Семеновы вернулись бы в Тольятти, если бы друг Сергея однажды не затащил его на север Карелии, в Калевалу.

— В 15 лет мне приснился сон, что я живу в деревянном доме, у меня куча лошадей и собачья упряжка, — рассказывает Светлана. — Я выросла на Джеке Лондоне, наверное, в этом дело. Об упряжке мы мечтали еще в Москве... И вот Серега съездил в Калевалу и влюбился в это место. Я тоже пришла от Карелии в восторг. Мы решили, что здесь сможем реализовать все наши мечты. Представляли, какой у нас будет дом, какой камин, как будет стоять мебель... Что у Сереги будет отдельный кабинет, откуда он сможет смотреть в телескоп на звезды, у меня — своя мастерская, где я буду шить. Видите, что в итоге? (смеется — прим. авт.). Сын бунтовал, говорил, что мы больные и он уедет в Тольятти. Но убедили его, что надо становиться нормальным мужиком, учиться колоть дрова.

— Мы думали, что сруб приобрели — и все, можно по-быстрому обустроиться и жить, — продолжает Сергей.  — В итоге три года жутко мерзли, только в этом году более-менее утеплились.

— Каждый год мы что-то делаем в доме, — говорит Света. -  Серега первое время ездил на съемки, зарабатывал хорошие деньги. Все уходило в строительство. Но своего оборудования у него не было, и встал вопрос о том, чтобы покупать. А оно дорогое... Надо было выбирать: либо в дом деньги вкладывать, либо в оборудование. Выбрали дом. Так что муж сейчас  ездит в Питер рекламу снимать, халтурит, в общем.

Жоплики

Как только семейство въехало в новый дом, сразу купили трех собак. И началась «хомячковая» болезнь: где три хаски, там все девять. Семенова стала их матерью в прямом смысле слова. Расчесать, накормить, похвалить, поиграть, тренировать... Столько времени родители проводят с маленькими детьми. Светлана даже называет их ласково — жоплики.

Фото: Светлана Семенова

Фото: Светлана Семенова

— Нам очень нравится аборигенный тип хасей, — рассказывает Семенова.  -  Большие, пушистые, выносливые, умные, эти собаки как нельзя лучше подходят к спортивному туризму.

Из вольера хасей выпускают только для тренировочных прогулок и серьезных переходов. Собаки привыкли и знают: если вольер открыли, значит, надо будет работать. Работать они любят. Для них это, в общем, и есть жизнь. Единственное, людей катают неохотно. Понимают, что дело несерьезное.

Из вольера хасей выпускают только для тренировочных прогулок и серьезных переходов. Собаки привыкли и знают: если вольер открыли, значит, надо будет работать. Работать они любят. Для них это, в общем, и есть жизнь. Единственное, людей катают неохотно. Понимают, что дело несерьезное.

Потеря реальности

Как только у Семеновых появилась упряжка, семья поставила перед собой серьезную задачу:  работать над развитием спортивного туризма в Карелии. Если к гонкам на собачьих упряжках люди привыкли, то экстремальные путешествия еще в новинку.

— Местные «собачники» не понимают, что  туризм и гонки — разные вещи. И почему-то считают нас конкурентами, — разводит руками Семенова. — А ведь у нас для конкуренции ничего нет.  Ни турбазы, ни денег.  В экспедиции мы ходим для себя, а не за деньги. И путешественники, которые к нам присоединяются, — это люди духовного подвига.

Мартовское покорение горы Нуорунен — это как раз поход, основанный на энтузиазме.  Коммерческий же проект у «Серебра Севера» пока только один: «Неизвестная земля Тухкала» (Тухкала — фамилия отшельника, лопаря, живущего в Хирвисалми в лесу неподалеку от Калевалы). Он рассчитан вырвать людей из привычной, комфортной среды обитания и бросить в неизвестную, дикую.

Мартовское покорение горы Нуорунен — это как раз поход, основанный на энтузиазме. Коммерческий же проект у «Серебра Севера» пока только один: «Неизвестная земля Тухкала» (Тухкала — фамилия отшельника, лопаря, живущего в Хирвисалми в лесу неподалеку от Калевалы). Он рассчитан вырвать людей из привычной, комфортной среды обитания и бросить в неизвестную, дикую.

— Люди приезжают, мы селим их в карельской семье или в отдельном доме, где надо печь топить, баню. Где нет нормального теплого толчка, — рассказывает Светлана. — Для москвичей уже это экстрим. Потом мы им показываем Калевалу. И ставим  на упряжку. Стоит человек с фонарем на нартах в ночном лесу — и сознание отключается. Только и думаешь: «А как я завтра один-то поеду?» И вот утром ты идешь на нартах с инструктором первые пять километров. А потом — досвидос. Сами. И сотовой связи нет, только рация. Вокруг — нетронутая природа. Те еще ощущения!

Кадр из последней экспедиции Ace Karjala

Кадр из последней экспедиции Ace Karjala

— И когда ты, наконец, добираешься до отшельника, который живет в старом домике с газовой лампой — все в голове переворачивается напрочь. Мне потом из Москвы звонят, говорят, что неделями не могут вернуться в реальность.

— Самое главное, что получает в этих путешествиях человек, — добавляет Сергей, — кайф командного духа. И ощущение единения с природой. Этим как раз туризм отличается от спортивных соревнований. Ты завтра сама все увидишь — поставим тебя на упряжку.

… Засыпаю я в зимнем фирменном спальнике, выдерживающем температуру до минус 35. Еще ничего не произошло, а чувство реальности я уже потеряла.

«Потрясающий человек»

Просыпаюсь под «песни» жопликов. Они чуют, что предстоит меня катать.

Как это происходит, я видела только однажды — мельком на гонках в Пряже.

Перед тем как надеть на собак шлейки, Светлана с Сергеем прикидывают, кого с кем в пару лучше поставить. Это нужно делать по дружбе. Есть, например, хась Чинук, с которым мало кто рад бежать рядом.

Еще хорошо, чтобы у собак была одинаковая выносливость — чтобы ровно бежали.

И важно, чтобы хотели бежать: бывает, нет настроения и пес ни в какую не хочет выходить из вольера. Сегодня капризничает Шайенн. Белый Клык смотрит грустным взглядом и избегает шлейки.

— Шаечка, ты чего сегодня? — ласково спрашивает Семенова своего любимого пса. — Что не так?

По словам Светланы, Шая - «потрясающий человек, тонко организованная личность». Так что и разговаривать с ним надо  с должным вниманием.

По словам Светланы, Шая - «потрясающий человек, тонко организованная личность». Так что и разговаривать с ним надо с должным вниманием.

— Оставим Шаю, наверное? — предлагает Сергей. — Не хочет, не надо заставлять.

Вдруг Белый Клык взбадривается и идет к шлейке. Очевидно, передумал.

Ведущие собаки упряжки — Сиу и Айя. Ведущая — это не самая сильная, а самая умная. Та, которая понимает команды, разворачивает упряжку.

Самых сильных собак ставят назад. В этой упряжке главная — так называемая «колесная собака» — Нэй Миско-Маква Вождь Два Удара, или просто Мишка.

Он и правда похож на медвежонка. Вразвалочку, спокойно идет к нартам. Подставляет лапы для шлейки с улыбкой на морде.

А вот Юма, стоило ее только поставить в упряжку, начала выть, валяться и баловаться.

— Это у нас местная обезьяна с бразильским темпераментом, — жалуется Сергей. — Никак не перевоспитаем пока. Но повзрослеет — изменится.

Когда все собаки поставлены, получается такая картина: первая пара — Айя и Чинук, вторая — Юма и Сиу, третья — Шайенн и Амадей (Амадей — вожак стаи) и четвертая пара — Мишка и Маниту. Глу-Макадэ Зоркий Ястреб остается дома.

Когда все собаки поставлены, получается такая картина: первая пара — Айя и Чинук, вторая — Юма и Сиу, третья — Шайенн и Амадей (Амадей — вожак стаи) и четвертая пара — Мишка и Маниту. Глу-Макадэ Зоркий Ястреб остается дома.

Вперед!

Сын Сергея и Светланы Илья берет меня в оборот: за пять минут собирается научить, как управлять собаками.

Киваю всем его словам, а про себя паникую. Стоя на нартах, чувствую волнение жопликов. Они только и ждут, когда из снега вытащат якорь и крикнут: «Вперед!»

На озере мне показывают, как пользоваться рацией, дают последние указания:

— Если потяг начнет провисать — притормаживай. На поворотах отклоняйся вправо-влево. Давай собакам отдохнуть. Подбадривай криками «Вперед!» и обязательно хвали. И ни за что не отпускай упряжку. Уберешь руки — потом упряжку не догонишь. Итак, на ста-а-а-рт!

Холодею, трясутся ноги... Сейчас они рванут...

— Марш!

От ужаса на секунду закрываю глаза. Открываю: еду! Впереди сверкают лапы и хвосты (точно жоплики), летит искрящийся снег.

— Айя, Айя, давай! — кричит впереди со снегохода Светлана.

— Чинук, Чинук! Вперед!  — вторит ей муж.

Удивительно, но мои псы все понимают. Кричу: «Быстрее!» -  прибавляют шаг. Говорю им, что они «умнички мои любимые» — задирают хвосты и тоже прибавляют шаг. Айя периодически на меня оглядывается, будто проверяет, все ли в порядке.

Хаски сами объезжают полынью, сами заходят на повороты. И сами... останавливаются и валятся в снег.

— Им жарко, — поясняет Илья на одной из таких остановок. — Идеальная температура для них — минус 30. А сегодня минус 3, да и солнце уже пригревает. Так что далеко не поедем — пожалеем.

Какое-то время со мной на нартах едет Илья — сидит в них. И рассказывает, что Чинук его приятно удивляет. Раньше он не шибко хорошо бегал, а теперь вот развязали его (нашли ему девочку — прим. авт.), и он стал лучше работать. Прикидываю, распространяется ли это правило на людей. Илья продолжает:

— Не волнуйся, им не тяжело. Взрослая собака весит под сорок, а то и больше килограммов. Так что для восьми собак твой вес — не вес. Если они в гору с двумя мужиками на нартах взбираются, то чего о тебе говорить!

Мои бегуны вдруг резко тормозят. Не понимаю, в чем дело: в снег не падают. Просто стоят.

— Вперед! Вперед! Хей, хей! — надрываюсь я.

— Да подожди ты! — перебивает Илья. — Айя какает.

На обратном пути везу фотографа. Маша вцепилась в сани — тоже боится.

Мы почти приехали,  вдруг по рации слышу: «Женя, впереди — горка. Аккуратнее, притормаживай». Подъезжаем к горке,  Маша орет: «Мы умрем, мы умрем! Тормози-и-и!»

Начинаю паниковать, но каким-то чудом нормально съезжаю и  поворачиваю внизу: нарты кренятся, но выравниваются. Уф-ф...

Расслабившись, решаю поправить шапочку. Забыв о предостережении, отпускаю руки и... бегу за собаками. Слава Богу, впереди Семеновы. Они жопликов и ловят.

Бегать по снегу жопликам осталось недолго. Лето и осень — сонное для них время. Собаки уже линяют — Семенова вычесывает их чуть ли не каждый день.

— Летом мы их тренируем, — рассказывает она. -  Вместо нарт хаски тягают велосипед. Когда очень жарко —  лежат в вольере. И видно по мордам, как сильно ждут зиму.

 Одно целое

Следующей зимой в планах у Семеновых — несколько экспедиций.  Будут делать в Тольятти Первую Жигулевскую кругосветку на собачьих упряжках, планируется большая экспедиция в северной Карелии: Калевала — Белое море. Будут и коммерческие проекты.
А летом хотят организовать в Карелии международный лагерь по выживанию на природе. Привлечь молодежные организации Карелии, Поволжья, Москвы, Питера, из-за рубежа. В лагере молодежь сможет послушать семинары,  пообщаться с собаками, известными путешественниками и спортсменами.

После того как  я прошла с собаками шесть километров, есть ощущение, что они мне родня. Только стоя на коленях перед жопликами после пробега, я поняла родительское отношение к ним Семеновых. В дороге вы становитесь одним целым. И обратного пути нет.

 Фото: Мария Гудкова

  • Какой интересный репортаж! Собаки — прелесть неописуемая. Хорошее и интересное дело для нашего севера. Если бы были туристические поездки такого плана, думаю, не было бы отбоя от желающих. Наверное всё ещё впереди. Молодцы! Наверное не так просто поменять комфортную и престижную работу на дикую холодрыгу нашего прекрасного севера.

    Голосовать - 0 | +10 +
    marusya
    9.4.2012 в 10:12
  • спасибо за новых людей, Женечка)))

    Голосовать - 0 | +2 +
    М Г
    9.4.2012 в 11:21
  • Остается пожелать Семеновым успеха, собаки — это тебе не снегоход. С ними не схалтуришь. Они к тебе всем сердцем — и от тебя тоже самое потребуют. По-другому не получится...

    Голосовать - 0 | +9 +
    Сердитый
    9.4.2012 в 11:30
  • Очень интересно. Вот где все-таки жизнь настоящая — не в безвкусных пестрых столицах, а в карельской глуши. Прямо в лес захотелось после этого репортажа. Скорее бы потеплело. Я все-таки больше люблю летом в лес наведываться.

    Голосовать - 0 | +2 +
    Сладкоежка
    9.4.2012 в 11:41
  • Здорово!

    Голосовать - 0 | 0 +
    Саныч
    9.4.2012 в 14:08
  • Чудесная статья!

    Потрясающие фотографии!

    СПАСИБО!

    Голосовать - 0 | +2 +
    9.4.2012 в 17:16
  • Ясно. С рунопевцами плохо. С карелами тоже. Да и откуда им взяться? Одни алкоголики остались (?), а про них много ли статей для Республики напишешь?)) Спасибо за север, за фотографии (с погодой повезло), правда нынче так — местная тематика это уже хаски и бывший дом 2 (прям не знаешь куда от него и деться)) В Финке американско-кандские хаски из Госдепа тоже появились недавно. Правда, уже лет 20 назад первый раз видел как японцев катали в по горам в нацпарке. Там все было в порядке (для хасок): минус 25, а на горах, где леса мало (в январе!) — наст. Мы и без хасок по горам на лыжах носились (не всегда, правда, так удается). А у нас тоже свои «японцы» — из Москвы. Правда, и каюры из Тольятти...

    Правда, что это я ною — то, что всех северных жителей споили — и карел, и поморов, и ненцев, и лопарей — известно давно... Тут они при советской власти хорошо поработали. А вот отшельник-лопарь (он не шаман случайно?) по фамилии Тухкала — это уже местная специфика!)) Лопарей, правда, там лет 200 как не видали, а фамилия Тухкала вообще-то название деревни в бывшей Тихтозерской волости на север от Ухтинской, то бишь нынешней «Калевальской» (говорят, даже нынче пара домов есть). Ну, да ладно, никто экзамен по географии, истории и этнографии сдавать и не собирался...)

    Голосовать - -2 | +2 +
    Хмм
    9.4.2012 в 17:38
    • Да, Тухкала мужик интересный.. Живёт на берегу озера (между Малвиайнен и Охтанъярви) один. Пасёт гусей, двух коней держит.. Строит здоровенный дом! И всё сам. Настоящий карел.

      Голосовать - 0 | 0 +
      ДАВ
      9.4.2012 в 18:09
  • Значит, не шаман? А имя у него есть? И откуда он, кстати?

    Голосовать - 0 | 0 +
    Хмм
    9.4.2012 в 18:22
    • Калевальский мужик он, жил в двухэтажном доме на ул Ленина напротив больницы. Как зовут не знаю.

      Голосовать - 0 | 0 +
      ДАВ
      9.4.2012 в 18:37
  • Конь у Тухкала сейчас один. И тот — «свежий». Гусей нет. Впрочем, о нем — в следующем репортаже)

    Голосовать - 0 | +1 +
    9.4.2012 в 20:29
    Автор поста
  • Здорово как ! Евгения, не перестаю удивляться вашему энтузиазму! У вас замечательная профессия, которая даёт возможности попробовать на себе столько всего интересного. Это просто класс! Проживёте плодотворную жизнь. Столько всего увидеть и потрогать своими руками не каждому дано. Завидую вам по-хорошему! И читать так интересно, словно сам окунаешься в атмосферу происходящего. СПАСИБО!!!

    Голосовать - 0 | +4 +
    Игла
    9.4.2012 в 21:44
  • Полностью поддерживаю предыдущий пост, ибо имею слабость. К Волунковой, в смысле. И что бы там некоторые ХММ:мы выше ни говорили, любовь, она и в Африке — любовь!

    Голосовать - 0 | 0 +
    Хмм
    10.4.2012 в 04:49
  • молодец)

    Голосовать - 0 | +2 +
    Егор
    15.5.2012 в 22:22

Для того, чтобы высказать свое мнение, регистрация не требуется.
Но, по желанию, вы можете зарегистрироваться или или войти на сайт
через свой профиль в социальных сетях:

  • Ваше имя *
  • E-mail
  • Сайт
  • Текст мнения *



Мы в соцсетях
Лучшие