Интернет-журнал Республика Карелия

Потерянные люди

Евгения Волункова 28 августа 2012
Голосовать -3 | +68 +
Потерянные люди

«Раньше, если б я заблудился в лесу, до темноты бы бегал, выход искал. А теперь, коли заплутаю, сяду у костра, чаю попью, лягу, высплюсь и утром спокойно найду дорогу домой. Потому что главное в лесу – сохранить силы». С Ильей Кругляковым, жителем поселка Пяозерский, мы шагаем  по северному карельскому лесу. Илья идет вразвалочку, только что не насвистывает. Он совсем не нервничает. Чего не скажешь обо мне, твердо решившей заблудиться. 

Заблудиться в лесу именно с Кругляковым я решила по наводке путешественников Светланы и Сергея Семеновых, жителей поселка Калевала. Они с Ильей ходили в экспедицию на собачьих упряжках и охарактеризовали его как «лесного человека, парня, который выживет в любой ситуации». Заблудиться хотелось понарошку, но всерьез. Так, чтобы  точно знать: если вдруг случится настоящая беда, рядом – человек, который выведет и защитит.

Будущее – за севером

Илья родился в Пяозеро. Там бы и остался, если бы в три года не подхватил сильное воспаление легких. Такое, что чуть не помер. Врачи сказали родителям: «Меняйте климат». И они, подхватив больного сына, махнули на Байкал – к родственникам матери. На Байкале Кругляков прожил до третьего класса, потом семья переехала в Ивановскую область. Потом отцу предложили хорошую работу в Пяозерском, и семья устремилась на родину. В родной поселок Илья вернулся влюбленным в дикую природу: отец, лесной человек, все детство таскал сына по горам и лесам.

За плечами у Круглякова – кафедра туризма в ПетрГУ. Сейчас – гостевой домик  в Пяозеро и собственная турфирма. Жизнь по расписанию: одни туристы сменяют других. Маршруты он для них разрабатывает жесткие, даже экстремальные. То бурные реки, то высокие горы. Илья верит, что будущее туризма - за северной Карелией. Неисследованной, дикой, красивой.

За плечами у Круглякова – кафедра туризма в ПетрГУ. Сейчас – гостевой домик в Пяозеро и собственная турфирма. Жизнь по расписанию: одни туристы сменяют других. Маршруты он для них разрабатывает жесткие, даже экстремальные. То бурные реки, то высокие горы. Илья верит, что будущее туризма - за северной Карелией. Неисследованной, дикой, красивой.

— В лесу я ни разу надолго не пропадал, — рассказывает Кругляков, убирая в рюкзак топор. —  Если и плутал, удавалось выйти. Потому что знаю, как нужно действовать в диких условиях. Правда, говорить, что я мастер-фломастер, не буду. Достаточно в лесу сломать ногу – и все умения будут насмарку. Когда я иду в лес,  понимаю, что между жизнью и смертью очень короткий промежуток… Я летом на мотоцикле заснул. Он сделал сальто, я головой воткнулся в землю. Шлем, который был тогда на голове, храню, как память.

Палец в небо

Итак, мы идем за грибами. Место действия – Лоухский район, поселок Пяозерский. Лес неподалеку от поселка. Под руководством Ильи берем с собой все, что должен брать каждый малоопытный грибник: топор, нож, спички, конфеты. Как новички теплую одежду и компас не берем принципиально. Карту местности – тоже. Спрей от комаров «забываем». Зато берем двух собак: Грея и Рыжика.

Задача: прожить в лесу день и продержаться ночь.

Цель: на наглядном примере продемонстрировать, что панику в лесу наводить не нужно: выжить можно, и дорогу домой найти тоже.

— Для того чтобы куда-то идти, нужно знать географию места, — начинает обучение Илья, как только мы поглубже заходим в лесную чащу. —  Например, что я тебе сегодня рассказывал про водохранилище?

Илья действительно рассказывал что-то про водохранилище. Но я пропустила мимо ушей.

— Ох, женщина! – вздыхает Кругляков. — Есть здесь у нас водохранилище: все реки стекаются туда. Значит, что? Надо найти ближайшую реку и идти вниз по ее течению. Тогда есть шанс выйти к большому водоему, найти человеческие следы.

Все это очень хорошо. Но как искать реку?

— Прислушайся, — замирает наш проводник. – Слышишь шум? Шум порога или водопада легко перепутать с шумом деревьев. Особенно в ветреную погоду. Я на этом не раз обламывался. Но сейчас ветра нет. Смотри, облака «стоят», деревья не колышутся. Значит, шумит порог. Ты же знаешь, что где-то здесь есть водопад?

Когда мы только еще шли в лес, я видела водопад и реку. И мы идем на шум. Лес сырой и болотистый. То и дело проваливаюсь в мокрую чачу. И почему я не в резиновых сапогах?

Мы еще не дошли до реки, как Кругляков вдруг останавливается.

— Только что мы прошли один отличный ориентир – выход к спасению. Кто-нибудь что-нибудь заметил?

Переглядываюсь с фотографом: деревья, болото. Что еще?

— Иногда стоит смотреть не только по сторонам и под ноги, но и вверх, — Кругляков указывает пальцем в небо.

По направлению пальца просматриваются провода – линии электропередачи. По ним при желании можно добраться до цивилизации.

Пугливая тварь

Очень скоро мы действительно обнаруживаем реку. Стараемся идти вдоль, но иногда приходится сильно углубляться в лес, чтобы обойти болото. А там, глубоко в лесу, медведи... Собирают последние ягоды, готовятся к зимовке.

— А что будут делать собаки, если вдруг мы столкнемся с медведем? Они, наверное, будут нас защищать?

— Эти собаки? Защищать? Они подожмут хвост и будут дристать, — без улыбки говорит проводник. – Но ты не бойся. Медведь сам по себе – пугливая тварь.

Если верить Круглякову и тому, что рассказывают охотники, просто так медведь нападать не будет. Вот если он раненый –  да. Может засесть где-то в овраге и выжидать, чтобы отомстить. Или еще медведица с медвежатами – особый случай. А просто так они не трогают: есть дела и поважнее.

Между тем меня это мало успокаивает. Есть ведь еще и волки.

— Если окажешься наедине с волками, шансов на выживание мало, — говорит Илья.

— Но ведь можно, наверное, на дерево залезть?

— На дерево? Залезь. Они внизу подождут… А вообще, на какое дерево ты собралась тут залезать?

Оглядываю лес. Сосны и ели. Гладкие и толстые стволы.

— Попробуй залезть хоть на одно. А мы посмотрим, — издевается Кругляков.

Не волк, а волок

Очень скоро мы натыкаемся на кострище, в котором лежат две ржавые консервные банки. Кругляков велит их взять: вечером пригодятся. Я шагаю по лесу и собираю ягоды. В рот, потому что в банку еще успеется. Сорвав с кустика очередную черничку, выплевываю, едва успев раскусить. На вкус ягода горьковатая и не сочная. Что за черт?

— А ты молодец, — смеется Кругляков. – Сначала ягодку в клюв засунула, а потом стала думать, что она такое… Погляди, какие у нее листья. Это вороника! Есть ее можно, конечно, но в следующий раз смотри внимательнее, что тащишь в рот.

А потом мы находим пень. Обычный невысокий обломок дерева. В пне дупло.

— Сунь туда руку,  — предлагает проводник.

Я медлю. Как-то в лесу  изо всей силы я пнула похожий пенек. Он сломался надвое, выпустив на волю рой озлобленных пчел. Тогда спаслась. А сейчас?

В дупле оказывается труха.

— Чувствуешь, как мягонько? В сырую погоду такой пень очень поможет, если нужно обогреться или подогреть котелок. Мало кто перед походом в лес заготавливает березовую кору. Как-то не думаешь о том, что может пойти дождь. И если он идет, а коры нет, можно поджечь пень изнутри. Пенек выполняет роль трубы: чем выше «труба», тем лучше тяга. Вычищаем труху, поджигаем. Сверху ставим котелок. Гореть будет – мама, не горюй! И никаких дров не надо.

Долгое время мы не видим никаких ориентиров, кроме реки. Есть еще солнце, но знания сторон света в лесу помогают мало. Зато выручает  спиленный пень.

— Гляди, — тычет в сруб Илья. – Лес валили. А тут следы от колес, видишь? Вывозили, стало быть. А, значит, и дорога где-то рядом.

Мы оглядываемся, проходим вперед и натыкаемся на делянку: кругом ветки, срубы, поваленные деревья. Отчетливо прослеживается путь, по которому волокли лес.

— Ну вот, — констатирует Илья. —  Здесь был человек. Можно пойти вдоль волока, и выйдем на дорогу.

Мы как-то с папой в лесу заблудились,  нас только такой волок и спас. Лес был заросший молодняком, метра по 4-5 высоту, ничего не было видно, без компаса не сориентироваться.

Пройдя вдоль волока, мы действительно выходим на дорогу.

И снова сворачиваем в лесную чащу: эксперимент еще не закончен.

Слезы

Заходит солнце, темнеет. Пора устраиваться на ночлег. Выбираем место у реки: и умыться можно, и попить. Главная задача – развести костер.

Кругляков самоустраняется.

— Разводи. А я посмотрю.

Я оглядываюсь. Бумаги у меня нет. Березы с корой поблизости – тоже. Да и какой костер разводить? Они же разные бывают!

— Нам нужен такой очаг, чтобы горел всю ночь,  — учит  проводник. – Чтобы не вскакивать каждые полчаса, не подкидывать ветки. А что у нас долго горит? Правильно. Толстые дрова, длиною по полтора метра.  Нужно найти и срубить сухие деревья.  Или поискать уже поваленные. Но сначала – разожги огонь.

Оказывается, чтобы развести костер, можно обойтись и без березы. Достаточно найти сухостой и посрубать с него немного древесины. Илья показывает как, потом протягивает мне топор. «Руби!»

Попыхтев, складываю в кучу щепочки на месте будущего костра. Поджигаю самую тоненькую. Через  десять минут маленький костерок готов. Втыкаю топор в корень ближайшего дерева, Кругляков вскрикивает.

— Ты что же это делаешь!? Это ж все равно, что тебе нож в ногу воткнуть!

Торопливо вытаскиваю топор, стыдливо тереблю в руках.

— А теперь беги, ищи дрова, — подгоняет Илья. – А то погаснет твой костер.

И я бегу. В чащу. Спотыкаюсь, цепляюсь за ветки, вляпываюсь в паутину. В сумерках лес совсем другой: кажется, будто за каждым деревом спрятался медведь или волк. Найти сухостой или даже сухолеж оказывается не так-то просто. Что-то слишком толстое, что-то — сырое, что-то – гнилое. Нахожу толстую ветку с множеством маленьких. Обрубаю их топором. Несу к костру. Он почти погас. Швыряю дрова в сторону, подкидываю щепочек. Огонь снова вспыхивает. Успела!

Моя ветка Круглякову не нравится.

— Это все? – презрительно кривится он. —  Таких надо еще миллион. Иди, руби.

И я иду.  Ноги – сырые, в глазах – темно. Руки болят от топора и напряжения. Я зверски устала. Когда в четвертый раз погружаюсь в лес за дровами, ловлю себя на том, что вот-вот разревусь. Но слезы – дело стыдное. Напрашиваясь на эксперимент по телефону, сидя в теплом мягком кресле, я уверяла Круглякова, что ныть не буду. Вытираю сопли грязным рукавом и вытягиваю из мха очередное полено. И тут Илья приходит на помощь. Отбирает топор, и скоро костер украшают два толстенных бревна, которые будут согревать нас всю ночь. Такой вид «долгоиграющего» костра называется нодья (от финского nuotio — костёр).

Ржавый чай и лапник

Теперь встает вопрос, как и на чем спать? В лесу, как правило, выход один: лапник.

Хвойные ветки мы срубаем с поваленных елей и складываем неподалеку от костра. Очень хочется есть: бутерброды давно закончились, силы – тоже.

На ягодах можно протянуть не одни сутки, а поскольку утром мы уже отправимся домой, я не паникую.

— Сейчас заварим чаек, — суетится вокруг костра Илья. – Сходите и наберите ягод и брусничных листочков.

Я не очень понимаю, в чем мы будем заваривать чай: никакой посуды с собой нет. Но когда Илья швыряет в костер подобранные в лесу консервные банки, все становится ясно.

— Сейчас обожжем их, помоем – и кружки готовы.

Уже совсем темно. Я ползаю по траве, подсвечивая ягодные кустики телефоном. 

Ругаю себя за то, что не взяла фонарь и не позаботилась о том, чтобы набрать ягод впрок. Ведь как специально: пока бродили днем, черники с брусникой было полно, а здесь, ночью, ягод нет совсем…

Мы кипятим наш «чай» из листьев в большой банке, потом разливаем по маленьким. С привкусом ржавчины, он, тем не менее, вполне съедобный. Когда не из чего выбирать, все кажется вкусным.

Чтобы спать на голой земле было не холодно, сдвигаем наш костер на метр влево. Топчем угли. И на горячей земле расстилаем лапник. Я опускаюсь на «постель» и подскакиваю: еловые иголки впиваются через спортивные штаны. И как спать?

Ночь

Кругляков на мои печали не реагирует. Хотела ночевки в лесу – получи. Он спокойно ложится на ветки, надвигает на глаза кепку и через секунду начинает храпеть. Медленно, аккуратно укладываю на лапник бедро, потом вытягиваюсь целиком. Опускаю голову на корень дерева – вместо подушки. Сначала больно, но потом  привыкаешь. И, если не шевелиться, вполне можно лежать. От костра идет приятное тепло, дрова потрескивают. Я вполне могла бы заснуть, если бы не… комары.

Лесные комары – это отдельная каста. Они злые, беспощадные. Их много. Набрасываются на ноги, лицо, голову. Я снимаю с себя куртку и накидываю на ноги. Становится холоднее: свитер тонкий.  При этом открывается шея. Помаявшись, снимаю свитер. Накидываю на ноги, а на лицо – куртку. Ноги  закрываются не полностью.

Но все-таки пусть лучше сожрут ноги, чем лицо… 

В три часа ночи, искусанная целиком и полностью, я просто расслабляюсь и наконец-то задремываю. И тут же подскакиваю от лая собак. Грей и Рыжик словно взбесились. Кажется, они так реагируют на волков и прочее дикое зверье? Впервые становится страшно. Всматриваюсь, но ничего, кроме черноты, не вижу. Грей и Рыжик скоро успокаиваются, и я снова засыпаю. На этот раз на целых полчаса. Просыпаюсь от холода. Время – 4 утра. Костер почти потух. Воздух практически ледяной.

Приходится подскочить, разыскать в темноте остатки дров, веток и коры. Кидаю все это в костер, вспыхивает теплое пламя. Сажусь у самого огня и испытываю к нему благодарность. Правду говорят: огонь – это жизнь. Без него мы бы не продержались эту ночь… Илья, которого я разбудила шарканьем, открывает глаза. «Замерзла? Сейчас, погоди». Встает и рубит еще бревен. «Теперь точно хватит до утра». Снова укладываюсь на колючий лапник. Сворачиваюсь клубком… Больше всего сейчас жалею, что не взяла в лес куртку с капюшоном и не надела толстые штаны. Фотограф, вот, сопит рядом в капюшоне, и хоть бы хны. А еще можно было бы не забывать спрей от комаров. Хоть ненадолго, но он мог бы облегчить жизнь.

В пять утра рассветает. Над рекой – туман. Очень зябко и сыро. Просыпаемся, кипятим брусничные листья. Водой из реки тщательно заливаем остатки костра. На прощание окидываю взглядом место нашего привала и вдруг с ужасом понимаю, что все это могло бы быть по-настоящему. Мы могли бы снова идти по лесу. Голодные и уставшие после бессонной ночи. Искали бы тропы,  вязли в болотах, отчаивались…   Клянусь себе взять в следующий раз в лес все необходимое для жизни. И очень надеюсь, что не пригодится.

Фото: Мария Гудкова

  • Женька, а что это ты не на каблуках? :-D Ну ты даешь!

    При твоем умении ты и в Губернаторском парке могла страху натерпеться! :-D Лес — сплошные новые мостики, лесозаготовки, грибники толпами, провода и водопады с туристами... Очень опасный дремучий лес! :-D

    Голосовать - -2 | +5 +
    ЛЛ
    28.8.2012 в 09:16
  • Неужели нет природного средства от комаров?

    Кстати, лес такой и есть: тут вроде мост, а через десять минут уже заблудился. И когда паника, попробуй еще выйти по проводам и волоку... Сам плутал, знаю.

    Голосовать - 0 | +4 +
    Грибник
    28.8.2012 в 09:44
    • Вот мне рассказали, что можно найти муравейник, перетащить его на место ночевки и поджечь. И, типа, комары испугаются. Только как-то это не укладывается в голове...

      Голосовать - 0 | +3 +
      28.8.2012 в 11:36
      Автор поста
      • ну жестоко....муравьев пожалей....

        Голосовать - 0 | +3 +
        Марина Галаничева
        28.8.2012 в 11:52
  • ну Жека ты даеееешь))))))

    Голосовать - 0 | +3 +
    Марина Галаничева
    28.8.2012 в 10:35
  • красный лак тоже карикатурности добавляет))) но вообще с интересом прочитала

    Голосовать - -1 | +2 +
    Корто
    28.8.2012 в 11:00
  • Что же мне, Кристинко, перед походом за грибами гель с ногтей отдирать?)

    Голосовать - 0 | +2 +
    28.8.2012 в 11:33
    Автор поста
  • куртку на муравейник и пошевелить чтобы пропиталась. Приемлемое средство от комаров.

    Голосовать - 0 | +1 +
    Кирилл
    28.8.2012 в 11:42
  • Лак, каблуки, карикатурность образа — это все мелочи в сравнении с тем, как автор ищет сюжеты. Раньше люди ходили за три моря, за тридевять земель в поисках любви, а в Волункова в поисках сюжетов и героев уже исколесила половину Карелии и покушается на всю карту мира. Редкий случай, когда журналист ищет тему не в кабинете или у себя в голове, а в таком разнообразном мире вокруг нас.

    Вот так вот незаметно для всех нас за пару лет вырос крепкий настоящий ЖУРНАЛИСТ, не погрязший в политических обличительных заказухах, не опустившийся до кабинетно-телефонной работы, когда, как в «Губернии», сотрудники стараются прийти в редакцию пораньше, чтобы урвать первого дозвонившегося с темой.

    Женьке не надо с коллегами конкурировать. Она вне конкуренции. Потому что никто из тех, кто сегодня пишет в Карелии, добровольно не заберется в лес заночевать, не уплывет с дельфинами ради одной нелепой фотографии, не станет собирать одежду для районного детдома, завалив съемную квартиру под потолок так, что невозможно найти кота.

    В этом вся Волункова. Ее надо только время от времени подкармливать. А то в перерывах между поездками по лесам, болотам, фермам, Европам, Куркиекам и Паям она не успевает купить еды. А как поест у кого в гостях, так уже сразу рвется в очередную поездку. И в этом ей нет равных. В профессиональном беспокойстве. И старикам-журналистам, мне, в том числе, есть чему поучиться у этой бешеной собаки с зелеными глазами и веселым, вечно торчащим по ветру хвостом.

    Голосовать - -1 | +23 +
    Ермолина
    28.8.2012 в 13:04
  • Женя, грибов то хоть набрала? Я тоже пару недель в лес ходила(впервые за последнии лет.. — ть).Еще раз «зареклась», но ночь в лесу....Жесть! ОЧЕНЬ понравилось...

    Голосовать - 0 | +4 +
    klizma
    28.8.2012 в 18:00
  • Женька, молодчина.

    Говорю ж — талантище.

    Кругляков — говорю ж — the best !

    Голосовать - -1 | +5 +
    Светлана С.
    28.8.2012 в 18:08
  • Пасиба)

    Грибов не набрала. Готовить их было некогда и негде.

    Голосовать - 0 | +1 +
    28.8.2012 в 18:36
    Автор поста
  • Замечательные фотографии Ильи, воды и тумана! Спасибо, Мария! А Илья не только хорошо подготовленный «лесной» человек, но и отличный друг! Спасибо, Евгения! Отличная статья!!!

    Голосовать - 0 | +6 +
    Катя
    28.8.2012 в 19:13
  • С удовольствием прочитала Вашу работу, это, действительно, намного интереснее читать, ведь сам погружаешься именно в ту атмосферу, в те переживания, которые испытывали Вы, спасибо! фотографии очень радуют глаза! творческих успехов Вам!

    Голосовать - 0 | +5 +
    Мария
    28.8.2012 в 20:29
  • Просто подвиг журналиста!:-) Моподец Евгения! Очень полезная статья и как раз ко времени. Счас все по грибы-ягоды по лесам, а когда ползаешь собираешь, незаметно сам не знаешь, где ты есть. Случалось плутать тоже, страшно, особенно, когда темнеет, сразу чувствуешь себя потерянно, словно тебя все бросили... А грибы надо было домой везти:-)

    Голосовать - 0 | +4 +
    marusya
    28.8.2012 в 20:41
  • Поход по врачам был до или после похода по лесу ?

    Обзавидовалась. То одним боком к костру, то другим... И комары как доп.белок в котелке с супом.

    Голосовать - 0 | +2 +
    Другая Ольга
    28.8.2012 в 23:41
  • Ольга, поход по врачам был до)

    После этого «похода» я тоже простыла, но не сильно. Все-таки на севере Карелии уже дубак...

    Голосовать - 0 | +1 +
    28.8.2012 в 23:54
    Автор поста
  • Если захочешь, Евгеша, в конце сезона можно по-настоящему плутануть:)

    Голосовать - 0 | +3 +
    Тот самый
    29.8.2012 в 00:25
  • В конце сезона, Илюша, эта када? Када у вас уже сугробы будут по пояс и минус тридцать мороза?

    Вот, спасибо))

    Лучше к саамам меня возьми.

    Голосовать - 0 | +1 +
    29.8.2012 в 00:43
    Автор поста
  • Беру. заверните две:)

    Голосовать - 0 | +5 +
    Тот самый
    29.8.2012 в 13:00
  • Эх, Евгения, несеръезно все это!)) Халтура, можно сказать). Надо было плутануть с товарищем по полной и только на третий день чтобы он достал из рюкзака мобильник, по которому МЧС вас нашло бы на вертолете. А мобильник любой лох в лес берет)) А еще есть такая песня: «Все болото, болото, болото, 18-тый день болото» про типа геологов (может уже и писал про эту песенку?). Искал в Контакте, но не нашел. Вот это был бы репортаж! А то даже лак не сошел)))))

    Голосовать - 0 | +1 +
    Хмм
    30.8.2012 в 01:12
  • я считаю это и так подвиг)))

    почему то я наверно боялась бы медведя....черт знает-почему)))))

    Голосовать - 0 | +1 +
    Марина Галаничева
    30.8.2012 в 11:01
  • То есть чтобы современному поколению пепси переночевать в лесу, надо быть или спецназовцем или совершить подвиг? Я тащусь)

    Голосовать - -1 | +1 +
    Хмм
    30.8.2012 в 11:59
  • И это в Карелии? Это еще раз говорит о том, что Москва не Россия, а Петромагазинск — не Карелия)

    Голосовать - -1 | +2 +
    Хмм
    30.8.2012 в 12:00
  • Кстати, почему к медведю такое отношение? Тварью называют. Все поколения охотников у северных народов, наоборот, уважительно к нему относились. И не потому. что боялись, а потому, что уважали.

    Голосовать - -1 | +1 +
    Хмм
    30.8.2012 в 13:39
  • Значит топор в корень втыкать — как нож в ногу? А костер тогда на корне развести это горчичник на спину?)) Очумелая непоследовательность...

    Голосовать - 0 | +1 +
    Влад
    3.9.2012 в 11:10

Для того, чтобы высказать свое мнение, регистрация не требуется.
Но, по желанию, вы можете зарегистрироваться или или войти на сайт
через свой профиль в социальных сетях:

  • Ваше имя *
  • E-mail
  • Сайт
  • Текст мнения *



Мы в соцсетях
Лучшие