Интернет-журнал Республика Карелия

Принцесса 7 «Б»

Марина Кивирьян 18 апреля 2012
Голосовать -58 | +83 +
Принцесса 7 «Б»

Ленка Насонова, несмотря на свой немалый рост, сидела за первой партой. У нее было плохое зрение; из-за огромных зрачков непонятного цвета глаза казались черными, что придавало ей демонический вид. Она ни с кем особо не дружила, да и на нее не обращали внимания. Обычная троечница в засаленном школьном фартуке с грязными волосами, кое-как собранными аптечной резинкой в поросший колтунами конский хвост.

Однажды, ожидая за дверью, когда закончится родительское собрание, я краем уха подслушала, как наш классный, историк Виктор Борисович, сказал: «Ребята  в нашем классе в принципе добрые. Но в последнее время, видимо, сказывается подростковая переоценка ценностей. Они разбились даже не на компании – на группировки, со своими лидерами и теми, кто смотрит им в рот. К сожалению, эти группировки склонны травить отдельных слабых учеников. Недавно был прецедент, когда у девочки спрятали пальто. Не где-нибудь, а в моечной, свалили рядом с грязными тряпками и швабрами. На вопрос, зачем они это сделали, дети ответили, что пальто Лены Насоновой тоже похоже на грязную тряпку. Это ли не образец жестокости?! Лена Насонова – принцесса седьмого «Б». Уж не знаю, что у нее в голове, но вижу, как она сильно переживает свое отшельничество, и верю, что у этой девочки прекрасная чуткая душа и хорошее будущее. Товарищи родители! Я бы очень попросил вас присмотреться к своим детям и пресекать любые попытки неоправданной жестокости в отношении кого бы то ни было – одноклассников, малышей и животных!».

Затем Борисыч съехал на любимую тему перестройки, в том числе и системы образования, и я перестала греть уши у приоткрытой двери.

Я задумалась: «Хм. Принцесса седьмого «Б». Надо же. Драная какая. Ногти вечно грязные, обувь нечищеная». Потом мне стало жаль ее. Вдруг она такая не по своей воле? Вдруг у нее и в самом деле прекрасная душа? Мне захотелось стать первооткрывательницей, этаким Колумбом Ленки Насоновой. Вывести ее на чистую воду, чтобы этот алмаз засверкал всеми гранями на из без того богатом разными самоцветами прииске нашего седьмого «Б».

* * *
На следующий день я подошла к ней на перемене:

– Как дела? Что после уроков делаешь?

Она мрачно посмотрела на меня:

– Домой иду.

Я старалась улыбаться:

– Хочешь, зайдем ко мне? Я сегодня свободна, а дома до пяти никого, можно вместе сделать уроки, музычку послушать – у меня Тото Кутуньо,  «Рикки э Повери», Кузьмин есть…

– Пошли.

Дома, пока я разогревала суп и варила сардельки, она молча и невозмутимо, один за одним, поглощала бутерброды с сыром из военторговского магазина. Пообедали, попили чаю. Потом я честно сделала письменные задания, Насонова так же честно перекатала их в свои тетради. От чтения параграфа по истории она отказалась: мол, спрашивали ее во вторник, теперь недели две можно не учить.

Когда пришли родители, она засобиралась:

– Ну что, проводишь меня? Полдороги?

Я подумала, что не мальчик, чтобы ее провожать, однако оделась, и мы вместе вышли на темную уже улицу. Дом Ленки был далеко, у речки, под большим мостом. Рядом располагался таксопарк, в темноте шныряли машины, а больше – ни души. Улицы в том районе освещались слабо, из-за сараев то и дело с лаем выбегали бездомные собаки. Вдвоем было терпимо. Пока шли, болтали «за жизнь».

Выяснилось, что у Насоновой тоже есть свои приоритеты среди мальчишек. Одноклассники ей не нравились, а вот парни из девятого класса, где училась ее сестра Ира, – совсем другое дело. У них и кассетники крутые, и музыку они слушают нормальную – «AC/DC» и «Kiss». Я тут же просекла собственную отсталость, и в моем отягощенном классическим образованием музыкальной школы сознании сразу запечатлелись незнакомые названия команд: «Надо срочно послушать».

Ленка зашла в подъезд двухэтажки с облупившейся штукатуркой и сказала: «Пока». Я повернулась и через строй сараев побрела назад. Было темно и страшно. На веранде детского садика кучковались подростки явно старше меня. Слушали какую-то шумную музыку, ругались матом и курили. Решила обойти их стороной. Продиралась сквозь ветки, царапала куртку. Чуть не наступила на пьяного человека, лежащего в кустах. Пулей рванула и минут десять, следя за дыханием, как на тренировке, бежала, поскальзываясь и проваливаясь в едва подмерзшие лужи, до знакомой освещенной улицы.

* * *

Девчонки не понимали. «Как ты можешь цацкаться с этой свинюшкой? Посмотри, одета как позорно. От нее же за версту алкоголиками воняет». «Не человек, что ли?» – огрызалась я, лелея мечту сделать из нее настоящую принцессу. Мне хотелось отмыть, отстирать, причесать, пригладить ее. Чтобы увидеть самой и показать, наконец, другим то, что было спрятано по воле обстоятельств. Однажды я принесла ей подарок.

– Ленка, мне мама новых заколок накупила. Вот, ленточки теперь лишние – хорошие, мягкие. Тебе могут пригодиться.

Насонова взяла свернутые в трубочки черные и белые ленты и, не сказав спасибо, засунула их в портфель. Договорились, что после урока музыки я приду к ней, и мы вместе сделаем домашние задания.

На улице уже были сумерки, но топать к Ленке мне было не так страшно, как в самый первый раз возвращаться от нее домой. Небо красиво окрасилось сиреневыми разводами, что навевало романтические мысли о скорой весне, каникулах и временной беззаботности.
Я прошла уже было детский сад, но вдруг услышала какую-то возню на дальней веранде. Остановилась, прислушалась.

– Дрозд, ты ей руки к этим деревяхам ремнем примотай, чтоб не рыпалась…
Я приблизилась к веранде на несколько шагов и остановилась за черной изгородью кустов.

– Да щас, подожди… – послышалось сбитое дыхание Дрозда.

Кто-то задышал еще сильнее. Раздался какой-то писк, потом хлюпанье.

– Дураки… Я заяву напишу… – это был голос Ленки.

– Заткнись. Теперь Мамай. Не ссы, все у тебя получится…

Я поняла, что руководит процессом девятиклассник Эдик, очень симпатичный мальчик с наглыми голубыми глазами.

Я стояла в оцепенении. Необъяснимым чутьем понимала, что подходить и спасать Ленку опасно. Она попыталась кричать, но, судя по всему, ей быстро заткнули рот. Было много возни, слышался непрерывный мат, потом раздалось хихиканье пацанов.

– Дура задроченная. И сестра дура, и ты такая же. Сидела бы, уроки учила, крысеныш. Будешь знать, как жопой вилять…

Я замерла, не веря в происходящее. Эдик покинул веранду, зашел за угол, чтобы отлить. Я сжалась всеми мышцами и не выдохнула, пока он не ушел. Кажется, я не дышала до тех пор, пока вся гоп-компания не удалилась, удовлетворенная содеянным.

Потом подошла к Ленке. Она сидела на скамейке в уже застегнутом на все пуговицы пальто и докуривала чей-то хапчик. Не плакала.

– Ленка... Тебе больно? – Я не знала, просто не знала, что делать.

– Сначала больно, потом приятно, – ухмыльнулась Ленка. – И долго ты здесь стояла?

– Я хотела тебе помочь, позвать кого-то. Испугалась… Ленка… – Я плакала. – Пойдем скорее в милицию…

– Заткнись. Нормально все. Надо было к нам подваливать, и ты бы свое огребла…

Я опешила:

– Как же нормально? Как же ты теперь домой пойдешь? Что же родителям скажешь? Как жить дальше будешь?

Ленка, как мне показалось, свысока посмотрела на меня:

– Ну ты и тупая. Никакой милиции. Предкам – ни слова. И ты заткнись. Навсегда. Ничего не видела, не слышала, не знаешь. Я теперь настоящая женщина. Так и буду жить. Как все нормальные женщины. Пошли отсюда.

На ватных ногах я добрела до Ленкиного дома. Ленка бодрячком шагала рядом и выглядела даже не принцессой – королевой.

Жилище Насоновых оказалось одной комнатой со стенами, прикрытыми возле кроватей большими полиэтиленовыми пакетами. «Не прислоняйся, пачкаются», – пояснила Ленка. «Почему обои не поклеите?» – «У предков спроси».

Один из «предков», нетрезвый очкастый мужчина с седоватой щетиной и наколкой «Ян» на здоровенной кисти не замедлил появиться в поле зрения. Тут же упал на одну из кроватей и через пару минут захрапел, блаженно улыбаясь во сне. «Твоего отца Яном зовут?» – удивилась я. «Нет, что ты. Васька он. А наколка означает: «Я – Насонов».

Потом мы пили чай из щербатых чашек на грязной кухне с такими же, как в комнате, пачкающимися стенами и дровяной плитой. Ленка делала бутерброды: отрезала кусок батона и посыпала его сахаром. Я тоже сделала бутерброд и один раз откусила. Сахар противно заскрипел на зубах. Из-под стола на сальную клеенку выполз бесстрашный таракан. Я отложила бутерброд и сказала, что не могу есть сладкое, потому что болят зубы.

* * *

В тот день мы с Ленкой дежурили по классу. Неписаный школьный закон был таков: оба дежурных взгромождают стулья на парты, потом один моет доску, другой идет в «мойку» за ведром с водой, швабрами и тряпками. Каждый моет пол в одном ряду под партами и половину второго ряда.

Я, несмотря на более мелкие, чем у Насоновой, габариты, вызвалась сходить за водой. Вошла в класс, поставила ведро и присела на край парты перевести дух.

– Ленка, может, с доски пока сотрешь?

– Не… Сама стери, – Ленка сидела на учительском столе и беззаботно болтала ногами в допотопных, поносного цвета рейтузах и просящих каши сапогах.

– Не стери, а сотри.

– Все равно, сама стери…

Меня как ошпарило:

– А в глаз?

Ленка вдруг зашлась в каком-то истерическом, киношном смехе. Запрокинула голову и с вызовом сказала:

– Ну давай, давай! Попробуй!

Я подошла и дала ей в глаз. Это было приятное ощущение. Она спрыгнула с парты и зашипела. Потом ее руки стали вращаться, как крылья бешеной мельницы. Я только успевала уворачиваться. Дралась она бестолково.

Расставив ноги в своих смешных сапогах, шла на меня и изо всех сил молотила воздух, похоже, ей было плевать – попадет или нет. Зато я старалась не промахиваться. Я била ее с удовольствием. В прыщавое лицо. В то место, где намечалась грудь. С удовольствием пинала по коленям в обвисших рейтузах. Затем схватила за собственноручно подаренную ленту и рванула ее изо всех сил. Кусок ленты остался в руке вместе с приличным клоком волос. Мне понравилось. Уже не обращая внимания на сопротивление, другую руку я тоже запустила в ее волосы. «Полетят клочки по закоулочкам!» – то, что сказала лисичка в сказке, было про нас. Боли я не чувствовала. Ленка шипела и неуклюже двигалась. Мне еще больше нравилось рвать ее клочья. Я оторвала с ее платья грязно-белый воротничок. Расчленила на две половины школьный фартук, так, что верхняя часть, ранее пришитая к нижней, зажила своей, независимой жизнью, как диковинная новомодная деталь наряда. Потом старательно прошлась по пуговицам школьного платья, не оставив на месте ни одной – выдрала с мясом все четыре или пять.

Помню, как она бежала с третьего этажа вниз, по ступенькам, придерживая на груди платье, из-под которого пыталась высунуться застиранная майка. Я, ослепленная собственной яростью, мчалась за ней с двумя швабрами и по очереди в пролеты метала их.

Внизу гардеробщица тетя Женя жалела зареванную и исцарапанную Насонову, а я приходила в себя в классе, поправляя одежду и удивляясь вспышке собственной агрессии.

* * *

– Что же мы с тобой будем делать? Надо же было так вляпаться! Девочка! Отличница! И в драку! – сокрушался на следующий день Борисыч. – Не видать тебе примерного поведения в дневнике, как своих ушей. Сама себе статистику испортила.

– Ставьте за поведение, что хотите, – ком в горле выдавал надвигающуюся слезоточивость. – Виктор Борисович… Она не принцесса. Никакая она не принцесса. Маугли она…

Мне был невероятно противен недавно ставший женщиной маленький злобный гаденыш, шипение которого мои уши запомнили на всю оставшуюся жизнь.

* * *

Наверное, я не должна об этом говорить, но, когда она выросла, ничего хорошего из нее не вышло. Учиться толком так нигде и не смогла, в молодости все больше тусовалась с сомнительными юнцами «разночинского» вида, явно моложе нее. Потом за кого-то из таких же бестолковых вышла замуж. Первый ребенок погиб в угаре, оставленный в деревянном доме под «присмотр» пьяных соседей. Нарожала еще нескольких. Кажется, обратилась к восточным верованиям. Иногда я вижу ее на улицах города, замотанную в какие-то нелепые головные уборы, в длинной замызганной юбке, стоптанной и грязной обуви. Она хлопает подслеповатыми глазами и не здоровается. Да и мне, собственно, нет до нее никакого дела. Принцесса, мать ее…

Мнений: 121 Добавить мнение?
  • а у вас как дела, за кого вышли замуж?

    Голосовать - -2 | +13 +
    melifaroh
    18.4.2012 в 08:19
  • Это что, попытка клонировать Ермолину?

    Или нынче мода такая — публично самоутверждаться за счёт бывших одноклассников?

    Голосовать - -4 | +11 +
    Мимо шел
    18.4.2012 в 08:48
  • А можно уже автору включить свою фантазию и как-то организовать свой рассказ, чтобы в нём не угадывался конкретный человек с его биографией? Может, тогда и рассказчик не будет ассоциироваться с Мариной Кивирьян, которой теперь хоть руки не подавай, и кухонная сплетня станет больше похожа на ээээ художественную прозу? Или печатайте это в Иркутске где-нибудь, в Бобруйске, где это сойдёт за вымысел. Второй раз вижу ЭТО в Интернете и второй раз стыднооооо..... Ну пожалейте вы нас, петрозаводчан, дорогие писатели!

    Голосовать - -7 | +13 +
    Наталья Шохина
    18.4.2012 в 08:56
  • мало похоже на рассказ, больше на шарж. и очень недружеский. блогу сегодня — ФУ!

    Голосовать - -4 | +9 +
    ой
    18.4.2012 в 09:09
  • Редакторы-модераторы! Предлагаю удалить этот «рассказ».

    Голосовать - -5 | +13 +
    Чел-о-Век
    18.4.2012 в 09:27
  • Согласен, фуууу!!!

    Голосовать - -4 | +9 +
    Зануда
    18.4.2012 в 09:31
  • Прочел и несколько минут сидел растерянный. Написано ведь вполне прилично, а душа почему-то радоваться не хочет.

    Голосовать - -2 | +13 +
    Леонид Вертель
    18.4.2012 в 09:39
    • Леонид, выше в комментариях Наталья Шохина подробно объяснила, почему не будет радоваться этой писанине душа нормального человека.

      Голосовать - -6 | +7 +
      Чел-о-Век
      18.4.2012 в 09:40
  • а мне понравилось. Не вижу ничего крамольного в том, что автор описывает реальных людей. Тут главное, что Марине удалось передать школьную подростковую атмосферу. Она, как это часто бывает, совсем безрадостна.

    Голосовать - -14 | +17 +
    Вера Мешко
    18.4.2012 в 09:53
    • Извините, а какое отношение последний абзац, например, сей грустной повести имеет к школьной атмосфере?

      Голосовать - -1 | +10 +
      да уж
      18.4.2012 в 09:58
  • А, по-моему, хорошо написано. И очень в современных тенденциях. И «фууу» — не рассказ этот, а жизнь сама и люди. Что ж поделаешь?

    Голосовать - -12 | +12 +
    Василиса
    18.4.2012 в 10:01
    • фу — это когда берут сплетню, слегка перевирают («чтобы не дали в морду») и публикуют. при том, что переврано именно слегка. совсем-совсем прозрачно. и публикуют этот текст уже во второй раз. настойчиво. двойное фу.

      Голосовать - -5 | +11 +
      фУ!
      18.4.2012 в 10:44
  • А что есть реальные прототипы этой истории?

    Голосовать - -1 | +1 +
    Arlekin
    18.4.2012 в 10:02
  • Я как редактор «Абзаца» отношусь к рассказам как к худ.произведениям малой формы, а не как к журналистским очеркам. Поверьте, практически в каждом рассказе кто-то «узнает» себя или своих знакомых, которых автор, возможно, вовсе и не имел в виду. Не редакторское дело — выяснять, что там было на самом деле. Герои рассказов как правило имеют прототипы, взятые из жизни, а не высосанные из пальца. А что поступки героев не больно-то красивые, ну так это ж не мыльная опера.

    Голосовать - -12 | +14 +
    яна жемойтелите
    18.4.2012 в 10:14
  • Автор описывает жизнь девочки в неблагополучной семье и сравнивает с собой изначально живущей в других реалиях. Так же можно сравнивать слепого от рождения ребёнка с ребёнком имеющем зрение «1». Какие лично заслуги автора, в том что она такая белая и пушистая и её предки не бухали? А?

    Голосовать - -4 | +14 +
    Зануда
    18.4.2012 в 10:17
  • Очень хороший рассказ. Марина, молодец!

    Голосовать - -19 | +19 +
    • Ага, потрудитесь только написать, чем он хорош. Тем что рейтинг крутит?

      Голосовать - -9 | +8 +
      дык
      18.4.2012 в 15:26
  • стильно, модно, молодёжно!

    Голосовать - -10 | +10 +
    param
    18.4.2012 в 10:31
    • гай германик и ирин денежкиных прибавилось и в наших палестинах, ура

      Голосовать - -2 | +9 +
      param
      18.4.2012 в 11:10
      • Уй, ёпт!)) Ещё и Денежкина какая-то нарисовалась на литературном олимпе, почитал вот. :-) Ещё и премий надавали :-) Хотя все эти премии, основанные на количестве продаж, не показатель таланта или хотя бы оригинальности. Тот же Коэльо всё время в топе, а по сути уже стал нарицательным ругательным понятием, а не модным автором. Типа Ошо, который пишет для тех, кто не обладает интеллектуальной потенцией, чтобы читать источники, а предпочитает духовный незатейливый фастфуд.

        Это я не про Кивирьян пишу, а в общем. С её творчество познакомился впервые. Реакция спокойная :-)

        Голосовать - -3 | +3 +
        Sokolov Anton
        18.4.2012 в 11:42
  • Рассказ хороший, эмоции героев вполне понятны. А люди действительно разные и далеко не в каждой жабе прячется принц или принцесса. К сожалению, часто приходится потратить много времени и душевных сил, чтобы это понять и принять.

    Голосовать - -8 | +11 +
    Лукреция
    18.4.2012 в 10:32
  • Мне кажется, последний абзац погубил произведение. Как-то по-мещански получилось, слишком нравоучительно и зло...

    Марина, уберите ради бога этот абзац. Мы хотим подумать о дальнейшей судьбе героини без вашей помощи.

    Голосовать - -8 | +11 +
    Света
    18.4.2012 в 10:54
  • Ага, а Достоевский зря дописал «Преступление и наказание». Зачем нам знать, как герой поживал там на своей каторге. Да и про Сонечку в конце лишнее. Федор Михайлович, уберите вторую часть! А также и у Толстого много лишнего — пусть я лучше сама додумаю...)))

    Голосовать - -20 | +16 +
    • Насчёт последнего абзаца — мне всегда больше нравился Гоголь. Не дурак был.

      Голосовать - -4 | +7 +
      Пушкин
      18.4.2012 в 11:20
    • Анна, не жирно ли сие творение сравнивать с образцами классики? Тут уже люди объяснили, почему от «рассказа» так дурно пахнет. Но дело даже не только в этом. Все-таки у наших классиков к своим героям, пусть грязненьким и жалким, сочувствие было, сожаление, о том, что человек, образ и подобие Божье, так исказил себя и свою жизнь. а тут — только злоба и глумление. А ведь эта женщина, о которой автор пишет, действительно жалости и сочувствия заслуживает — говорю это как человек, который лично ее знает.

      Голосовать - -8 | +17 +
      Инна
      18.4.2012 в 13:06
      • Так рассказ, собственно, о том и есть — как автор проявил жалость и сочувствие и что из этого вышло.

        Голосовать - -12 | +7 +
        Мир тесен
        18.4.2012 в 13:18
        • Мне жаль, если вы не видите, что рассказ совсем не об этом.

          Голосовать - -2 | +8 +
          Инна
          18.4.2012 в 14:01
          • Я немного в курсе того, что в последнем абзаце рассказа написано. И теперь многое стало понятно. Хотя это и не имеет отношения к литературе, конечно.

            Голосовать - -8 | +3 +
            Мир тесен
            18.4.2012 в 14:11
  • Рассказ писала девчонка, а последний абзац — училка. «Ничего хорошего из нее не вышло» — именно так «резюмируют» Марь Иванны с шиньонами на шпильках.

    Голосовать - -2 | +14 +
    Света
    18.4.2012 в 11:20
  • Мне кажется, что последний абзац говорит о том, что героиня рассказа поняла, что из девочки принцесса не получится, но вот полностью принять это у нее не получилось. Она чувствует некоторую неловкость за то, что ставит себя выше этой девочки и поэтому ищет себе оправданий в ее последующей не сложившейся жизни. На самом деле, конечно, поиск самооправданий дело глупое и говорит о недостаточной уверенности в собственных суждениях. Возможно, именно ради добавления этой характеристики и написан последний абзац, или же он отражает собственную неуверенность автора.

    Голосовать - -7 | +5 +
    Лукреция
    18.4.2012 в 11:23
  • Рассказ выше среднего уровня. Но, на мой взгляд. несколько схематичен, персонажи картонные, как на сов.плакатах 50-80-х годов. Автор перешрузил «принцессу» отрицательными чертами, и потому Читатель может подумать, что А. до сих пор не простил нечто прототипу рассказа. Хотелось бы больше жизненых деталей, диалогов. Возможно, рассказ вышел схематичным потому, что исходного жизненного материала здесь на повесть в 45-60 страниц? Как бы анти-"Чучело"? (У меня такое бывало: пишешь рассказ, видишь, — "не слепился! ", — откладываешь, потом года через 2-3 получается повесть)

    Голосовать - -8 | +10 +
    Григорий Салтуп
    18.4.2012 в 11:51
  • Гадостный рассказ. И не рассказ, а действительно сплетня, бабская и злая. Действительно, прототип персонажа очень узнаваемый — Петрозаводск ведь большая деревня. Охота топтаться на судьбе человека, судьбе действительно некрасивой и тяжелой? Зачем? На самом деле ради самоутверждения, что ли? Но таким образом, уж извините, только убогие в нравственном люди самоутверждаются. Действительно — ФУ!!!

    Голосовать - -6 | +18 +
    Инна
    18.4.2012 в 12:09
  • Очень хороший рассказ. Выглядит абсолютно достоверно. Если все правда — нельзя не восхититься откровенностью автора. Если вымысел — значит, автор прекрасно разбирается в подростковой психологии. Изложено безупречно. Читается на одном дыхании.

    У меня тоже была одноклассница-изгой. Тихая тупая двоечница из многодетной малообеспеченной семьи. Ее не травили, правда, но презирали, в лучшем случае — не замечали. Ее мама мыла туалеты в нашей школе. Когда Маринка подросла, стала помогать маме. Своего первого ребенка она родила, когда я училась на первом курсе. А когда у меня появился первенец, у нее было уже пятеро. Когда ее старшая дочка подросла, Маринка стала брать ее с собой на работу. Она по-прежнему мыла туалеты, правда, уже в пединституте. И, кстати, была вполне довольна жизнью, ибо ничего другого и представить не могла. Я не говорю, что это хорошо, или плохо. Это — одно из проявлений жизни.

    Голосовать - -12 | +13 +
    Юлия
    18.4.2012 в 12:12
    • «нельзя не восхититься откровенностью автора»

      Восхищаетесь откровенностью за чужой счет? Ну-ну. Хотелось бы на вас посмотреть в подобной ситуации: вдруг среди ваших одноклассников отыщется какое-нибудь доморощенное дарование. которое возьмет, да и растиражирует под видом рассказа неприятные подробности из вашего прошлого. Да причем так, чтобы все ваши друзья и знакомые мгновенно поняли. о чем идет речь. «Писательница» ведь даже имя героини не изменила.

      Голосовать - -5 | +13 +
      Инна
      18.4.2012 в 12:25
  • Это не рассказ как литературное произведение, это — заметка из рубрики «Жизнь удалась». Жаль, что так получилось. Автор — одна из немногих умных журналисток

    Голосовать - -6 | +6 +
    ГАС-69
    18.4.2012 в 12:26
  • Не могу относиться к этому рассказу просто как к тексту, зная, что за ним стоит изломанная жизнь реального живого человека. Автором сего творения безжалостно и главное – бесцельно, ради самоутверждения, ради банальной нотации в конце – препарируемая.

    О качестве текста умолчу – как-то не хочется присоединяться к разбирающим красоты процесса вивисекции.

    Голосовать - -6 | +17 +
    Greensleeves
    18.4.2012 в 12:38
  • Помещики Нижегородской губернии послали делегацию в СПбг поколотить И.В. Гоголя после премьеры пьесы «Ревизор», но Николай 1 перехватил их и отсчитал за ревность...

    Голосовать - -15 | +4 +
    Григорий Салтуп
    18.4.2012 в 13:25
    • отчитал за верность? отсчитал за верность? отчитал за ревность? непонятно..

      Голосовать - 0 | +1 +
      param
      20.4.2012 в 10:55
  • Григорий, по-моему, проводимая Вами параллель неуместна.

    Полагаю, комментаторов возмутил не сюжет, а тот факт, что частная (я бы даже сказал, интимная) жизнь совершенно конкретного, живого и ныне здравствующего человека (у которого автор, насколько я понял, даже не потрудился имя изменить) ИСПОЛЬЗОВАНА для литературной поделки-безделушки и вынесена на всеобщее обозрение.

    Тут намедни была дискуссия о «пиявках», от которых исстрадались наши медиа-знаменитости. И все хором твердили — да, вторжение в частную жизнь недопустимо.

    Или журналисты настолько лицемерны, что полагают, что защиты достойна только их частная жизнь, но отнюдь не героев их текстов?

    Голосовать - -5 | +20 +
    Мимо шел
    18.4.2012 в 13:46
  • А если полгорода видят в этом не дантов Ад, а пасквиль на конкретного человека, то это тоже, наверное, проблема автора. Чай не дураки люди. Вот не нравится нам такое читать и всё. И не надо предлагать нам это под соусом литературы. Не можете сделать, чтобы мы «над вымыслом слезами облились» — печатайтесь в СПИД-ИНФО. Там на ура пойдёт.

    Голосовать - -2 | +13 +
    Разночинец
    18.4.2012 в 14:31
  • Что меня забавляет в такой полемике, то — «АНОНИМНЫ» борются за «НРАВСТВЕННОСТЬ»!!! Люди, изначально «подлые», не имеющие своего лица и чести, выплескивающие свои комплексы под «никами», вдруг выступают за Честь и Достоинство! Ха!

    «Разночинцы», «Мило проходил», «Лукреция»...............выступать под никами в защиту чести — все равно, что стрелять из-за куств за 200 метров из витовки СВД с оптикой, одетым в бронежелет, когда твой соперник договорился на 12 шагов!

    Не вам, многочисленным анонимщикам. обсуждать литературные тексты!

    Голосовать - -18 | +8 +
    Григорий Салтуп
    18.4.2012 в 14:54
    • А откуда мы знаем, что Вы — действительно Григорий Салтуп? Чем вы менее анонимны, чем мы? Я вот подпишусь — «Степан Измаилов»... и сразу перестану быть анонимом?

      Голосовать - -3 | +12 +
      Anonimous
      18.4.2012 в 15:07
      • Поняти «ЧЕСТИ» у человека почти врожденное... Дается от родителей, как имя, фамилия, отчество. Изредка тролли пытаются на карельских сайтах выступать-пакостить под моим «ником», но в силу своей низости, у них не получается. В лит.кружках П-ска меня знают. И мне не стыдно своего имени и фамилии...

        Попробуте писать под своим ПОДЛИННЫМ именем, — и через полгода вы, может быть, сможите себя хоть чуточку уважать.

        Я често пользуюсь лит.псевдонимами, когда это входит в художественную ткань текста.

        Голосовать - -14 | +3 +
        Григорий Салтуп
        18.4.2012 в 15:37
        • Вы не ответили ни на один из трёх моих вопросов.

          Голосовать - -1 | +8 +
          Anonimous
          18.4.2012 в 17:09
          • Я не могу отвечать анонимному тролллллюлю. Из естественного чувства брезгливости.

            Мы не на равных, извините..

            Сам я опускаться до уровня анонимщика-троля не хочу, вам подняться до уровня «человека с лицом» (и именем), видимо не удается.

            Есть нейтрайльная полоса — г. П-с, — позвоните 8921-221-62-52 — может, встретимся, поговорим.

            Привык говорить глаза-в-глаза. Аллергия на анонимщиков и стукачей.

            Голосовать - -17 | +3 +
            Григорий Салтуп
            18.4.2012 в 18:35
            • Григорий, Вы мне ответили уже два раза. И ни разу не ответили на поставленный вопрос.

              Голосовать - -1 | +5 +
              Anonimous
              18.4.2012 в 22:16
  • В «подводке» к рассказу сказано, что он об том же, об чем же и сериал Германики. Если автор стремилась приблизиться к славе Германики, то она таки достигла определенного результата. Только и всего.

    Голосовать - -8 | +5 +
    Margo
    18.4.2012 в 14:59
    • Упоминание Германики — редакторское.

      Голосовать - -6 | +4 +
      Республика
      18.4.2012 в 15:21
      • В данном случае очень меткое!

        Голосовать - -7 | +4 +
        Margo
        18.4.2012 в 15:23
  • Уважаемый автор, уточните, пожалуйста, изменены ли имя и фамилия героя, или нет?

    Голосовать - -6 | +8 +
    Наблюдатель
    18.4.2012 в 15:17
  • Самый трогательный персонаж — учитель, идеалист-народник. Надо же, как сохранился! Хотя, впрочем, начало перестройки, пробуждение иллюзий, все дела...

    В тексте критический реализм соседствует с социалистическим (постмодернистское кокетство?): чтоб домашняя дралась лучше дикой? Да никогда! Это позднейшая психологическая подмена: герой побеждает антагониста на всех фронтах!

    Голосовать - -2 | +7 +
    Простая
    18.4.2012 в 15:22
  • Дык с позиций литературы тут оценивать-то особо нечего. Ну, наступил человек когда-то автору на любимую мОзоль. Автор десятилетия таил в себе обидку, а потом так подленько ее выплеснул. Такие эксерзисы пусть психотерапевты оценивают)

    Голосовать - -8 | +22 +
    Treis
    18.4.2012 в 15:31
  • Инне: да ведь автор и своего имени не скрывает. И не стремится выглядеть белой и пушистой. Хотя, конечно, имя персонажа истории нужно было поменять, если оно изначально не вымышленное.

    Тем, кого возмутил ярко выраженный контраст между благополучным и неблагополучным детством: в этом и есть сильная сторона рассказа. И школьная атмосфера передана точно. Описание дежурства по классу вернуло меня на ...цать лет назад в родную школу.

    Четырнадцатилетняя девочка из хорошей семьи, увидев «изнанку жизни» и попытавшись изменить ситуацию, ничего, кроме моральной травмы, получить не могла. Это естественно. Только в сказке, поцеловав лягушку, получают принцессу.

    Голосовать - -9 | +5 +
    Юлия
    18.4.2012 в 15:35
  • Да, хочу спросить: кроме меня, кто-нибудь еще любит Гай Германику? Я-то считаю, что она — гений. Ну, ладно, начинающий. Ой, только не кидайтесь камнями, лучше ставьте минусы!

    Голосовать - -22 | +4 +
    Юлия
    18.4.2012 в 15:42
    • Германика, в отличие от Кивирьян, умная девица. Не надо их равнять. А Кивирьян — мещанка типичная, судя по опусу.

      Голосовать - -6 | +9 +
      дык
      18.4.2012 в 15:49
      • Дык, вы бы не судили бы Марину Кивирьян по одному опусу. Даже если он вам не глянулся. У Марины хорошая литературная репутация, поинтересуйтесь, прежде чем ярлыки навешивать.

        Голосовать - -10 | +9 +
        • Специально почитал стихи в Сети. Извините, уржался.

          Голосовать - -4 | +8 +
          дык
          18.4.2012 в 16:08
          • Что я могу сказать, Дык? Серьезная, демонстрирующая знание автором современного литературного процесса, а главное — взвешенная и аргументированная рецензия :) ))

            Все вы «Дыки» только так и можете — «уржался», « фи»...

            Голосовать - -12 | +7 +
            • Для взвешенной и аргументируемой рецензии нужен, так сказать, предмет разговора. Этот опус — не тянет.

              Голосовать - -3 | +9 +
              чижик
              18.4.2012 в 16:20
  • Не надо Марине в литературу ходить. Пусть лучше журналистику пишет.

    Голосовать - -7 | +12 +
    Света
    18.4.2012 в 16:02
    • Боюсь, это решать самой Марине. Без вашей, Света, помощи:)

      Голосовать - -16 | +9 +
      • Вот пусть этот писатель без помощи читателей и пишет в свой стол или Вам, Снежана, в почтовый ящик. Что это Вы нас осаживаете?

        Голосовать - -8 | +17 +
        дык
        18.4.2012 в 16:12
  • Казалось бы, причем здесь Ермолина?... :-) )) Обсуждение литературного творчества молодого автора постепенно перерождается в местячковый интернет-сериал. Пытался писатель Г.Салтуп вернуть разговор в правильную литературно-критическую колею, но внезапно сам подкинул на вентилятор. Зарисовки из жизни литературной провинции. Забавно! Скоро в карельских интернетах начнут писать: "скандально известная писательница Марина Кивирьян... " :-)))

    Голосовать - -9 | +7 +
    Sokolov Anton
    18.4.2012 в 16:09
    • «Молодого автора»))) Из серии «Молодая была уже не молода»))

      А вообще-то все очень печально, если в Карелии такое всерьез называют литературой.

      Голосовать - -6 | +13 +
      чижик
      18.4.2012 в 16:18
      • Да я вообще из наших авторов только Григория Салтупа, Николая Абрамова и Виктора Пулькина знаю)) Все остальные для меня — молодые!))

        Голосовать - -1 | +6 +
        Sokolov Anton
        18.4.2012 в 16:23
  • «Четырнадцатилетняя девочка из хорошей семьи, увидев «изнанку жизни» и попытавшись изменить ситуацию, ничего, кроме моральной травмы, получить не могла».

    Получив моральную травму, 14-летняя с удовольствием избила того же возраста девочку, а спустя 20 с лишним лет «расскаялась» в своем неудачном опыте изменения ситуации, попутно виртуально «пнув» неудавшуюся принцессу. Причем для себя собой «пнула», одноклассница, скорее всего, заметку ведь не прочитает. Ну что ж, каждый любит себя как может

    Голосовать - -3 | +17 +
    ГАС-69
    18.4.2012 в 17:13
  • Марина, еще раз с удовольствием прочел рассказ. И повторить могу только то, что уже говорил: Очень глубокий рассказ. Написано жестко, хорошо, что речь идет от имени не сильно положительной героини, нет морализаторства ненужного. Образ рассказчицы интересен, такая «героиня нашего времени». Вроде бы и есть какое-то доброе начало в душе, а с другой стороны, этот порыв — отмыть новый алмаз — больше не от души идет, а, видимо от воспитания, от слов учителя. Оттого и кончается рассказ так, как должен был кончиться — битьем в морду. Поскольку совсем не хочет алмаз, чтоб его отмывали, ему хорошо, нет, скорее, привычно, в грязи, сколько бы «геннадии борисовичи» не сеяли разумное, доброе, вечное. В этом рассказе замечательно отражен конфликт социальный, между представителями разных слоев общества, конфликт, который в нашей литературе конца прошлого века отражения не находил, хотя, как видно, в жизни присутствовал. Надо, вероятно, было прожить какое-то время, чтобы осознать эти процессы именно как конфликт. В общем, получил большое удовольствие и от темы, и от стиля. Замечательно, Марина!

    Голосовать - -16 | +16 +
    Вениамин Слепков
    18.4.2012 в 18:02
    • Да, тут ник вместо моего имени высветился.

      Вениамин Слепков

      Голосовать - -8 | +4 +
      Вениамин Слепков
      18.4.2012 в 18:04
      • По существу, обильная полемика вокруг рассказа М.Кивирьян возбухла ак раз из-за того, что он «НЕСОВЕРШЕНЕН». Да, он «выше среднего уровня», как я, ВЕЛИИЙ В СВОЕМ С(,,)НОМ ВЕЛИЧИИ Салтуп. заметил в первом посте. На фоне нынешней многомилионной и всеохватной графомании он (рассказ) выше среднего уровня.

        Сравните, уважаемые оппоненты два соседних текста.

        Рассказ Я.Ж. «Смерть Марата» и текст М.К.

        Почему я и говорил, что нельзя материал ПОВЕСТИ, (не о-странившись" — от слова «странно» и не «от-странившись» — от слова «со стороны»), втискивать в жанровые рамки рассказа...

        Яна взяла исходный образ («Марат-всмемирная скука») и сделала легкий и глубокий («от-странившись» и «о-странившись» от жизненного факта), — РАССКАЗ-НАСТРОЕНИЕ.

        Мария взяла ЖИЗНЕНЫЙ ОПЫТ (не от-странивнись от него, и не посмотрев на него, как на нечто «СТРАННОЕ»), и написала текст.

        Текст, в котором я вижу основу таланта прозаика, материал для будущей повести, а «АНОНИМНЫЕ» противники — КЛЕВЕТУ И ПАСКВИЛЬ на негоко конктретного человека.

        У Я.Ж. рассказ сложился, откликов мало.

        У М.К. рассказ «не дотягивает», поэтому (на подкорке), так раздражает анонимщиков.

        .... простите все за велеречивость, пьян. повод не ражостный...

        Голосовать - -6 | +5 +
        Григорий Салтуп
        18.4.2012 в 18:58
    • Вениамин-я с Вами полностью согласна

      содрогнулась, тяжело, сложно-но сильно

      Голосовать - -13 | +3 +
      М Г
      18.4.2012 в 21:28
  • Мне рассказ понравился, очень точно подмечено желание подростка всех пожалеть, пойти наперекор мнению, увидеть чудо преображения. Но разглядеть царевну не получилось, как была лягушкой так и осталась, причем на всю жизнь. Знакомо юношеское острое ощущение разочарования в человеке, потому и драка, что больно. Молодец Автор! Успехов!!

    А вы, литературные тусовщики, может кого-то и узнаете, но не думайте, что вокруг вас вертится весь город.

    Голосовать - -12 | +7 +
    далека от лит. тусовки
    18.4.2012 в 18:23
    • Пааазвольте, не передёргивайте. Защищает рассказ аккурат литературная тусовка, которую журналист Марина Кивирьян нигде не обидела. А напиши она жёсткий рассказ про петрозаводского критика Вениамина Смешкова, например, как его изнасиловали за гаражами (все лица вымышленные, понятно, и ни один кролик не пострадал), так опубликуют его здесь? А вряд ли. Кстати, правильно сделают, что не опубликуют.

      Голосовать - -4 | +15 +
      дык
      18.4.2012 в 18:32
  • Марина, молодец. Прочитала комментарии, и не хочу знать предыстории рассказа. Я учитель, точно буду обсуждать его в школе.

    Голосовать - -16 | +2 +
    Ольга
    18.4.2012 в 18:38
    • А Вы станете его обсуждать — в том виде, в каком есть, — зная, что в классе среди учеников, к примеру, дочь или племянница Лены Насоновой?

      Голосовать - -2 | +12 +
      Тоже учитель
      18.4.2012 в 18:47
      • А кто такая «Елена Насонова»? Что за столп=знаковая фигура?

        Чем прославилась? «Групповичком» за гаражами или еще чем великим?

        Или, прежде, чем читать текст М.К, мы должны изучить биографи её одноклассников?

        И это «Тоже учитель» преподает что-то маленьким человекам? Ужас!

        Голосовать - -21 | +4 +
        Григорий Салтуп
        18.4.2012 в 19:22
        • Да, Григорий, преподаю. В том числе и то, что по-человечески нужно относиться не только к «великим» и «прославившимся» людям, а и к т.н. «маленьким» тоже. Это, кажется, именуют гуманизмом, не так ли?

          И потому надеюсь, что никто из моих учеников в будущем, лет через 20, не спросит: да кто он такой, Григорий Салтуп? Что за столп=знаковая фигура? Чем прославился? Тем, что пьяно брызгал слюной в комментах, или еще чем великим?

          Голосовать - -3 | +15 +
          Тоже учитель
          18.4.2012 в 19:54
  • глас народа — глас Божий. текст провалился. сейчас пойдут дружбаны той и другой стороны за своих горой. но к литературе, как кто-то правильно наверху заметил, отношения всё это не имеет. листаем дальше.

    Голосовать - -3 | +13 +
    resume
    18.4.2012 в 18:54
  • Как-то однажды, ещё во времена сайта «Наш Досуг», я неосторожно прокомментировал на тамошнем форуме стихи М. Кивирьян. Сделав разбор с, увы, присущей мне скрупулёзностью. Оскорблённая поэтесса в ответном комментарии не замедлила попенять мне на излишнюю детализированность критики, заметив «на коду»: сказали бы уж просто, без затей, что «Стихи — г..но! ». Не доставлю вам удовольствия и на этот раз.

    Что самое страшное в тексте «обладающей хорошей литературной репутацией» М. Кивирьян? На мой взгляд, это — полная перестановка моральных ориентиров. Русскую литературу всегда отличали гуманизм, сочувствие к слабому, стремление «постоять» за тех, кто сам по каким-то причинам лишён голоса, или площадки, на которой он может сказать что-то в свою защиту, и в защиту своих взглядов и убеждений. «Милость к падшим» всегда была одним из краеугольных камней русской словесности. Нет литературы без сердца, без сострадания, без мук душевных...

    Где всё это в рассказе М. Кивирьян? Я, в отличие от многих, как выясняется, знакомых с героиней, никого здесь не знаю, включая авторессу, поэтому имею возможность отделить персональную информацию от собственно литературы. Это не рассказ — это поганое ведро стилизованных «под литературу» жаб. С каким-то, простите, почти патологическим сладострастием, Марина, вы описываете низость подонков и вашу собственную, хотя бы и под влиянием момента. Есть ярость бессловесных, злоба раба, изгоя, их ещё можно понять, даже оправдать, но ваша ненависть — страшнее. Месть оскорблённой в своих лучших чувствах, самопровозглашённой патрицианки, ненадолго снизошедшей к погрязшим и, уж разумеется, жалким и нечленораздельным плебеям. По-моему, так здесь нет ни сопереживания, ни просто переживания, нет работы сердца, а потому — нет и катарсиса, выхода из помойного ведра, что так обрадовало часть пропонентов: так, мол, и суждено быть («Так в планту значится»), и нечего им, рождённым ползать, претендовать на наше блаародное снисхождение. «Ату её, ату! »... Где нет работы сердца и ума, там остаётся лишь «чернушная» зарисовка, впрочем, конъюнктурная, вполне в духе нашего, разделённого на «поклонных» и «болотных», странного времени.

    И стоило тратить время и силы?! Написала бы уж просто, без затей: «Ленка — г..но! ». Эффект тот же самый, а в Лакедемоне оценят.

    P.S. Как это делалось в ЛИТЕРАТУРЕ — см. рассказ А. Куприна «Блаженный» (первое название — «Тэки»). Вот, там наличествует всё то, что осталось вне пределов досягаемости М. Кивирьян, литератора и человека.

    Голосовать - -11 | +31 +
    Андрей Тюков
    18.4.2012 в 19:24
    • Андрей, в Вашем понимании «русская литература» представляет собой нечто вроде крепостного права.

      Получается, что каждый, кто написал что-то на русском языке — обязан включить все, что «в русской литературе весгда было». И ни в коем случае не выражать того, чего «в русской литературе не было». А если не так — то это не литература вообще.

      До такого уровня не докатывались даже всякие «союзы русских писателей». Те утверждали всего лишь — «эта литература не русская, хоть и написано по-русски, но нам чуждо».

      А Вы смело вернулись к руководящей и направляющей линии краснопузиков. «В произведении не нашли отражения значимость рабочего класса и руководящая роль партии». Только вместо красной идеи — опять христианский фундаментализм.

      Голосовать - -18 | +16 +
      headhunter
      18.4.2012 в 20:03
      • Рассказ плохой. Андрей Тюков прав. Но здорово, что чувство достоинства, в том числе и собственного не всеми читателями утрачено. Пойду перечитаю Гоголя. Вот это из «Шинели» как раз на днях попалось на глаза:

        "Только если уж слишком была невыносима шутка, когда толкали его под руку, мешая заниматься своим делом, он произносил: "Оставьте меня, зачем вы меня обижаете? " И что-то странное заключалось в словах и в голосе, с каким они были произнесены. В нем слышалось что-то такое преклоняющее на жалость, что один молодой человек, недавно определившийся, который, по примеру других, позволил было себе посмеяться над ним, вдруг остановился, как будто пронзенный, и с тех пор как будто все переменилось перед ним и показалось в другом виде. Какая-то неестественная сила оттолкнула его от товарищей, с которыми он познакомился, приняв их за приличных, светских людей. И долго потом, среди самых веселых минут, представлялся ему низенький чиновник с лысинкою на лбу, с своими проникающими словами: "Оставьте меня, зачем вы меня обижаете? " — и в этих проникающих словах эвенели другие слова: «Я брат твой». И закрывал себя рукою бедный молодой человек, и много раз содрогался он потом на веку своем, видя, как много в человеке бесчеловечья, как много скрыто свирепой грубости в утонченной, образованной светскости, и, боже! даже в том человеке, которого свет признает благородным и честным... "

        Голосовать - -4 | +15 +
        Наталья Шилова
        18.4.2012 в 20:18
      • 2 headhunter. Смею заметить, что на сей раз Вы не мой комментарий обсуждаете, а какой-то другой, которого я не только не писал, но даже и в глаза никогда не видал, а потому и не могу о нём сказать ровным счётом ничего. В написанном мною — нет ни «красной идеи», ни «христианского фундаментализма». Ну и тому подобного. Verba volant, scripta manent.

        Голосовать - -2 | +6 +
        Андрей Тюков
        19.4.2012 в 14:47
        • Ну, не знаю... перечитайте, что ли, СВОЙ комментарий, а не мой.

          "Русскую литературу всегда отличали... ", "Где все это в рассказе? "(нету, ну и что?), «Нет работы ума и сердца» (есть, и более чем), «а вот в ЛИТЕРАТУРЕ»...

          То есть, это не литература — если написано в системе ДРУГИХ моральных ориентиров, по сравнению с теми, что обычно были характерны для русской литературы и разделяются лично комментатором? Моральные ориентиры которого не позволяют увидеть работу ума и сердца, происходящую открыто до примитивности...

          Никак из рассказа не следует, что рожденный ползать не может летать. Никто не РОЖДЕН ползать, но желающий/выбирающий/склонный ползать — будет ползать. И не стоит брать гаденышей на руки и подбрасывать в воздух только оттого, что какой-то прекраснодушный идеалист сказал, будто этот гаденыш рожден для полета. Потом придется оторвать гаденышу башку, чтобы он не успел вонзить в тебя ядовитые зубы.

          Человек — он, в отличие от птиц и гаденышей, ни для чего не рожден. Он сам выбирает. И сам за все отвечает. Навсегда. И не простится выбранное в пятом классе, и для прощения человек так же не рожден, как для ползаний и полетов.

          На поверхности вся работа ума и сердца. Просто не в ту сторону работа направлена, и не тот результат, который приятен Вам и русским классикам (продуктам эпохи гуманизма и принудительного православия). И не надо особо стремиться в ведре с гаденышами купаться, чтобы обрести катарсис. Вывалить их в естественную среду обитания — и хрен с ними.

          Голосовать - -6 | +11 +
          headhunter
          19.4.2012 в 18:24
          • 2 headhunter

            Нет, я «башку отрывать» никому не буду. Я не охотник, и не уверен в том, что моя кровь краснее.

            Голосовать - -2 | +4 +
            Андрей Тюков
            19.4.2012 в 20:07
            • Так и не придется головы отрывать, если ядовитых гаденышей не трогать.

              И охоту не надо путать с ветеринарной эвтаназией.

              А кровь не краснее, да. Человек — животное. Но наделенное разумом. Который и позволяет ему выбирать — летать или ползать, какую мораль исповедовать, какую литературу писать, прощать и не прощать... и по причине разумности — с человека спрос, ответственность и личное к нему отношение на 20-50-5000 лет.

              Но это опять личные оценки... а Вы критикуете текст — и отказываете в принадлежности к литературе за то, что не призывает милость к падшим. Но литература — это все написанное с целью воздействия на эстетическое чувство. Включая даже антиэстетические и контркультурные тексты. Не говоря про зюскиндов и сорокиных, даже в федеральном списке экстремистских материалов можно найти вполне себе литературные произведения. С идеей «бей жидов и черножопых». Это очень плохая идея в системе моих моральных ориентиров (а вот для русского классика Гоголя — хорошая). Но это не извергает автоматически текст за пределы литературы.

              Голосовать - -3 | +7 +
              headhunter
              20.4.2012 в 02:21
  • Хороший рассказ. Ну, в плане выражения не Чехов, но вполне на уровне остального публикуемого вокруг.

    А узнаваемость и открытое презрение к конкретному человеку с именем — вполне необходимый элемент и часть идеи. Кто-нибудь возмущался художественным текстам с открытой авторской бешеной ненавистью к конкретному человеку Гитлеру Адольфу Алоизычу?

    Рассказ о том, что куча народу никакого сочувствия не заслуживает. Что в благополучной/неблагополучной семье, со зрением 1 или слепой — человек сам принимает решения, делает выбор и отвечает за него.

    Что изменилось в живом конкретном человеке сейчас? Она на словах или в делах демонстрирует окружающим — «я была не права, я больше не гаденыш»?

    И что такого ужасного рассказано? Или для кого-то все еще по определению «человек звучит гордо»? Или кто-то восхищается «95% населения»? Или лично к себе любимому априори требуется от всего мира поклонение-восхищение? Нормальный взрослый человек к большинству населения Земли относится примерно так — «оставайтесь подальше, чтоб мне не воняло». Подросток — иначе, но в рассказе подросток повзрослел. На фоне заметного множества людей, которые оказали бы услугу человечеству, совершив самосожжение на ближайшей свалке — «Лена Насонова» просто обычная. Из 95%. А обрушить на окружающих свои благие намерения — в чистом виде зло.

    Голосовать - -16 | +16 +
    headhunter
    18.4.2012 в 19:37
    • Reductio/argumentum ad Hitlerum/Nazium («сведение/апелляция к Гитлеру/нацистам») — псевдолатинское выражение, используемое для обозначения современной логической уловки.

      Термин reductio ad Hitlerum был предложен специалистом по научной этике Лео Штраусом в 1953 году в книге «Natural Right and History». Использование этой уловки иногда называется «разыгрыванием нацистской карты».

      Уловка часто принимает следующую форму: «Гитлер (или нацисты) поддерживали X, следовательно, X — зло/нечто нежелательное/нечто плохое». Пример: «Гитлер поддерживал борьбу с курением, следовательно, все подобные кампании — зло». Риторическая ценность аргумента заключается в том, что в большинстве сообществ ценности Гитлера и нацизма автоматически считаются неприемлемыми, и использование такого сравнения может повлечь у оппонента возникновение эмоциональной реакции, не позволяющей дать рациональный ответ.

      Голосовать - -7 | +5 +
      Демагог
      18.4.2012 в 20:02
      • Извините, но мы здесь обсуждаем именно эмоциональные оценки, а не оцениваем логическую корректность.

        Кроме того, корректные аналогии с Гитлером и нацизмом не имеют ничего общего с «редукцией до Гитлера». Это является некорректной уловкой только при обсуждении вопросов, никак не связанных с идеологией нацизма.

        Например, упоминание о борьбе Гитлера с курением — корректно, вопреки Вашему мнению. Поскольку это проявление тоталитарной идеологии, проявление идеи, что тело и здоровье человека принадлежит не ему, а государству/обществу/нации.

        Голосовать - -9 | +11 +
        headhunter
        18.4.2012 в 20:11
    • А Гитлер-то тут причём? Лена Насонова что, семью Марины Кивирьян в печи сожгла? 20 милионов убитых что ли этой Леной Насоновой. Ну Вы хватили! Ахаха!

      Голосовать - -8 | +4 +
      .
      18.4.2012 в 20:03
      • Гитлер при том, что он тоже был конкретный и когда-то живой человек, ненависть к которому в художественных текстах одобрялась.

        Разница с «Леной Насоновой» Вами определена справедливо. Так поэтому Адольфу — ненависть и проклятие, а Лене — гадливость и презрение.

        Голосовать - -13 | +9 +
        headhunter
        18.4.2012 в 20:14
        • В смысле — авторское презрение. Мне лично пофигу. Это же про двух людей, а не всех к одному.

          Голосовать - -12 | +8 +
          headhunter
          18.4.2012 в 20:18
        • А позвольте поинтересоваться, какими именно СВОИМИ действиями несовершеннолетняя Лена Насонова заслужила публичное унижение и презрение?

          Тем, что она безграмотно говорила?

          Тем, что она подверглась групповому изнасилованию и попыталась в меру своего разумения преодолеть его последствия? (Вам любой психолог скажет, как часто дети из неблагополучных семей интерпретируют совершенное над ними насилие в точности как Лена)

          Тем, что она отвергла благотворительность автора?

          Голосовать - -5 | +14 +
          Демагог
          18.4.2012 в 20:24
          • Эээ... какое еще «публичное»?

            А презрение и унижение со стороны автора... ну, например, тем, что НЕ отвергла. Тем, что села и ножки свесила. Тем, что не сделала никаких шагов навстречу. Тем, что сама проявила высокомерие.

            Что там мне скажут психологи — неважно. Полагаю, что я встречал несколько больше жертв изнасилований, чем Вы и большинство психологов. Они РАЗНЫЕ, и относится к ним можно по-разному. И не по факту изнасилования (возложение какой-либо ответственности на жертву крайне отвратительно), а по реакции на него. Это — одно из собственных решений.

            Голосовать - -18 | +13 +
            headhunter
            18.4.2012 в 20:35
            • Публичное зд. = опубликованное.

              После слов о реакции ребенка/подростка на изнасилование как о «собственном решении» дальнейшую дискуссию считаю бессмысленной в силу, увы, полной Вашей некомпетентности в обсуждаемом вопросе.

              Dixi.

              Голосовать - -5 | +10 +
              Демагог
              18.4.2012 в 20:46
            • То есть, под «публичным» Вы подразумевали публично выраженное? ОК, но "Разве можно запрещать человеку высказывать свое мнение? Даже при демократии? "(с)

              Что касается Вашей оценки чьей-либо компетентности... еще раз повторю: пока Вы читали психоложеские измышления «ученых», я работал с живыми конкретными потерпевшими. И да, это СОБСТВЕННОЕ решение.

              Это опять к вопросу о неблагополучной семье, слепоте и вообще влиянии среды на личность. Каждый сам отвечает за себя. А подростки — это взрослые люди с небольшим жизненным опытом.

              Голосовать - -12 | +10 +
              headhunter
              18.4.2012 в 23:23
  • Есть такая поговорка: «Кто сеет ветер, тот пожнёт бурю». Не стоило делать героиню столь узнаваемой и сравнивать с ater-ego автора. Тут «писательницу» не иначе как бес попутал. Многие знают, что прототип рассказа состоялся во всех отношениях. Работает, растит детей, живёт в хорошей европейской стране. А вот к чему пришла благополучная когда-то девочка Марина, все сегодня увидели. Ну, злорадствовать не стану. Пусть у Марины тоже всё сложится.

    Голосовать - -4 | +10 +
    .
    18.4.2012 в 20:38
    • Ну если паразитирование сначала на местных наркоманах, потом на местных мусульманах, потом на финском социале называется «состоялся во всех отношениях»..

      Голосовать - -7 | +3 +
      ..
      19.4.2012 в 07:13
  • А. Тюкову: «гуманизм, сочувствие к слабому, стремление «постоять» за тех, кто сам по каким-то причинам лишён голоса, или площадки, на которой он может сказать что-то в свою защиту, и в защиту своих взглядов и убеждений» — по-видимому, именно эти чувства пробудило в Вас обсуждаемое чтиво. А значит, это ХОРОШИЙ рассказ.

    Кроме того, он вызвал явное оживление в рядах читателей. Равнодушных нет. Даже «мимо шел» остановился и отметился. Он, впрочем, никуда и не шел, тусуется на сайте безвылазно. В общем, автор, способный вызвать такую живую и неоднозначную реакцию — это ХОРОШИЙ автор.

    Голосовать - -18 | +6 +
    Юлия
    18.4.2012 в 20:48
    • Стоит мужик, лупит ребёнка по голове. Люди останавливаются, встревают. Голос «Юлии» за кадром: "Какой мужик молодец! Привлёк внимание к проблеме насилия! Смотрите, никто не остался равнодушным! ". Вот прав Салтуп-то, чем хуже текст, тем больше комментариев.

      Голосовать - -6 | +16 +
      .
      18.4.2012 в 20:53
    • 2 Юлия. Если говорить конкретно обо мне, старом и замшелом, так Вы немного переоцениваете эффект рассказа... Увы. По сути же, приведу довольно неосторожную шутку известного когда-то А. Моралевича. Сей утверждал, что если по сюжету фильма девочка-актриса должна плакать, а она всё смеётся, то нету лучшего способа, чем у неё на глазах оторвать голову ручному щеглу Евсютке, что моментально и проделывает помреж. После чего, девочка уже больше не смеётся, а продуцирует сюжетно обусловленную влагу d необходимых количествах. И даже больше. Sic.

      Голосовать - 0 | +4 +
      Андрей Тюков
      19.4.2012 в 14:42
  • Слушайте, я в рассказе ничего не понял, а мне интересно, юристы здесь есть? Вот если завтра кто про мою жену такой рассказ напишет, так что знакомые узнавать будут, я могу в суд подать например? Имеются какие-то требования точные например к изменению имени или описания внешности? Или две буквы изменил и валяй пиши, что хочешь?

    Голосовать - -2 | +9 +
    Иван
    18.4.2012 в 20:58
  • Похвалить мужика, совершающего насилие, и автора текстов, выносящего на обсуждение такое явление, как насилие — это не одно и то же. И, кстати, я — Юлия без кавычек, это настоящее имя. А вам, обозначившемуся точкой, родители поленились дать имя?

    Голосовать - -16 | +5 +
    Юлия
    18.4.2012 в 21:12
  • Разлюбил Гоголевскую шинель лет 30 назад. Фарисейство. "Все мы вышли из «Шенели» Гоголя, а потом нахлабучили буденновки и наши внички прыскались «шанелью № 5» — диалектика и кредо псевро-русской псевдо-интелигенции. Сочувствовать к «павшим» можно, когда к ним свершается несправедливость.

    А если ей по жизни хочется ...лядью быть? Если ей нравится, когда её толпа за гаражами пхает?

    Сочувствовать? — меня увольте!

    Не достоин внимания такого!!!

    Лядей не видели?

    Зачем фарисействовать?

    Голосовать - -14 | +4 +
    Григорий Салтуп
    18.4.2012 в 21:50
    • Хотелось бы посмотреть на выражение лица безграмотно пишущего «писателя» Сатулпа, если бы некий подонок заявил о его дочери/внучке: "А если ей по жизни хочется ...лядью быть? Если ей нравится, когда её толпа за гаражами пхает? "

      Голосовать - -2 | +10 +
      Демагог
      18.4.2012 в 22:28
  • Обращение к редакторам блога: Яна Леонардовна и Владимир Рудак!

    Заведите у себя простое правило: АНОНИМНЫХ ТРОЛЛЕЙ не публиковать.

    Это литературная страница, гос.секретами и политикой здесь как бы не воняет.

    Мы должны обсуждать литературные (или как бы литературные) тексты, а отряхиваться от плевков учербных троллей противно.

    Я понимаю, что ущербное быдло отанется ущербным быдлом. Но отделите «мух от котлет».

    Или обсуждение ТЕКСТА, или отряхивание от плевков в спину!

    Голосовать - -17 | +1 +
    Григорий Салтуп
    18.4.2012 в 23:09
    • Григорий, дело в том, что на блог «Абзац» распространяются правила интернет-журнала «Республика». И исключительным он быть не может и не должен. А поскольку комментировать материалы сайта могут все пользователи без регистрации, то и «Абзац» имеет право комментировать любой.

      Голосовать - -1 | +8 +
      Республика
      18.4.2012 в 23:16
  • Уважаемая редакция, а оскорбления в адрес других писателей — это, по-вашему, в рамках лит. дискуссии? Тем более тех, кто вообще не участвует в здешней драчке и, вероятно, даже не подозревает, что их тут заочно полощут. простите, но таких «литературоведов», как салтуп, в приличном интернет-обществе принято банить.

    Голосовать - -4 | +15 +
    Фи
    19.4.2012 в 00:21
    • В свободных модерируемых сообществах банят тех, кто публично предлагает банить других в том числе. На то оне и модераторы, чтобы к ним не лезли с советами.

      Голосовать - 0 | +3 +
      param
      20.4.2012 в 11:06
  • Андрею Ивановичу Тюкову.

    Спасибо за "Христос Воскресе! ". Вы меня к жизни вернули. Хорошо-то как теперь...

    Извините, форумчане, просто разместить отзыв на это стихотворение на прозе.ру не получается технически.

    Голосовать - -2 | +7 +
    Н. Казберович
    19.4.2012 в 09:48
    • 2 Н. Казберович.

      Спасибо, это неожиданно во всех отношениях, а потому ещё более... относительно. "ХВ! " — нехарактерно для меня, и я за него переживал и опасался: вдруг не так поймут? Теперь, после Вашего отзыва, я вижу то, что именно там получилось, и это «что» даёт мне право и основание для возвращения к обсуждаемому рассказу М. Кивирьян (чего я вообще-то делать не собирался). Мне с годами всё больше думается на такую, не совсем литературную, тему: а с какой целью мы пишем, зачем и себя, и других мучаем и пытаем, чего хотим добиться-то? Собственно, и применительно к самой жизни можно те же вопросы поднять, да только — кто ответит... И вот такой, промежуточный итог этих размышлений я хотел бы предложить здесь. Пишущий должен добиться того, чтобы читатель вышел из его текста — живым. Не мёртвым, а живым, после кругов ада, страданий и сомнений — по-новому живым. Это есть известный принцип катарсиса, без которого драма не считалась удачной, а ещё можно привести в пример состояние участника тавроболии: он вылезает из-под помоста, из этой ямы, заполненной кровью, внутренностями убитого быка, нечистотами, из этого ужаса и мрака смерти, — выбирается из-под мёртвой плоти, живой духом и обновлённый. Вот, это самое важное, а отнюдь не мастерство владения словом, или прочее техническое фриволитэ. Творческие потенциалы М. Кивирьян велики, почти не уступят, например, ермолинским. Но — в случае с "Принцессой... " — мы так и остались в смертной яме, в крови и с кишками на шее. Смущённые и растерянные.

      Не воскресли...

      В отличие от героини предыдущего произведения, которой новый лифчик открыл новые вершины (более высокие) её собственного «я», и женщине от этого стало так хорошо, что я на это произведение тоже, может быть, напишу рецензию.

      Голосовать - -2 | +7 +
      Андрей Тюков
      19.4.2012 в 14:22
  • Рассказ прочитала вчера, мнение созрело сегодня.

    Марина, Сальвадор Дали как-то сказал: «Предпочитаю, чтобы обо мне говорили. В крайнем случае — хорошо». (примерно так) Если Ваш рассказ вызвал такой резонанс, значит, он чего-то стоит.

    Вашим критикам хочу сказать следующее. Литература (как и всякое искусство) призвана воздействовать на наши чувства и мысли. Автор может достичь этого разными способами. Необязательно, чтобы авторская позиция давалась «в лоб».

    У большинства из нас рассказ вызвал жалость к Лене Насоновой и неприязнь к её «белой и пушистой» однокласснице, проявившей такую жестокость (и в действиях, и в чувствах). И последнии абзац здесь играет наиболее сильную роль.

    Проблема в том, что, вслед за рассказчицей, многие начинают смотреть на взрослую Лену с некоторым высокомерием. (Мы-то не такие!) На самом деле, во фразе "ничего хорошего из неё не вышло) кроется глубокое противоречие. Что значит «хорошее»?

    Григорий Салтуп, Лена — не «...лядь». Она несчастное дитя своего времени. И она не спилась, не стала проституткой, она вышла замуж и родила детей. Кто мешал ей делать аборты, как поступают миллионы «белых и пушистых»?

    Честь и хвала Лене Насоновой и учителю, который сумел разглядеть в ней принцессу!

    P.S. Марина, спасибо за волнующий рассказ.

    Голосовать - -10 | +2 +
    Ольга
    19.4.2012 в 10:12
    • Не стала проституткой, потому что платить за такое сокровище никому и в голову не приходило: получить все, что угодно, можно было за дозу или за просто так. О количестве абортов при таком образе жизни можете догадаться самостоятельно.

      Голосовать - -14 | +7 +
      Мир тесен
      19.4.2012 в 10:31
    • Ну если это попытка выдать авторскую позицию «не в лоб», то она оказалась неудачной. Удачней было бы в таком случае вести повествование от третьего лица, например, в диалоге автора с некой Мариной, рассказывающей о своей однокласснице Лене Насоновой. О читателях ведь тоже забывать нельзя, когда шедевры создаешь. Вот Лермонтов в саге о Печорине не посчитал возможным о них забыть. Правильно Юфа в одном интервью отмечала: прежде чем создавать авангардистские полотна нужно научиться рисовать.

      Голосовать - 0 | +7 +
      ГАС-69
      19.4.2012 в 12:26
  • Господа, при чем тут литературные достоинства, если они и есть? Совершена подлость в отношении вполне конкретного человека.И назвали это дело рассказом.

    Голосовать - -3 | +10 +
    alla
    19.4.2012 в 22:00
  • Хороший рассказ :)

    Голосовать - -16 | +8 +
  • Комментариев и так уже выше крыши, ну и я туда же... Уже кто-то обмовился о странностях блога (все же литературного), когда средние тексты вызывают бурную реакцию, а у действительно хорошего рассказа Владимира Рудака — скудный ручеек откликов. Впрочем, это естественно. Любая провокация, в т.ч. и литературная, обреченана успех. Вопрос — какой.

    Не думаю, что Марина Кивирьян именно к ней и стремилась. Мне нравятся ее стихи, статьи, да и сам рассказ написан хорошим литературным языком, психологически точно. Но здесь я полносью согласен с А.Тюковым, который заикнулся о традициях гуманизма в русской литературе и о «милости к падшим», и тут же получил отповедь. Дело не в том, что об этом можно писать, а об этом — нельзя, не в том, что добро обязательно победит зло и т.д. Но рассказ не вызывает сопереживания и не оставляет света в конце тоннеля. Буквально только что читал записные книжки Ю. Кублановского, откуда привожу цитату: "“Река Потудань”, “Фро”, “Возвращение” — гениальные рассказы Платонова, но почему же есть в них такая тягостность — ведь герои суть юродивые, святые. А потому, что это юродство, эта святость — без Христа, без Бога. Вместо этого — ложная утопия коммунизма. Вот почему не осветляют, а угнетают платоновские вещи душу читателя. "

    Вместо Бога можно поставить кантовские «звездное небо над головой и нравственный закон внутри нас». Увы, в рассказе М.Кивирьян этого нет. Дело не в том, чтобы грязные рейтузы заменить звездным небом, а в том, чтобы оно (как и нравственный закон) незримо было над текстом (и внутри его). Впрочем, это моя личная точка зрения.

    Марина Кивирьян — талантливый человек, думаю, сама разберется.

    Голосовать - -2 | +5 +
    Дмитрий Вересов
    20.4.2012 в 09:45
    • Дмитрий, мне, сами понимаете, как-то не с руки будет написать: разделяю точку зрения Дм. Вересова, это уже какая-то лента Мёбиуса получится. Но дело обстоит именно так, выключая разве bottom line: я отнюдь не уверен, что какая-то внутренняя работа — буде такая состоится, и даст плоды осязаемые — способна «задним числом» исправить что-то. Ведь, слово сказано. А это — в нашем случае — почти «дело сделано». И рукописи не горят, а уж печатный текст...

      В обсуждении — да, довольно среднего, не сделанного до конца («плохого»? не уверен, не знаю такого литературоведческого термина — «плохой»), такое ощущение, что написанного семиклассницей и не переосмысленного с высоты прожитых лет текста, стараниями ряда комментаторов прозвучала очень насторожившая меня нота. Если не ошибаюсь, первым затронул этот аспект проницательный В. Слепков. А уж потом он (аспект) нашёл себе весьма горячее и — для некоторых «плюсующих», убедительное, потому что близкое им, теоретическое обоснование. Я говорю о социальной стороне конфликта. Условно я назвал бы позицию ряда участников (их немного, но активности им не занимать) выражением «морали катаров». Насколько я понимаю, эта мораль зиждется на признании извечного разделения мира и людей на «чистых» и «нечистых», с невозможностью для вторых присоединиться к первым. Насколько глубоко это отношение коренится именно в социальной почве, сказать невозможно, за отсутствием персональной информации о здешних выразителях такой, своего рода, идеологии апартеида. В рассказе, в общем, эта тема не слишком педалируется, хотя понять — кто там «козлища», а кто представляет — по праву рождения — т. н. «агнцев», не представляет труда. А поскольку мораль (общественная — личная, всё же, вряд ли) имеет социальное происхождение, постольку конфликт, описанный в рассказе, в принципе неразрешим. Ну, если только в рамках литературы. Необязательно русской, кстати: гуманистические принципы лежат в основе любой литературы, будь то русская, немецкая или персидская...

      Он и в Вечности неразрешим, этот конфликт: когда, в итоге итогов, «первые станут последними», то они, ведь, просто-напросто — поменяются местами...

      Голосовать - -1 | +7 +
      Андрей Тюков
      20.4.2012 в 16:48
  • Полно что недосуг (да и к чему?) подвергнуть опус детальному — редакторскому — разбору. Но, вот, одна лишь фраза (первый абзац): "Обычная троечница в засаленном школьном фартуке с грязными волосами, кое-как собранными аптечной резинкой в поросший колтунами конский хвост. " (М. Кивирьян).

    «Фартук с волосами»?! «Поросший колтунами»?! Кажется, здесь отмечались владение словом и «хорошая литературная репутация» автора рассказа? Если в первом примере недостаёт малости — запятой ("в засаленном школьном фартуке, с грязными волосами... "), то второй пример демонстрирует невежество М. К. относительно природы колтуна. Колтун не растёт — колтун есть особое состояние волос (шерсти) человека и животного... Эх... Ма.

    Голосовать - -1 | +9 +
    Андрей Тюков
    20.4.2012 в 17:18
  • Ух ты, а здесь искромётно!!! Я недавно открыл для себя «Республику», а в этот раздел зашёл вообще, кажется второй раз (первый и последний). Сколько агрессии, хамства, чванства (продолжить ряд отталкивающих характеристик почтенные литературоведы смогут самостоятельно), бурлит в увенчанных лавровыми венками головах! Кипящий бульон ненависти к окружающим! Нет – студень общепитовский, безвкусный, липкий и противный.

    Днями чуть не поддался порыву последовать примеру господина (слово пишу полностью, поскольку сокращение «г-на» тут поймут неправильно) Леонида Вертеля и отказаться от Ника в пользу ФИО. Теперь обожду.

    По моим представлениям о чести и личном достоинстве, принимая участие в «дискуссиях» столь высокого уровня под своим именем, был бы просто вынужден вызвать на поединок значительное число знатоков литературы. А это могло бы сказаться на популяции литературных гениев и критиков.

    Есть у меня давняя привычка – обходить стороной привокзальные туалеты. Теперь появилась ещё одна – не читать местных критиков.

    Богема, вашу мать…

    Голосовать - -4 | +5 +
    • боже мой....((((((

      Голосовать - 0 | 0 +
      М Г
      3.5.2012 в 21:48
  • Дорогие читатели!

    Спасибо большое за такое море откликов. Рассказ был написан давно, душа что-то встрепенулась — и без какой-либо конкретной цели устроить скандал или кого-то очернить и унизить.

    Опубликован на данном сайте без моего ведома, кзнала об этом только сегодня — но я не в претензии к авторам блога, им тоже спасибо.

    Отдыхаю на теплом острове, всем спасибо!

    Голосовать - -3 | +2 +
    Марина Кивирьян
    23.4.2012 в 23:37
  • Да ведь хорошо написано. Кто кого банит в свободных модерирувемых и т, П., почти никого не банит! Этот рассказ мне нравится над-исскуственностью. Правда, ее не забанишь толерантностью;(

    Голосовать - -3 | +1 +
    Владимир Яковенко
    23.4.2012 в 23:56

Для того, чтобы высказать свое мнение, регистрация не требуется.
Но, по желанию, вы можете зарегистрироваться или или войти на сайт
через свой профиль в социальных сетях:

  • Ваше имя *
  • E-mail
  • Сайт
  • Текст мнения *



Мы в соцсетях
Лучшие