Проклятущее «но»

Как хотелось бы иметь безусловное мнение – безусловно положительное или столь же безусловно отрицательное. По поводу многих вещей, особенно искусства. Сходил в театр, вышел и понял, как минимум, понравилось или нет. Увы, получается вечное телепание: «Вроде бы хорошо, но…» – и вот это проклятущее «но» делает тебя занудой даже в собственных глазах. «35 кило надежды» Анны Гавальда в исполнении Валерия Баулина.

Валерий Баулин всегда был и остается в восприятии театрального зрителя актером «Творческой мастерской» (нынешнее официальное название оставим для речей и выступлений), а литературный театр и просветительское начало были в свое время присущи основателям этого достославного театра. Заявленное в анонсе слово «спектакль» несколько смутило при сопоставлении имени актера, автора и названия повести, и, как оказалось, вполне оправданно. «35 кило надежды» – это не моноспектакль Валерия Баулина, и повесть Анны Гавальда не стала пьесой. В этом контексте логично и уместно прозвучала вступительная речь «однофамилицы» артиста Людмилы Баулиной, в которой она сказала пару слов о проекте «ТМ» «Живое слово». В планах театра — знакомить людей, простых и не очень, посредством вот таких встреч с неизвестными литературными произведениями.

Афиша спектакля Валерия Баулина «35 кило надежды»

Афиша спектакля Валерия Баулина «35 кило надежды»

История о мальчике, отчаянно не любящем школу, где заставляют думать над тем, что не просто неинтересно, но и ни в какую не получается, а заниматься любимым делом не разрешают. На нескольких страницах уместились 10 лет жизни обыкновенного необыкновенного Грегуара – мастера на все руки, но с «головой, как решето». Написано с юмором и с изрядной долей мелодраматизма, особенно о взаимоотношениях внука и деда. Пересказывать сюжет нет смысла – всегда можно почитать… или теперь послушать в исполнении артиста Баулина. Вопрос только в том, что предпочтительнее. Зрительское восприятие обычно цепляется за сюжет или интерпретацию и подачу, если сюжет знаком. Позволю себе замечание «на полях» – не читайте повесть, если собираетесь прийти послушать, это очень мешает.

В таком жанре, как художественное чтение, немалую роль играет образ актера, его популярность или харизматичность. В нашем маленьком городе многие артисты известны, и Валерий Баулин не исключение. Его знают и любят, но, неоднократно видя его в спектаклях «ТМ», я не назову имен его персонажей, а вот общее впечатление от них помню – подвижный, обаятельный, зачастую нелепый, с характерным пожиманием плечами и  взмахом рук через стороны вверх. Баулин из тех актеров, чья личность просвечивает сквозь все маски и грим. И в данном случае с «35 кило...» совпадение актерского темперамента и настроения повести практически стопроцентное. Искренность, пожалуй, основная характеристика увиденного. Нет лукавства и ложной театральности, но есть попытка раскрасить происходящее театральными атрибутами. Первые слова от имени 3-летнего малыша – появляются кепка и цветные подтяжки – этим реквизит ограничивается. От профессионального актера подобное небрежное отношение к мелочам, особенно на таком малом пространстве текста и на расстоянии вытянутой руки от зрителя, сбивает с толку. Уж лучше бы без ничего вовсе – Баулину хватило бы того, что есть a priori: хорошо поставленной речи, внутреннего чувства ритма, личностного обаяния и проникновенно написанного текста.

Вот от размывания жанра и возникает то самое «но». Идея «живого слова» от театрального артиста прекрасна, но в таком случае режиссер (даже если это сам исполнитель) должен властно проявлять себя или уйти вовсе. Трактовки текста не присутствует, развития образа также нет – все драматическое напряжение сосредоточено в смене ритмов и интонаций. Что же касается смены музыкального сопровождения, то здесь присутствует иллюстративное использование музыки, отчего возникает ощущение избыточности и навязчивости – если вы не поняли текст и не услышали артиста, то вот вам соответствующая мелодия. Но… паузы-передышки необходимы и актеру и зрителю – музыка здесь сыграла бы в плюс, когда она звучала бы наравне со словом, а не в качестве эмоционального усилителя.

К безусловным положительным моментам, без всякого сомнения, отнесу и саму идею, и воплощение без подробностей. Дорогого стоит живое восприятие молодыми зрителями школьного возраста сути произносимого, а кому, как не им, необходимо слышать нормальную русскую речь, понимать, что о проблемах можно сказать несколько более развернуто, чем «ваще» и «капец».

P.S: Кто-нибудь, сделайте ремонт в Доме актера! Невыносимо сидеть в этом неуютном, обшарпанном зале, в котором просто невозможно по определению создать атмосферу для какого бы там ни было выступления, вечера, спектакля. Неужели ничего нельзя сделать, чтобы вернуть былую славу петрозаводскому Дому актера?