Ребенок за фуфырь

Наталья Ермолина 8 Август 2013
Фото: fotki.yandex.ru

Я помню, мы не сошлись во мнениях с одним из моих редакторов, который вычеркнул из моего текста слово «ширинка». «Наши читатели не поймут», — сказал мне строгий босс. И важная деталь моего репортажа выпала из общей картины мира. А между тем я описывала первые минуты въезда в родной по вепсской крови Шелтозерский край. Посередине дороги в луже по колено стоял мужик с расстегнутой ширинкой, пошатываясь и что-то бормоча. Наш человек пьет до художественных деталей. 

В моем кругу принято пьянство романтизировать. Один коллега прославился тем, что закончил дружескую пирушку криками, обращенными к хозяину: «Я тебе отвертку в з...  засуну за твои бездарные статьи». Есть знакомый, который по пьянке пытался поступить в родильное отделение, доказывая врачам, что он первый в мире беременный мужчина (живот у нее и в самом деле тянет на восьмой месяц). Есть те, кто пьяный пишет любовные sms-ки, а есть те, кто угрожает. И те и другие наутро извиняются. Один потомственный ответсек газеты, пригласив в гости, достигнув дозы, запрыгнул на диван, снял трусы и стал круговыми движениями размахивать детородным снаряжением. Да, собственно, я десять лет жила с тем, кто мог в любом месте вытворить все что угодно. Заснуть в кустах, обильно унавоженных, сплясать в отделении милиции, дав мастер-класс по регги. И сама я не исключение. Есть несколько постыдных эпизодов. Я об этом уже писала. И повторяться не хочу.

На днях была свидетелем отвратительной сцены – драки у магазина «Ленторг». Прямо в двери с пожилой продавщицей дрались, пинались и матерились пять молодых девчонок. Они крыли матом бедную работницу торговли такими тремя этажами с мансардами, что на разборку сбежались посмотреть и остановка у кольца, и просто зеваки. Судя по выкрикам, я поняла, что одна из молодух пыталась украсть бутылку водки, за что была выгнана службой охраны из магазина. Подружки решили заступиться за честь своей подельницы и пытались взять магазин штурмом. Были ли они пьяные – неясно. Но они все как на подбор были красавицами. На вид не старше 20 лет. И у одной, как обезьянка, на боку висела маленькая девочка. За все время драки она так и болталась у мамы слева, пока она давала тетушке-продавщице хук справа. Ребенок, на вид не старше двух лет, истошно вопил. Не удивительно. Но самый ужас всей ситуации, что в тот момент, когда продавщицы попытались перед толпой недовыпивших девиц захлопнуть двери, молодая мамаша швырнула ребенка в узкий проем. Сдала в заложники.

— Что же ты делаешь, курва! – в первый момент продавщица даже растерялась.

Тетушка взяла ребенка и осторожно выставила за дверь. Малыш надрывался, как при рождении.

Вся потасовка длилась не более пяти минут. За это время несколько парней наблюдали за ходом событий и не вмешивались. Как потом оказалось, это были их парни. Может, кто-то из них – отец маленькой девочки, цена которой – бутылка водки.

Да, в моем кругу принято романтизировать алкоголь и пьяные выходки. Но я не помню никого, кто бы швырнул в пасть разъяренной толпе свое дитя ради очередного «хорошо». И не хочу сказать, что тут элита, а тут быдло. Но просто удивляюсь, что это в природе возможно вообще.

Мой 21-летний сын, непьющий и некурящий, часто говорит о том, что смертная казнь решила бы многие вопросы. Я с ним обычно не соглашаюсь. Но если бы за мной был голос, я бы немедля проголосовала за уничтожение самки, жертвующей своим детенышем ради фуфыря.