Интернет-журнал Республика Карелия

Самая читающая страна

Наталья Шилова 28 июня 2011
Голосовать 0 | +1 +
Самая читающая страна

На фоне того, что многое в этот же период попроваливалось, никто особенно его не оплакивал, кроме разве что малой толики «прежних», тихих чеховских, немного смешных интеллигентов, лелеявших и сейчас лелеющих свои книжные стеллажи, да филологов, в очередной раз затянувших потуже свои пояса. Сначала книжки стали недешевы. И, повздыхав, мы согласились с тем, что книги должны издаваться хорошо и стоить дорого. Тогда же выяснилось, что в мире прошёл «визуальный поворот», и книга уступила место кино, видео и всяческому другому визуальному «арту». И прилежно стараясь оставаться «самыми», мы с изменением конъюнктуры дружно стали перевоплощаться в «самую нечитающую страну в мире».

«Сейчас никто не читает, — слышалось все эти последние годы, — Интернет заменил книгу», «твиттеризация сознания» и всё такое. И всё это со ссылками на цивилизованный мир, на искушенную заграницу. На этом фоне мои апелляции к самому активному комьюнити в русском ЖЖ chto-chitat или примеры из жизни друзей и знакомых выглядели не очень убедительно. И если б не открытые границы, вздыхала бы я вместе с дорогими согражданами в полный унисон. Но вот беда, любопытство то и дело выносит меня за эти самые границы, за которыми подчас полно сюрпризов.

Майская поездка в Рим для меня как филолога ознаменовалась настоящим когнитивным диссонансом. В первый же день, попав в вагон метро, я с удивлением обнаружила картинку, памятную из детских визитов в столицы, — люди с книжками в руках. Не с электронными ридерами, с бумажными книжками. Я как-то даже затосковала со своей «Историей Древнего Рима» Моммзена, бубнящей в наушниках, и пожалела, что не положила в рюкзак никакой книжки. Тоже захотелось пошелестеть страницами. Ну не аудиал я, что ж поделаешь!

Второй сюрприз ждал на центральном вокзале Термини, прямо посреди которого стеклом и никелем блистал трёхэтажный книжный с изданиями на всех языках. Разнокалиберный народ шустро сновал в лифте и по лестнице с этажа на этаж. С роскошными подарочными изданиями соседствовали скромные карманные форматы и мягкие обложки. И на Термини, и в трёхэтажном же книжном магазине «Mel» на via Nazionale цены оказались уж точно не выше российских при другом всё-таки уровне жизни. По крайней мере свежеотпечатанный трёхсотстраничный альбомище репродукций Модильяни достался мне за 9 евро 00 центов, что в России было бы вряд ли возможно даже в любимом московском «Фаланстере», который славится демократичностью цен.

Но последний удар Рим приберёг на самое прощание. И этим ударом стал огромный баннер в помещении аэропорта аккурат напротив кафе и зала ожидания для отбывающих. На фоне скромного вообще количества римской рекламы (кажется, в этом году там половина Петрозаводска перебывала, так что не дадут соврать), здоровенный баннер бросался в глаза. Не-а, не кока-кола и не L'Oreal. Реклама цикла лекций по итальянской литературе, большого проекта с участием центральных римских вузов и библиотек. Данте, Боккаччо, д'Аннуцио... «Пушкин, Гоголь, Толстой», — мысленно спроецировала я на стенку, например, в Домодедово и помотала головой, отгоняя бредовую мысль: «Не в этой жизни».

Италия, конечно, особая страна и отнюдь не весь мир, возразят мне бывалые. И я не стану спорить. В Швеции, скажем, я не помню, чтобы мне бросалось в глаза обилие книг, что в метро, что на вокзалах. А в Америке я и вовсе не была. Но кивать на голубом глазу, слушая рассказы про нелюбовь современности к книгам, уже не получается. «Современность» – она, значит, не везде одинаковая. И вряд ли итальянцы так одиноки в своей литературности.

То, что я напишу эту заметку, я поняла, приземляясь во Франкфурте. Праздно разглядывала в иллюминатор десятки белоснежных аэромашин со всего света, и мое внимание привлекла одна, с каким-то портретом на хвосте. Усы, бородка... «Что за Чехов ещё?», — вытянула я шею. «Георг Брандес, — гласила подпись, — датский литературный критик». Ну, про критика мы, положим, и сами знаем. Но Брандес на хвосте самолёта (забавно, что боинг был явно норвежский; наберите в гугле «Norwegian Aircrafts Brandes», если сомневаетесь)! Зловредное воображение тут же спроецировало портрет Белинского с подписью «русский литературный критик» на хвост аэрофлотовского лайнера. «Не в этой жизни», — снова пришлось отгонять бредовую фантазию. А вот силуэт нефтяной вышки спроецировался хорошо. По возвращении заглянула в Википедию. Точно, самая качающая страна в мире... На 2008 год...

 

Для того, чтобы высказать свое мнение, регистрация не требуется.
Но, по желанию, вы можете зарегистрироваться или или войти на сайт
через свой профиль в социальных сетях:

  • Ваше имя *
  • E-mail
  • Сайт
  • Текст мнения *



Мы в соцсетях
Лучшие