Интернет-журнал Республика Карелия

Самая добрая девушка России

Олег Кожин 29 июня 2011
Голосовать 0 | +4 +
Самая добрая девушка России

Когда человек предан своему делу, это не остается незамеченным. Вот и Карельский центр развития добровольчества, возглавляемый Дашей, признан лучшим региональным и местным центром России. И ведь признан не просто на каком-то междусобойчике районного масштаба, а на VIII Общероссийской конференции, проходившей в Москве. Решением экспертной комиссии Национальная общественная награда в области добровольчества присуждена нашим ребятам.

— Даша, волонтер, это то ли от французского, то ли с латыни – человек, добровольно поступивший на военную службу. Сегодня насколько актуально это название? Современные волонтеры чувствуют себя так, словно находятся в зоне боевых действий?

— Да, если смотреть на историю развития добровольческого движения в России или мире, изначально добровольцами становились те люди, которые по своей воле уходили защищать свой народ, свою страну. Сейчас добровольцами можно назвать и тех, кто не сидит дома и сетует, что государство не делает того, что должно, а сам выходит на этот фронт и борется с теми проблемами, с которыми сталкиваются пожилые люди, дети детских домов, люди с ограниченными возможностями и т.д. Добровольцам приходится защищать сограждан от действий чиновников, от негативного мнения людей. Они продолжают быть неравнодушными и бороться за достойную жизнь не только самих себя, но и окружающих, хотя это и весьма непросто.

— Поэт в России – больше, чем поэт. А волонтер в России? Есть какие-то особенности?

— Да, реализуя проекты с участием иностранных волонтеров и наших ребят, хотя и из разных городов, с гордостью могу сказать, что волонтеры из России готовы работать ради идеи и достижения результата не по графику 4 часа в день и ни минутой больше, а, если надо для дела, то и шесть, и восемь, и десять часов. При этом наши ребята не всегда осознают личностную выгоду участия в добровольческих проектах, считая, что работать бесплатно – это здорово, модно. Однако если ты спросишь иностранного волонтера, он точно скажет, зачем ему лично это надо.

— Почему именно вы? Как карельские добровольцы обошли всех остальных?

— Весь первый год своей работы трудились и, в первую очередь, проверяли себя — а сможем ли этим заниматься. В 2010 году попробовали много чего: и поэкспериментировали с добровольцами, реализовали несколько городских и республиканских проектов. И, как говорится, чем дальше в лес, тем больше там волонтеров (смеется — прим. авт.). Когда в декабре сели всей командой и оглянулись, что успели сделать, сами пришли в недоумение, как мы столько успели наворотить дел, а сколько еще предстоит! Если брать только самые массовые – это социальные игры «Доброквест» и «Эксперимент добра». Часть этих технологий мы успешно передаем в районы. Также стоит отметить нашумевший благотворительный забег на шпильках «Quick steps». Это самостоятельный проект наших ребят, которых мы вырастили и пустили в «свободное плавание». А сколько у нас семинаров, тренингов, текущей работы...

Но если хотите услышать рецепт победы, то он достаточно прост: надо реально оценивать свои силы и делать в несколько раз больше.

— Вы – лучшие. Это для вас что-то значит? Насколько тщеславен современный волонтер?

— Лучших в стране на самом деле много. Это здорово, что есть организации, которые, как маячки, указывают путь. Несколько центров такими маяками служат и для нас. А что для нас эта награда — это оценка работы команды и всех добровольцев Карелии за год. Возможно, для кого-то мы тоже станем маячками, и уже сами будем передавать им свой опыт, знания. Здесь мы настроены только на одно, на получение качественного результата. А тщеславие у волонтеров… ну, у некоторых есть, вероятно, но по большей части это, скорее всего, удовлетворение от хорошо выполненной работы.

— Что лично ты считаешь самым большим успехом созданной тобой организации? Чем гордишься?

— Ну, на самом деле организация создана не одной Дашей Маковецкой. Есть команда, которая создала центр и развивает его. А одно из достижений — то, что эта команда не остановилась в январе 2011 году и сказала: «Все, стоп, попробовали, хватит, надо чем-то другим заняться». Организация видит новые горизонты, к команде присоединяются новые участники, значит, есть люди, которым наша организация интересна. И этим действительно можно гордиться.

— Как должно выглядеть российское добровольчество в идеале?

— Это к вопросу идеального конечного результата, а именно — когда в России не будет добровольчества (смеется — прим. авт.). То есть когда наше общество достигнет такого уровня развития, когда отпадет необходимость в добровольцах, когда помощь другому человеку, будет обычным стилем жизни каждого человека. Да, это утопия, мечта, но, как говорится, нет ничего невозможного.

— Ты пока не замужем, детей нет. Твои волонтеры – твоя семья?

— Нет, это стиль жизни (смеется — прим. авт.). Я очень люблю свободу, а добровольчество сейчас мне ее дает, поэтому это сейчас на первых позициях. Да, официально я не замужем, но семья и дети в планах тоже есть, но чуть попозже.

— Никогда не хотелось бросить все к чертовой бабушке и податься в бизнес? С твоей способностью «заводить» людей у тебя бы все получилось, как мне кажется. Чем бы ты занималась, не найди себя в добровольчестве?

— Пока такой точки кипения не наступало. Хотя иногда волна негодования и огорчения накатывает, но это нормально. Если было все «сахарно», не было бы стимула идти дальше. Но действительно, один мой хороший друг говорит, что во мне пропал бизнесмен. Может быть, бизнесом и занялась бы. Иногда мои идеи словно созданы для этой деятельности. Но я точно знаю, чем бы я не стала заниматься ни за что на свете,  – это однообразной работой, повторяющейся изо дня в день, это не для меня.

— Можно ли творить добро за деньги?

— Добро — нет! Это может превратиться в магазин «помогите мне добром на 20 руб.». Добровольчество – это состояние души, а как можно оценить стоимость души?  Когда вы помогаете незнакомой одинокой бабушке помыть окно, и при этом в голове скребется мысль, сколько эта бабушка заплатит вам, какое здесь добровольчество?  Хотя в Европе норма, когда менеджеры добровольческой деятельности получают заработную плату, но  у них это основная работа, здесь, я думаю, уместно получать ее.

— В конце концов — для чего вам это? Почему вам не сидится спокойно? Или формула «не делай добра – не получишь зла» для вас не работает?

— Для меня лично – это свобода, мне нравится этим заниматься, несмотря на то, что когда делаем добро, тоже получаем и порции зла, и проблемы, а куда без этого. Покажите мне деятельность, где нет никаких проблем?  Здесь каждый из нас, преодолевая себя, развивает себя, становится в чем-то сильнее, профессиональнее, в чем-то увереннее, лучше. Как говорится, в движении – жизнь. А добровольчество – это постоянное движение.

Контакты для потенциальных волонтеров: сайт dobrocentr10.ru

Фото из архива Даши Маковецкой.

Одно мнение Добавить мнение?
  • Абсолютно согласна с автором, добрая и хорошая. Ну, и сумасшедшая немного. Без этого в волонтеры не берут.

    Голосовать - 0 | 0 +
    Наталья Ермолина
    4.7.2011 в 12:16

Для того, чтобы высказать свое мнение, регистрация не требуется.
Но, по желанию, вы можете зарегистрироваться или или войти на сайт
через свой профиль в социальных сетях:

  • Ваше имя *
  • E-mail
  • Сайт
  • Текст мнения *



Мы в соцсетях
Лучшие