Интернет-журнал Республика Карелия

«Щелкунчик» наизнанку

Голосовать -2 | +15 +
«Щелкунчик» наизнанку

Театр — как айсберг: спектакль — его сверкающая верхушка, которую может увидеть каждый. Но самое важное — то, на чем эта верхушка держится, — скрыто «под водой», а точнее, за кулисами. Когда солист легко и красиво выпархивает на подмостки, за его спиной остаются долгие часы подготовки и кропотливого труда. Мы вооружились фотоаппаратом и диктофоном для того, чтобы выяснить, как проводят артисты последние минуты перед выходом на сцену. Итак, встречайте: балет «Щелкунчик» Музыкального театра Карелии – с изнанки.

 В «Щелкунчике» работают как взрослые, так и дети. Арина и Диана пришли в театр за два часа до выступления. Девочки занимаются танцем чуть не с младенчества и, разумеется, очень рады тому, что участвуют в большом взрослом спектакле. Самая сокровенная мечта — стать балеринами. Они уже привыкли к тому, что вкалывать в этой профессии придется много: перед «Щелкунчиком» девочки успевают не только размяться и пощупать сцену, но и поработать над следующим спектаклем – «Морозко».

Одна из прим балетной труппы Музыкального театра Алевтина Мухортикова за час до выхода выглядит усталой.

— У меня физическое истощение. Очень много работы, а отдохнуть не получается. Нам ведь даже в бассейн не сходить — мышцы  слишком сильно расслабляются. Однажды в Норвегии я пренебрегла запретом, поплавала, а на следующий день прыгнула на репетиции и сломала ногу – мышцы не были готовы к нагрузке.

Грим и макияж в провинциальных театрах артисты чаще всего делают сами — не Москва, чай. А вот для причесок есть парикмахер. Кстати, пятнадцатиминутным утренним «мейк-апом» тут не отделаешься — сидеть перед зеркалом приходится по полтора часа, а то и больше. Сейчас у Алевтины партия не главная, так что можно немножко расслабиться. Откроем секрет: на лице Мухортиковой — пирсинг. Правда, со сцены его все равно не видно.

Петрозаводчанка Анна Яковлева и японка Мари Ито к спектаклю готовятся вместе. Все то же самое — накладные ресницы, макияж, который делает ярче глаза и губы. К слову, грим к каждому спектаклю разный. «Щелкунчик» предполагает классический строгий образ.

– Немного надоедает, но что поделать – такова наша жизнь. Все эти «издевательства» на коже потом плохо сказываются, на волосах… Так что со всякими восстанавливающими масками и кремами мы на «ты», — смеется Анна.

Гримерка – второй дом. Здесь много личных вещей, львиную часть из которых составляет косметика.

В соседней гримерке — та же деловая атмосфера, но дополняется она бодрым «тыц-тыц» из радиоприемника.

— Главное, чтобы музыка была веселая, позитивная. Классики нам и на репетициях хватает, — рассказывают девушки.

Рабочее настроение накапливается в ходе подготовки: разминка, прическа, костюм... Артистки признаются, что, если спектакли не слишком часто, эти долгие минуты даже в удовольствие. Почти у всех на ногах — специальные тапочки или теплые носки, чтобы мышцы не остывали. Танцовщицы поделились с нами секретом неиссякаемой энергии. Секрет состоял из одного слова: гречка.

– Самое лучшее питание. Если тяжелая неделя, постоянно ешь гречку и под конец прямо-таки  ощущаешь прилив сил, — говорит Зарина Галлямова, единственная петрозаводчанка из всех присутствующих.

Девушки заверили, что, несмотря на творческие амбиции, нездоровой конкуренции в Музыкальном театре нет. По крайней мере, кнопки в пуанты никто не подкладывает и тушь не крадет.

Пока дамы ломают глаза перед зеркалом, звезда Музыкального театра Владимир Варнава работает в классе. Час до спектакля, а он как будто и не собирается на сцену.

— Парням в этом смысле легче. Тоже гримируемся, но не так сильно. Можно все успеть, — рассуждает обладатель «Золотой маски».

 

В качестве аккомпанемента у Владимира — музыка с личной странички в социальной сети. В ходе подготовки к ноябрьскому Инвестиционному форуму в Музыкальном театре установили Wi-Fi. Как выяснилось позже — не просто установили, а подарили. Так что теперь здание пронизано не только духом искусства, но и Интернетом.

Мытье сцены перед спектаклем и во время антракта — обязательная процедура. Грязный Зильбергаус — это неэстетично.

 

Пока взрослые гримируются и разминаются, дети нарезают круги по зданию. Тоже неплохая разминка, если разобраться.

Маленькой Софье всего 2,5 года. Но в закулисье она обитает с полутора лет. Мама Надежда Тычкова объясняет: другого времени побыть с ребенком просто нет.

— Поначалу сильно мешала, ничего не давала сделать, но теперь знает, что маме надо работать. Софья уже выучила все спектакли, все партии. Кстати, «Щелкунчик» у нее любимый спектакль, вместе с «Корсаром».

Во время спектакля Софья сидит за кулисами. Это она сейчас такая смирная, а год назад девочка могла разрыдаться посреди спектакля, и ее спешно приходилось прятать...

Помощник режиссера Надежда Уранова — одна из главных людей театра. Именно она ведет спектакль, а значит — отвечает за все.

— Я проверяю состояние сцены: чтобы все было вымыто, реквизит стоял на своих местах. За полчаса до начала закрываю занавес. За 15 минут до начала мы пускаем зрителей, тогда же приглашаем артистов, — рассказывает Уранова.

Надежда Ивановна обращается к коллегам по громкой связи: «Добрый вечер, господа, хорошего спектакля» — доброе слове и кошке приятно, а волнующемуся артисту тем более.

— Однажды была накладка: я открыла занавес до того, как маэстро дошел до пульта. Потом имела серьезные неприятности. Но такое бывает очень редко, — вспоминает помреж.

К присутствию Сони Надежда Уранова относится спокойно. Ее сын тоже вырос за кулисами — профессия такая, ничего не попишешь. К тому же во время спектакля за детьми всегда кто-то присматривает.

Ами Фудзикава за пять минут до спектакля с невозмутимым видом разминается прямо за кулисами.

– Я выхожу только во втором акте, так что время еще есть. Мне на сцене комфортно находиться. Люблю, когда люди вокруг. Это помогает настроиться на спектакль, — говорит танцовщица.

Если за кулисами появился дирижер, значит, буквально через несколько минут зазвучит музыка и откроется занавес. Виктор Левчук уверяет: лучший рецепт спокойствия – знать назубок партитуру.

— Главное, не перепутать спектакль и взять нужную партитуру, – шутит маэстро. – К выступлению я готовлюсь целый день, думаю только о предстоящем вечере. «Щелкунчик» — спектакль особенный, лучшая работа прошлого сезона.

В театре важна каждая деталь. Хотя дирижера зрители почти не видят, выглядеть он должен безукоризненно. На рукавах Виктор Левчука — золотые запонки, подаренные ему в штаб-квартире Королевских военно-воздушных сил НАТО в Гааге. Помогают ли они маэстро? Будем верить, что да. В канун Нового года верить во что-то хорошее так приятно!

После первого акта танцовщица рухнула от усталости.

Усы приклеились слишком сильно. Искусство требует жертв!

 

  • Отличный фоторепортаж! Только мало, хочется еще.

    Голосовать - 0 | 0 +
    Тамара
    26.12.2011 в 09:10
  • Репортаж великолепен! Поражает своей правдивостью! Как, впрочем, и недосказанностью... Возможно, людям интересно было бы узнать: а не оркестром ли дирижирует маэстро? Или только балетом...

    Голосовать - 0 | 0 +
    Valery
    26.12.2011 в 12:22
  • отличный репортаж :)

    Голосовать - 0 | 0 +
    Ями
    26.12.2011 в 19:44

Для того, чтобы высказать свое мнение, регистрация не требуется.
Но, по желанию, вы можете зарегистрироваться или или войти на сайт
через свой профиль в социальных сетях:

  • Ваше имя *
  • E-mail
  • Сайт
  • Текст мнения *



Мы в соцсетях
Лучшие