Смотри у меня, не смотри

Антон Миронов 18 Октябрь 2012
Смотри у меня, не смотри

Автор «Республики» предлагает запретить всё, что «до 16 и старше», чтобы подростки не подражали сомнительным экранным героям.

Любое зрелище должно быть либо прекрасным, либо ужасным. Или тем и другим одновременно. Это факт. В противном случае — ни рейтинга, ни слез, ни славы. Мусорная корзина — удел кастрированных ханжами творений. С теми, кто готов по этому поводу спорить, не готов спорить я. Просто без толку. Будьте любезны, уважаемые, запритесь в чулан и там ворчите. Быть может, я к вам присоединюсь.

О кастрации отечественной медиасферы не так давно писала Наталья Ермолина. Мне же захотелось сказать о другом — о последствиях. Клеймо «до 16 и старше» появилось не вчера. Много десятилетий оно помогало подрастающим поколениям приближаться к первородному греху, называть страх и трепет своими именами и смахивать с уст материнское молоко. Спасибо вахтерам в погонах и политрукам от фартука за то, что не ведали, что творили. Нынче наступила эпоха «18+». В Сети злорадствуют недоросли, которым теперь указали путь к искушениям. Он тернист.

Но, увы и ах,  фильтрами, установленными на домашних и школьных компах, просвещение непотребством под сосновую доску не загонишь.

Хлебать, уважаемые доброжелатели, будете лет через 20 в лучшем для вас случае где-нибудь у недвижимости, прикупленной загодя на Лазурном берегу, в лучшем для нас — у ближайшего отечественного подъезда.

Намедни один мой товарищ поведал, как на излете брежневской эпохи его, холеного подростка, прямо из дома забрали серьезные дяди и несколько часов подряд в тесном кабинете спрашивали: кто же тебя, мальчик, научил плохому? Мальчик рос в эпоху киношного Фантомаса, посему был уверен, что бросать зажженные спички в почтовые ящики — занятие невинное. Кто же знал, что в советской Карелии дипломатические послания местным партийным бонзам в ящики раскладывают? К слову, сдали моего товарища школьные друзья. Не нарочно по бдительности, просто рассказали всем о «не хилом приколе». Впрочем, серьезные дяди после нескольких часов допроса враждебного умысла в деле юного пиромана не выявили и отпустили его получать затрещины от родни и четверной неуд по поведению в школе. Нынче тот мальчик перерос тех самых дядей и является, на мой взгляд, лучшим примером добропорядочного гражданина. Ну, разве что официантку в душевном порыве слегка ущипнет.

Есть и другая, более поздняя и более печальная история. Другой мой знакомый в эпоху сериала «Бригада» был атакован прямо в центре города квартетом ошарашенных той самой «Бригадой» несовершеннолетних, которые, в отличие от гопников, не тупо требовали денег, а уточняли, что невинный прохожий почему-то им должен. Для убедительности недоросли поколотили моего знакомого рукояткой газового пистолета по лицу. После родители тех мальчиков были готовы встать перед пострадавшим на колени — лишь бы решить уголовное будущее своих отпрысков финансовой компенсацией и условным наказанием. Так, кстати, и вышло. А квартет после разъехался из родного ПТЗ по престижным университетам.

А еще я помню, как в 80-е после выхода в прокат лучшего и самого страшного фильма про войну «Иди и смотри» дети упоенно играли в расстрел.

А еще, кажется мне, что крот в диснеевском «Винни-Пухе», заявляющий, «что можно взорвать, то нужно взорвать», — первостатейная угроза обществу.

Короче, к чему я это все? А к тому, что, может, нам в принципе всё, что «до 16 и старше», запретить? Дети-то, как Пастернак писал, поверх барьеров. Да и судорожные попытки заткнуть течь — уважения у следующих за нами не вызовут. А может, верный способ — смириться и выкинуть белый флаг? Ну, или розовый, как завещала Мадонна.

Иллюстрация: случайный кадр из фильма «Фантомас» 1964 года выпуска