Собачья смерть

Ситуация с безнадзорными животными в Карелии потребовала решительных действий от Законодательного собрания. Депутаты нашли точку опоры и планируют в ближайшее время принять региональный закон, который в теории должен уменьшить численность бездомных собак и запретить эвтаназию на улицах. Красивое слово не отражает сути происходящего. Бойня, которую ежедневно практикуют отловщики, не уменьшает численности дворняг, но зато бьет по психике населения. Отрицать опасность одичавших животных бессмысленно, а массовые жестокие убийства не делают человечнее нас. Возможно, стоит присмотреться к зарубежному опыту? Журналист «Республики» заглянула в глаза петрозаводским дворнягам и тем, кто их убивает. 

На бумаге

Будущий республиканский закон будет опираться на документ, принятый в конце февраля в Ленинградской области. Отлову собак, стерилизации и приютам – да, умерщвлению – нет.

— На отлов животных нужно выделять средства и навязывать такие полномочия муниципалитетам. Если собаку поймали с ошейником, то, конечно, оставлять ее на передержку, пока не объявятся хозяева. Кроме того, нужны деньги на прививки, препараты и на создание приютов, — поясняет один из членов рабочей группы по подготовке законопроекта, депутат Алексей Орлов.

По его словам, в течение трех недель ожидается ответ от Роспотребнадзора, из-за которого документ остается только в головах разработчиков. Даже если одобрения не последует, законопроект примут в первом чтении – в нем есть острейшая необходимость.

Стаи собак, гуляющие в центре Петрозаводска, – наглядное тому подтверждение. Они переносят инфекции, оставляют «кучи» на тротуарах, не дают горожанам спать по ночам, становятся причинами ДТП и, конечно, нападают на людей. Покусательными жертвами ежегодно становятся более 1500 петрозаводчан, и эта цифра только растет.

Правда, стратегия, которую выбрала для борьбы с безнадзорными животными местная администрация, не помогает уменьшить их численность. Об этом говорят сами отловщики собак, опыт других городов и стран и стаи во дворах, которые продолжают плодиться независимо от убийств сородичей.

— Это стрельба из пушки по воробьям, наша деятельность никогда не искоренит проблему. Мы убираем из города 200 штук в месяц, а рождается в два раза больше. Надо строить какие-то питомники, места для содержания, но у города нет денег, — разводят руками в «Мемориал-сервисе», фирме, которая занимается «отловом» собак в Петрозаводске с этого года.

А что искоренит проблему? Практика европейских стран показывает, что только тандем жесткого законодательства, регистрации животных, стерилизации, приютов и просвещения граждан. Во всех странах, где бездомные собаки уничтожались на улицах, их численность не уменьшилась, а в некоторых случаях даже увеличилась. Например, в Албании, где дворняг чем только не травили: и ядами, и оружием, и электрошоком.

Страны, которые добились отсутствия безнадзорных животных на улицах, не поленились провести масштабную работу, которая, конечно, потребовала огромных вложений. Этим могут похвастаться Германия, Норвегия, Бельгия, Швейцария и соседка Карелии Финляндия. В каждой из них приняты бескомпромиссные законы, которые защищают животных и регулируют их численность. Захотел завести себе собаку – зарегистрируй ее с помощью микрочипа или татуировки, а также плати ежегодный налог. Животное, оказавшееся на улице, отлавливают сразу и отправляют на передержку минимум на 12 суток. Если за это время не объявится владелец – дворняга отправится в приют или будет усыплена. Но только на этой стадии.

Даже в цивилизованных странах никто не отменял эвтаназию. Финны могут искусственно прервать жизнь животного, если зверь болеет или кусает всех подряд. Но ни один отловщик в здравом уме не выстрелит в бездомную собаку препаратом, от которого та будет умирать в муках. У защитников животных есть на этот случай свой афоризм: «Уровень развития каждой страны определяется по отношению законодательства и общества к братьям нашим меньшим».

На улицах

В Петрозаводске отстрел собак происходит исключительно по наводке горожан. Этот факт развеивает миф об официальных хаотичных убийствах, в которых обвиняли специалистов «Автоспецтранса», а теперь обвиняют «Мемориал-сервис». Петрозаводчане сами вызовут, встретят, проводят и дадут отмашку на смертельную инъекцию – как завещала мэрия.

Конкурс, который был объявлен в декабре, не предполагал никаких передержек или последующей работы с отловленными животными. Исключительно эвтаназию. Это, кстати, прямое нарушение Гражданского кодекса: безнадзорное животное ни в коем случае нельзя убивать. Передержка обязательна для поиска владельца правоохранительными органами. Если он не увенчается успехом, тогда (и только тогда) животное может быть передано в собственность отловщиков, которые могут с ним делать все, что душе угодно.

— Мы действуем строго согласно контракту, буквально слово в слово. В договоре написано, что мы должны умерщвлять животных сразу. Работаем круглые сутки, но стараемся вечером и ночью, чтобы было меньше посторонних глаз, — рассказал руководитель «Мемориал-сервиса», который, ради собственной безопасности, пожелал не представляться.

Правда, в аукционной документации отлов и эвтаназия шли двумя разными пунктами. Как все происходит на самом деле, рассказывают очевидцы. Сложно поверить, что убивать животных сподручнее ночью – в темноте можно запросто пристрелить случайного прохожего. Поэтому специалисты часто выезжают днем, даже на выходных.

По вызову приезжает обычная «ГАЗель» с одним или двумя сотрудниками «Мемориала». Они находят собаку, стреляют в нее из пневматики шприцем с препаратом «Аделин» и уходят «на перекур» минут на 10-15, пока собака бьется в судорогах и умирает. Медикамент, который, к слову, запрещен во многих городах России, вызывает сокращение мышц шеи и перекрывает доступ воздуха в легкие собаки. Проще говоря, дворняга задыхается. После этого специалисты бросают труп в багажник и уезжают.

Дальнейшая судьба животных, которых отстреливают в городе, – скотомогильник у кладбища в Бесовце. Ежедневно туда привозят 5-6 трупов собак, ежемесячно – 150-180.


Первый вопрос, который возникает: как определяется степень безнадзорности собаки? Животное может запросто вырваться из ошейника, испачкаться в луже и стать похожим на обычную дворнягу. В «Мемориале» говорят, что определяют «на глаз», а если собака в ошейнике, то однозначно ее не тронут. Как тех лаек в Бесовце, которые случайно оказались в отстреливаемой группе.

На самом деле сотрудников фирмы можно понять – они  выполняют свою работу. При этом постоянно получают от горожан и защитников животных угрозы. Жители Петрозаводска предлагают публично казнить «догхантеров в законе» тем же «Аделином», чтобы неповадно было. А другие звонят диспетчеру и вызывают наряды на отстрел. Может, петрозаводчанам стоит договориться, чего душа желает больше: гуманности или безопасности? Пока не найдена золотая середина.

Во благо?

8 марта в Архангельске стая бездомных собак загрызла школьника, после чего городские службы резко активизировались и начали наконец работать. В смысле, убивать. Массово. Так уж у нас принято – пока не будет человеческих жертв, в сфере порядок не наведут. Но, как уже было сказано, эвтаназия собак на улицах не приводит к уменьшению численности. Это бесцельное убийство в никуда, «на глазок» и с особой жестокостью.

Кто-то скажет, что вот эта убитая собака не сможет больше покалечить ребенка. Значит, застрелена правильно, как говорится, по ГОСТу. Ведь она не Тузик, который член нашей семьи вот уже 9 лет. Она непредсказуема, опасна и переносит кучу болезней. Стоит только отвернуться, чтобы рассказать соседке о новой любовнице дяди Коли из 15-й квартиры, как злобная стая скушает твоего ребенка. И не подавится.

В прошлом году в результате ДТП на дорогах России погибли 36 тысяч человек. Из них 1500 детей. Автомобилисты непредсказуемы, опасны и убивают детей куда чаще, чем безнадзорные животные. По статистике, тысяча несовершеннолетних в год погибает от рук собственных родителей.

Кстати, первая собака, которую я встретила во время фоторейда по городу, была мертвой дворнягой на обочине Карельского проспекта. Вмерзшей в землю. В ошейнике. Эта картина может сделать защитником животных любого, даже самого закоренелого скептика. Животные, которых мы называем «питомцами», становятся жертвой нашей безответственности, страха и нежелания решать проблему общими усилиями. Ни один закон этого не исправит.

Фото автора