Интернет-журнал Республика Карелия

Спутник «Марса»

Голосовать 0 | +89 +
Спутник «Марса»

Александр Мейгал – профессор, доктор медицинских наук. Считается одним из самых сильных специалистов по электромиографии – методу изучения электрических потенциалов мышц человека. Благодаря этому попал в знаменитый проект «Марс 500», где было смоделировано путешествие космонавтов на Красную планету. Александр Юрьевич мечтает попасть в космос. Любит смотреть в небо на планеты и звезды. У него есть большой бинокль для наблюдений. При этом он совсем не похож на романтика. 

Как расчет и лирика уживаются в одном профессоре и как должен жить настоящий ученый – в нашей беседе.

«Проект века. Как же без меня?»

— Не часто встретишь человека, который в 34 года стал профессором …

— Нужно все делать  вовремя, быстро добиваться успеха, чтобы потом не тратить на это время. Я в 32 года защитил докторскую диссертацию и тем самым освободил себе время для науки. У меня основная деятельность началась уже после защиты, получается. Для многих, я знаю, получение ученой степени – это итоговый результат.

— Вы всегда были таким организованным?

— Раньше я интуитивно стремился жить быстро. Потом появилось что-то вроде системы. Если долго идти к цели, то движение может утратить всякий смысл. Пока мне везло. Я встречал тех людей, которые мне помогают. Люди возникали сами, я вставал рядом — и вроде мы уже команда. Классический пример – ситуация  с этим проектом «Марс 500».  Я очень хотел туда попасть. Мне казалось, что из того, что происходит сейчас в нашей стране, это самое интересное. Проект века. Или десятилетия. Как же без меня?

— И как вы туда попали?

— Я знал про этот проект, знал людей, которые в нем участвуют. С космической точки зрения, электромиография — интересная тема в сфере профилактики двигательной системы человека в невесомости. Чтобы попасть в проект, мне не пришлось заглядывать в глаза москвичам, как это делают многие из провинции.  Да, они все – столичные ученые, а я один из провинции, из Петрозаводска, но у меня хорошие статьи,  я на приличном европейском уровне делаю науку. Я особенно никуда не лезу, но у меня большой опыт в своей научной сфере. Я постучался, и для меня открыли уже запертые двери.

— А что вы делаете в Петрозаводске, если вас принимают в Москве?

— Я здесь базируюсь. Можно быть прекрасным актером, ездить по миру, но  быть при этом приписанным к какому-то театру. Ученый без лаборатории и аудитории существовать не может.

— Но это может быть «Метрополитен-опера», например!

— Считайте, что я выступаю в «Метрополитен-опера», но приписан к Петрозаводску. И мне здесь вполне комфортно. У меня здесь мама, дочка, квартира. Я до Куопио добираюсь на такси, до Москвы и Питера ехать всего ночь. Получается, что Петрозаводск – центр мира. Говорят, что в  Петербурге можно жить, как в Париже, надо лишь иметь ощущение.  В Петрозаводске, я знаю,  можно жить, как в Питере. Значит, в Петрозаводске можно жить, как в Париже.  Важно, кто ты сам. Можно весь мир объехать и не понять…  И городам будет все равно, что ты приехал. Зато здесь много мест, где можно чувствовать себя раскрепощенным, свободным и романтичным. В то же время я хочу быть мобильным, много ездить…

Вот так — хочу соревноваться с Коперником, а не с мужем Марьи Иванны

— Не в космос, самое главное!

— А почему?

— Что там делать? Страшно же…

— Даже психологически трудно приспособиться к жизни в космосе, но ведь тянет туда!  Я очень хотел бы побывать на другой планете. Посидеть на берегу неземного океана…  Но вместо этого я просто смотрю вверх на небо. Юпитер сейчас хорошо виден, Венера, Марс. Смотрю, все ли на месте, наблюдаю, как они двигаются среди звезд.

— Вы – романтик все же или прагматик?

— Романтика позволена тем, кто может организовать на нее время. Я могу.

— Звучит странно.

— Если человек романтичен постоянно – это странность. Чересчур прагматичен – тоже.

— Вы по режиму романтичны?

— Нет. Когда ЭТО находит, я позволяю себе это пережить. Я все бросаю и иду смотреть на звезды. У меня есть бинокль. В будущем куплю себе телескоп, построю на даче обсерваторию и буду смотреть в небо. Такой взгляд на небо создает ощущение, что ты находишься в более крупной системе координат.

— На мой взгляд, космос, эта бездна, несоизмерима с человеком….

— Надо ставить крупные цели. У Маяковского мне нравятся строки: «Любить — это с простынь, бессонницей рваных, срываться, ревнуя к Копернику, его, a не мужа Марьи Иванны, считая своим соперником…» Я хочу соревноваться с Коперником, а не с чьим-то мужем. Не интересно ограничивать себя в пространстве, я хочу заглянуть в бесконечность.

— Трудно представить, что вы, как все, в булочную ходите!

— Я очень даже от мира сего. Просто успех порождает успех. Остановиться уже невозможно.  Я за это буду бороться.

— Нужно бороться?

— Бывает, что я встречаюсь с элементарным неприятием и откровенным игнорированием. Это переносится легко: меня игнорируют, а я игнорирую, что меня игнорируют. И более того, у меня тут же освобождается время на науку. Я не банкнота, чтобы всем нравиться.

— Работа не мешает вам жить так, как хочется?

Non Recuso Laborem – мы не отказываемся работать!  Но, как сказал Стив Джобс: «Работа – это как личные отношения,  она должна приносить радость».  Труд  должен быть приятным. Слово «туфта» образовано из сочетания ТФТ – тяжелый физический труд, имитация деятельности.  Тяжелый (не в смысле «физический») труд убивает радость. Бывает жаль людей, которые мучают себя наукой. Они искренне убеждены, что заняты важным делом, перелопачивают горы литературы, громоздят кучи песка, у них нет конечной цели. Научный результат – это надежный кирпичик, который я делаю и для себя, и для всех. Каждый может положить его в свой фундамент. А наука – это все равно, что тортик печь. Надо, чтобы в итоге вышло красиво, эстетично, вкусно и чтобы другим понравилось. Чтобы все ахнули!

«Ребенок – это маленький космонавт»

— Как вы смогли придумать себе такое дело?

— Это мог придумать каждый, но сделал я. Важно, что я одновременно занимался несколькими проблемами – мышечным тонусом, паркинсонизмом, холодовыми исследованиями, педиатрией. И стал видеть между этим всем связи, возникли ассоциации между феноменами в разных областях. Так я пришел к пониманию эквивалентности гравитации и холода, тепла и невесомости. Опубликовал эти мысли и теперь уже сам на них опираюсь.

— Кто-то же вас направлял?

— Всегда важен толчок. Меня «толкнули» профессор Юрий Васильевич Лупандин и доцент кафедры Галина Ивановна Кузьмина. Они показали, что в области нейрофизиологии движений «много доброй еды». Я и пошел. Сначала идеи были не мои. Потом появился профессор Осмо Ханнинен из университета в Куопио, под влиянием которого я уже начал придумывать оригинальные идеи и писать статьи в хорошие зарубежные издания.  Потом — Инесса Бенедиктовна Козловская, физиолог,  член-корреспондент Академии наук. Вот это была встреча! Я к ней подошел, она заинтересовалась. Стала мне говорить «голубчик» и «Саша». Она вовлекла меня на космическую орбиту мышления, я попал в поле ее притяжения и начал вращаться вокруг нее.  Английский язык открыл мне заграницу. Участие в работе международного консорциума по исследованию нелинейных характеристик электромиограммы при паркинсонизме открыло дополнительные возможности.  Очень интересное получилось направление, неожиданно связанное с физикой. Параллельно я много работал с педиатрами. Особенно интересно работать в неонатологии.

— Почему?

— Когда я услышал, что невесомость на земле имитируется при помощи сухой иммерсии (новорожденного кладут на пленку и опускают в теплую воду), то был в восторге. Ребенок в утробе тоже, получается, в невесомости живет? И тут у меня начала мысль шевелиться о взаимосвязи детских и космических проблем.

— Эта мысль была оригинальной?

— Да! Я написал большой обзор на тему, что ребенок — это маленький космонавт. Меня поддержали видные ученые. Так появилась перинатальная  модель гравитации и невесомости. Когда я делал доклад на эту тему, то взял последние кадры из фильма «Космическая одиссея», где новорожденный ребенок плавает в космосе. Аналогия очень интересная — рождение ребенка как спуск с орбиты на землю.

— А дальше что будет?

— Дальше с педиатрами будем развивать эту теорию. То, что применимо к детям, можно брать и для космонавтов. И наоборот.  Некоторые космические костюмы уже используются для лечения детей с ДЦП…

 Что нам делать на Марсе?

— Интересно было на «Марсе»? Чем вы занимались?

— Аппаратура, которую я установил и контролировал, фиксировала движения людей и нейромышечный статус мышц… По итогу можно составлять программу эффективной профилактики двигательной системы человека в космосе.

— Будет что-то меняться в подготовке космонавтов?

— Это вы сказали.

— А что дальше?

— Буду вовлекаться в последующие космические исследования.

— Страшно же людей на Марс отправлять: лететь долго, там – сплошная радиация… 

— Зачем все это надо? Это когда-нибудь понадобится. Достигнет Земли какой-нибудь протуберанец… И потом это стремление очень стимулирует науку, технологии. Всегда будут люди, которые стремятся за горизонт. Они и будут всех куда-то вести.

— Женщины, по-вашему, могут быть космонавтами?   

— У них собственные причины летать. И они все равно будут это делать! Пусть тогда в космосе будут настоящие коллективы. Я в книжке одной американской писательницы прочитал о  перспективах взаимоотношений между мужчиной и женщиной в космосе. Она не боится писать на такие темы.

— А это могло бы стать темой вашей книги?

— Готов заняться таким исследованием. Только к этому надо подойти очень серьезно.

— У вас любимый писатель кто?

— Снова, как в юности, Брэдбери и Хайнлайн. Опять стал читать фантастику. Заметил, что томики Брэдбери стоят на полочках большинства москвичей, с которыми я сотрудничал в проекте «Марс 500».

— Как вы относитесь ко времени?

— Время — философская, физическая и человеческая категория. Оно бывает спрессованным, когда близкие болеют, а когда едешь в Финляндию в лабораторию на такси, оно течет по-другому. В лаборатории я вообще не чувствую времени.

— Вам нравится, когда оно как течет?

— Оно должно быть то спрессованным, то растянутым. Не непрерывным. Хотя иногда хочется его просто не замечать, как будто на берегу озера смотришь куда-то далеко…

— О чем можно при этом думать?

— О том, что мы сами по себе очень красивы и сбалансированы. Что мы так дивно устроены (Пс. 138, 14), спасибо, Господи.

 

 

 

 

  • Спасибо за героя! Человек в хорошем смысле с приветом. Думала, такие только в кино бывают:)))

    Голосовать - 0 | 0 +
    Катя
    6.2.2012 в 08:54
  • По моему одно из самых интересных интервью. Аня молодец. В начале казалось — вот-вот пафоса перебор будет, но дальше... В легком и приятном шоке от прочтения.

    Голосовать - 0 | 0 +
    Миха
    6.2.2012 в 11:00
  • Классное интервью!

    Давно про космос не писали в романтическо-приключенческом ключе, обычно все какие то спутники падающие.

    Голосовать - 0 | 0 +
    Ёж
    6.2.2012 в 11:19
  • "Значит, в Петрозаводске можно жить, как в Париже. Важно, кто ты сам. "

    Хорошая такая альтернатива надоевшему нытью про провинциальность Птз))

    Голосовать - 0 | 0 +
    Ёж
    6.2.2012 в 11:25
    • Правильно! Я бы даже урезала фразу — «Хорошая такая альтернатива надоевшему нытью»)

      Голосовать - 0 | 0 +
      Margo
      6.2.2012 в 11:47
  • Очень приятно было читать! Очень уважаю професора, горжусь, что у нас в университете есть такие учёные! Всегда был неординарным человеком, любимцем студентов, крайне приятно было у него учиться. Желаю дальнейших успехов!

    Голосовать - 0 | 0 +
    Ольга
    6.2.2012 в 14:45
  • Как волна свежего морского воздуха!

    Люблю таких людей!

    «...мы сами по себе очень красивы и сбалансированы... мы так дивно устроены (Пс. 138, 14), спасибо, Господи». Ай, молодец! Умница!

    Голосовать - 0 | +1 +
    gardenia
    6.2.2012 в 15:17
  • Прекрасный текст! Очень правильный взгляд на жизнь у героя. Захотелось почитать статьи профессора. Нет ли их в сети?

    Голосовать - 0 | 0 +
    Старушка
    6.2.2012 в 16:10
  • Разве что на английском...)))

    Голосовать - 0 | 0 +
    6.2.2012 в 16:25
    Автор поста
    • Well, why not?)

      Голосовать - 0 | 0 +
      Старушка
      6.2.2012 в 16:56
  • Класс!

    Голосовать - 0 | 0 +
  • Блестящее интервью. И герой — супер, и работа журналиста хороша.

    Голосовать - 0 | 0 +
    Наталия
    6.2.2012 в 16:34
  • Уважаемые читатели. Есть статьи и на русском — я дам ссылку. Ваш, А.Мейгал.

    Голосовать - 0 | 0 +
    Александр Мейгал
    6.2.2012 в 20:33
  • Аня! Это высший класс работы, спасибо огромное! А за героя — спасибо отдельное. Какой все же кайф, что удается оторваться от тусовки и привычных раскрученных персон и знакомить нас с такими людьми!

    Голосовать - 0 | 0 +
  • Большое спасибо. Просто повезло с героем))

    Голосовать - 0 | 0 +
    7.2.2012 в 10:41
    Автор поста
  • Поистине, человек «с более крупной системы координат»!

    Голосовать - 0 | 0 +
    Мария
    7.2.2012 в 14:31
  • Александр Мейгал — еще и замечательный преподаватель. Он читал у нас лекции по физиологии. Один из немногих преподавателей, способных несколькими словами объяснить суть проблемы. Для студента это очень важно!

    Голосовать - 0 | 0 +
    Марина
    9.2.2012 в 00:18
  • Великолепное интервью.Наверное «звезды так решили»-потрясающий интересный герой, замечательный журналист.Стильные фотографии.Все удалось!! Честное слово -так хочется на Марс, Луну...ведь у женщин «собственные причины летать».

    Голосовать - 0 | +2 +
    Наталья
    9.2.2012 в 18:12
  • Статья замечательная!

    Голосовать - 0 | 0 +
    Ирина
    21.2.2012 в 12:55

Для того, чтобы высказать свое мнение, регистрация не требуется.
Но, по желанию, вы можете зарегистрироваться или или войти на сайт
через свой профиль в социальных сетях:

  • Ваше имя *
  • E-mail
  • Сайт
  • Текст мнения *



Мы в соцсетях
Лучшие