Интернет-журнал Республика Карелия

Свободный человек на байке

Голосовать -4 | +50 +
Свободный человек на байке

«Мальчики пошли. Две гайки открутили, две прикрутили. Стоим в прихожей, мнемся: «Когда же нам 25 рублей вынесут?»  И тут: «Это про вас в газетах пишут, что вы денег не берете?» — «Про нас…» Про несложившуюся карьеру сантехника, бомбы в 150 лошадиных сил и красоту разговариваем с Андреем Стояком, свободным художником. 

Андрей Стояк – человек вольный. Он не числится сотрудником ни одной конторы, но его труд востребован многими. Он не считает себя байкером, хотя имеет один из самых красивых мотоциклов в Петрозаводске. Он не умеет рисовать, но любую вещь может представить в виде объемной фигуры. У него богатая биография: кем он только не был – и моряком, и сантехником, и рекламным представителем. Каждая служба заканчивалась в тот момент, когда ему становилось скучно. Сейчас, как ему кажется, он нашел себя. По его выражению, сейчас он создает красоту вокруг себя. Его любимый материал – цемент.

История про мотоцикл

— У вас красивый мотоцикл. Вы байкер?

— Скорее, я мотоциклист. У байкеров своя культура, свои традиции. Байкеры живут только мотоциклами – собирают, ремонтируют, продают их. А у меня, видать, просто мотоболезнь с детства. Хроническая и неизлечимая. Да еще и прогрессирует. Первый раз я сел на мотоцикл в 16 лет. Через несколько лет купил по оказии старый «Урал» и собрал его заново по запчастям в спальне. Сначала раму притащил, потом вилку, потом колеса. Когда все было готово, позвал друзей, чтобы помогли его выкатить с третьего этажа. С тех пор и пошло…

— Почему вы тогда не в клубе со всеми другими «больными»?

— Клуб подразумевает полную отдачу себя этому сообществу. Во всяком случае, на Западе байкеры, можно сказать, работают только байкерами. «Ангелы ада» — самый известный клуб. Все его члены вне закона, они все аполитичные анархисты, никого не боятся и зарабатывают на криминале. Это классический мотоклуб, почитайте о нем у Хантера Томпсона.

— В России есть подобные организации?

— У нас есть два клуба, они сделаны как настоящие – со своей символикой, цветами, уставом, взносами и прочим. Люди взяли и чисто внешнюю часть перенесли на нашу почву. А теперь еще Путин с ними ездит и дает орден Почета самому крутому.  Какое-то перевернутое сознание.

Все вообще сейчас перемешалось и замешано только на деньгах. Собирают деньги на храм, а служители церкви живут в хоромах. Говорят одно, а делают другое… Нет искренности. Но мы что-то о грустном.

— Если говорить о любви к мотоциклам как о болезни, то каковы ее признаки?

—  Мототоксикоз, зависимость реально. На машине можно ездить круглый год – ты не ощущаешь перемены сезонов. А тут с первыми заморозками начинаешь страдать. У кого сильная яркая зависимость, те, как не знаю чего, весны ждут, чтобы снова сесть за руль.

— У вас тоже так?

— У меня замена есть – я нашел для себя на зиму горные лыжи.

— Ваш мотоцикл – это транспорт или что-то еще?

— И транспорт, и для души. Мотоцикл сродни лошади. В прошлой жизни все мотоциклисты, я уверен, ездили на лошадях. Посмотрите на мой мотоцикл. В прежние времена так викинги ездили верхом на лошади: ноги вперед, руки высоко. В таком положении можно долго ехать и ничего не будет затекать.

Я очень люблю лошадей. Считаю, что нет красивее и свободнее животного. С детства хочется иметь свою лошадь, но вот где ее держать-то?

— Суть любви к мотоциклу не в скорости? На авто ведь тоже можно разгоняться…

— Есть мотоциклы для дальнобоя, есть для спорта, а есть и для скорости. На последних редко кто докатывается хотя бы до 30 лет. Есть спортивные мотоциклы, которые до 300 километров в час разгоняются. С первой передачи до 120. Часто такие машины покупают своим детям родители типа в подарок на окончание школы без «троек». Стоит мотоцикл тысяч 200-250. Чего бы не купить? А это реально снаряд!  Убийственная штука в 150 лошадиных  сил. В Японии учат управлять ими в мотошколах. А у нас можно ездить без подготовки – права не нужны. Каждую неделю подростки бьются на таких штуках. Дети же инфантильные, в силу возраста не могут контролировать ситуацию. Не все успевают дожить до института. На двух колесах вообще-то опасно ездить.

— Не утомительно быть в постоянном напряжении с этой техникой на дороге?

— Зато работают все органы, постоянно мозг включен. Но не было еще ни одного мотоциклиста, который бы не обнимался с асфальтом.

— Не хочется оставить это все, раз так опасно?

— Как оставить-то? Это болезнь!

История про пластилин

— Как вы попали в Карелию?

— Я сам из Белоруссии. Здесь, в Карелии, учился мой брат. На моряка. Я тоже очень хотел в море и мечтал о красивой форме с пряжкой в виде якоря и кителем с золотыми пуговицами. Когда брат заходил в таком виде в гродненский автобус, его успех был ошеломительным. Мне хотелось быть таким же, поэтому я поступил в речное училище в Пиндушах. По окончании я отработал две навигации и все. Расхотел. У меня всегда так.

— Ваши татуировки с морем связаны?

— Нет, это с мотоциклами! Тут свеча зажигания мотоциклетная. Хотел к каждому сезону делать по татуировке. Если у человека появилась хоть одна точка, потом он будет весь разрисован. Тоже болезнь.

— А здесь что?

— Просто кельтский узор.

— Красота — что это, по-вашему?

— Чтобы глазу было приятно. Как я могу словами выразить?

— А чего сейчас хотите?

—  Года два назад я нашел, что искал, как мне кажется. Теперь навожу красоту вокруг себя.

— Как это случилось?

— До того, как уйти в свое ремесло, я поработал торговым представителем одной табачной компании. Надоело там до жути, вот я взял и попросился резчиком к печнику. Им резчик был нужен. А я не резчик, но могу лепить. Я все детство лепил из пластилина лошадей, ковбоев, индейцев. Это было удобно – мы жили скромно, ковров не было – лепи сколько хочешь!  Так вот мне печник говорит: «Принеси что-нибудь из работ!»  Я взял 300 рублей, купил три килограмма скульптурного пластилина. Через пару дней принес бюст лошади. «Всё, выходи на работу!» Это удивительно: я нарисовать не могу, не знаю всех законов светотени и прочих, а слепить могу все что угодно. Лошадь – что там: глаза выпуклые, лоб… Бери и лепи. Некоторые удивляются, как это у меня выходит. А я  вижу – беру и леплю.

— Не зарисовываете?

— Нет! Я по памяти леплю. Что я не помню, как кот выглядит? Или подсолнух? Один мне принес фотку работы Кронида Гоголева. Я посидел немного и вылепил копию… Тут целая история: бабка хитрющая, дед с рыбалки или с охоты… А бабка пироги пекла. Он ей по ушам ездит, а она: «Ну, давай-давай….»  Как он это делал? Непостижимо!

Вот рыба. Рыба и рыба. Я же знаю, где у нее плавники, где что… Вот лошади опять же, с Аничкова моста, медведи, дракон…

Сидел без денег, без работы… Поехал во Владимир. Собрали всем колхозом меня, две работы сделал… Оттуда – на Онегу.  Снова затишье. Потом меня в «Бегемот» позвали, барная стойка в «Оскаре» — моя работа, клуб «Гараж»… Это все сделано из раствора. Строители приходили удивляться. Потом меня понесло в акции участвовать. Вот уже второй год работаю с волонтерами, которые украшают стены больниц и поликлиник. Во второй детской поликлинике я лифт в замок превратил.

История про Мариинку

— Я слышала, что ваш портрет висел в Мариинском театре…

Когда-то я работал в Архангельской губернии — деревня Камениха, 15 верст от Онеги. Тупик тупичайший. Я там заказчику калитки строил и прочее. Кровать ему сделал из веток. Пошел в лес, набрал веток. А вот на выходе что вышло – только веревки, саморезы и дерево. Шкура нужна была. Он мне кучу привез – шубу старую жены, детскую шубейку… Я у нее капюшон отрезал и рукава и ходил по деревне в жилетке. Местные меня срисовали уже и привыкли. В какой-то из вечеров сидим со Степанычем, соседом-пенсионером. Вдруг – две машины. А там вообще это редкость. Машины, питерские номера, в наклейках. Написано: «Автопробег. Путешествие в Россию». Разговорились. Они увидели этот самовар, этого Степаныча – такая фактура!  Они приехали церковь на закате пофотографировать. Когда меня увидели в шкуре и в кресле, которое я сам сделал, усадили меня и стали фотографировать.

Среди этих путешественников был Александр Насонов – член Гильдии рекламных фотографов Санкт-Петербурга. Я с ним через Интернет познакомился, потом увидел, что выставка открывается в Географическом обществе и там мой портрет будет. Потом эта фотография стала жутко популярной. Её везде стали показывать, включая выставку в Концертном зале филармонии Мариинского театра. Они-то думали, что я дикарь такой.

История про ЖЭУ

— Наташа Ермолина мне рассказала, что вы сантехником работали в ее ЖЭУ. Это так?

— Ермолина меня заработка лишила! Я работал с 1994 по 1998 годы, до кризиса. Сломал все стереотипы сантехнические. Я ходил в джинсах, казаках и косухе. К тому же трезвый. Действительно, устроился в ЖЭУ, где Афоня, это все… Обычно заявки подают одинокие женщины  — иногда элементарно там что-то подкрутить…. Или это бабушки, которым поболтать не с кем. Практически заявки от одних и тех же людей.

Прибегает как-то диспетчер: «Мальчики, помогите! Девушка звонила – смеситель течет, ребенок маленький – вода нужна». Мы зашли, сделали. Прошло время. Вдруг гудеж такой пошел по ЖЭУ. Оказывается, в  «Губернии» вышла статья про двух красавцев, которые пришли к журналисту, с попугаем поговорили, с сыном пощебетали, абсолютно трезвые, денег не взяли и ушли. А тогда про ЖЭУ только негатив писали. И только судилища были. И вдруг такое! Ну, мы сразу героями стали. А потом нам эта слава боком вышла. Дело в том, что в то время можно было подхалтурить. Например, замена смесителя была платной услугой. 25 рублей. «Балтика» стоила 3.50, сигареты – 3.50, коммерческий автобус – рубль. Мальчики пошли. Две гайки открутили, две прикрутили. Стоим в прихожей, мнемся: «Когда же нам 25 рублей вынесут?»  И тут: «Это про вас в газетах пишут, что вы денег не берете?»  Про нас… Люди прочитали — и все!

— Почему ушли из ЖЭУ?

— Здесь закон действует: сначала ищешь справедливости, потом – новую работу. Там был бригадный подряд. Кто-то бухает, кто-то по заявкам бегает. Как дело доходит до выдачи зарплаты, выясняется, что можно за счет этих пьяных платить по минимуму.

— Вы сейчас кто: дизайнер, художник, мастер?

— Я к ремесленникам себя отношу. Скажут медведЯ сделать – сделаю. Сцену охоты? – Пожалуйста! Из раствора или из дерева.  Постоянно что-то придумываю. Мне нравится, чтобы было красиво. Вот, например, человек взял и сделал у себя во дворе декоративный колодец. Люди на работу утром идут – улыбаются….

 

  • Интересно.

    Голосовать - 0 | +2 +
    70
    1.7.2013 в 18:17
  • Аня, где ты берешь ТАКИХ героев?

    Как удается их так разговорить?

    Черно-белая зависть!

    Ради таких материалов «Республика» до сих пор у меня в закладках

    Спасибо огромное!

    Голосовать - 0 | +7 +
    Гоша
    1.7.2013 в 20:18
  • Тебе спасибо, Гоша!

    Голосовать - 0 | +3 +
    1.7.2013 в 20:33
    Автор поста

Для того, чтобы высказать свое мнение, регистрация не требуется.
Но, по желанию, вы можете зарегистрироваться или или войти на сайт
через свой профиль в социальных сетях:

  • Ваше имя *
  • E-mail
  • Сайт
  • Текст мнения *



Мы в соцсетях
Лучшие