Торжественная часть

Максим Берштейн 4 Сентябрь 2013
Иллюстрация: http://artnow.ru/

Журналист «Республики» пытается понять, откуда в россиянах такая любовь к торжественным стихотворениям. А вам нравятся стихи на любой случай жизни? 

Попадая утром 2 сентября на работу, заметил: не иду, а марширую, потому что ритм мне задают из всех динамиков, вытащенных мрачными завхозами из школьных запасников по случаю Дня знаний. И ладно бы музыка — Шаинский, Крылатов, Вагнер. Нет! Над городом неслись прочувствованные стихи в исполнении растроганных учителей — соло и напуганных первоклашек — хором.

И задумался я: а почему любое торжественное мероприятие у нас всегда столь торжественно? Ну, ладно там девочку с колокольчиком пронести или ленточку перерезать,  или бутылку о борт корабля разбить. Это традиции, которые в теории могут проходить на самом неформальном фоне. Посмотрите западные новости: у них получается. Назначили человека президентом крупной компании, он выходит на трибуну и давай хохмить. Наш же достает из портфеля доклад и 15 минут его бубнит. Или губернатора у них избрали: через минуту после объявления результатов он в своем избирательном  штабе, напялив клоунский колпак, сидит голым задом на ксероксе и шампанское разливает. Наши губернаторы в этом случае застегивают пиджак на все пуговицы и начинают ставить задачу перед коллективом. Скукота...

Но больше всего меня убивают стихи. Чего вдруг? Ну, пошел человек в первый класс. У него впереди 11 лет зубрежки, родительских истерик и учительского шипения. А ему:

Пришлось тебе впервые взять

Тетрадку и пенал,

Чтоб, не жалея сил, узнать,

Чего твой дед не знал.

Ну, или что-то в этом роде. Зачем? Вышел, поздравил, анекдот рассказал — и отправил детей в кино! Вот это, я понимаю, детский праздник.

Стихи у нас звучат буквально по любому поводу. Каждый красный день календаря имеет свое поэтическое воплощение. Все, что можно сказать простым человеческим языком — искренне, от сердца, мы предпочитаем излагать исключительно в рифмованном виде, причем строфами сомнительного качества.

А свадьбы? Это же гроздья гнева в пустыне! Сначала работница ЗАГСа, от волнения срываясь на шепот, декламирует стихи о неразрывных узах, потом о кольцах, потом о светлой дороге, по которой молодым отныне суждено брести вместе. В столовой микрофон перехватывает Ольга Степановна, тамада на общественных началах, выпускница культпросветучилища. Один за другим звучат стихи про жениха и невесту, про любовь, про первый танец. Выпили — и следуют вирши про родителей. Тут неожиданно выстреливает стишок про тещу, и от него бы уже перейти к веселью, но нет! Про бабушку забыли! Декламируются стихи про бабушку:

Вот дети твои своих собственных чад

Целуют за свадебным пиром...

Ты хочешь дождаться теперь правнучат?

Так приватизируй квартиру!.

Ну, или что-то в этом роде. Когда от поэзии начинает кружиться голова, на помощь придут  музыканты. Если, конечно, первым делом не грянут частушки...

Я думаю, страсть к рифме у нас от нашего всего — от Пушкина. Как прочел Александр Сергеич прилюдно свои «Воспоминания о Царском Селе», как получил благословение от сходящего в гроб Державина — так и пропала страна. Так ладно бы читали Пушкина, а то все ж из Интернета. Сайты специальные есть, на которых авторы вам «под ключ» сдадут пристойное стихотворение по любому поводу. Сдадут — и деньги получат. А нам это слушать...

Что тут можно сказать?

Я редактору нашему, Маше Морозовой,

Обещаю, что все. Обещаю, что хватит —

Что писать на «Республику» буду лишь прозой я —

И за прозу здесь тоже вполне сносно платят.