Интернет-журнал Республика Карелия

«У Толстовых все самое лучшее! »

Голосовать -11 | +56 +
«У Толстовых все самое лучшее! »

35 лет назад в Петрозаводске появился непрофессиональный театр, который не только впоследствии прославил Карелию и вырастил знаменитых в республике людей, но – самое главное – дал возможность всем приходящим в «Монтес» чувствовать себя свободными и талантливыми. Этот театр был по-настоящему уникальным:  актеры-любители играли как профессионалы, в репертуаре не было проходных спектаклей. Многие годы «Монтес», базирующийся в ДК «Машиностроитель», собирал полные залы. 

«Монтес» — театр одного режиссера – Лидии Ивановны Толстовой. Разговариваем с ней о детстве, фантазиях, волжских степях, о счастье и жизни как дарованном чуде.

Лидия Толстова

— Вот к вам дети приводят детей в театр. Все хотят быть артистами?

— Нынешние дети очень зажаты. Это со многими вещами связано: и общение у них ограничено, и компьютер занимает много времени, и читают мало. Им очень страшно быть самими собой. В этом случае театр – что-то вроде терапии. Человек со временем начинает лучше понимать себя.

— Ваше детство было счастливым?

— С детства я жила в прекрасном, наполовину вымышленном мире. Очень много читала и без конца придумывала свои истории. Была история про то, как мы жили в тайге и у меня был конь, на котором наша семья ускакала от целой стаи волков. Потом мы ловили несуществующего белого кролика в соседских погребах. Спички втыкали в веники, и это были свечки. Потом искали живую воду в родниках. Потом уходили в степь смотреть закат солнца. Это действительно было прекрасно. Мы с группой моих товарищей ушли в степь километров за 14 от дома. И это было не зря – мы увидели шикарную картину: казахи жгли костры, варили свой бешбармак, а кто-то вел черного коня. Это был жеребец невиданной красоты. И мы стояли молча и смотрели, как красиво он шел. И все запомнили это навсегда.

Родители вас потом, наверное, прилично наказали за этот поход?

Родители искали нас с плачем по всей округе. Но меня никогда не наказывали. Даже когда я врала, а врала я много, хоть и не вредно. Однажды я прогуляла школу. Семья сидит в горе. Вхожу в дом, вижу ведро, а в нем ветки. «Что это?» — спрашиваю наивно. Отец мне говорит:

Ты «Детство» Горького читала?

 Читала!

Ну, помнишь, там по субботам пороли?

Я упала в обморок. Они перепугались и больше никогда меня не стращали наказаниями.

— Реальный мир вносил свои коррективы в вашу жизнь?

— Действительность меня не устраивала абсолютно. Я спрашивала у мамы, почитав Воронкову, почему мы живем не так, как в книжке? А она тяжело вздыхала: «Ты видишь, жизнь-то какая!» У меня точно была не такая! Весной степь цветет: сначала она вся в тюльпанах, потом появляются маки. У меня, как в книжке Киплинга, в это время начинался весенний бег. Я бежала до тех пор, пока могла бежать. Потом падала в эти маки и лежала: небо как колокол, солнце такое… Такое ощущение жизни и счастья! Однажды я так бегала-бегала, смотрю – птичка прыгает, такая красивая. Я за ней побежала. Птичка испугалась и забилась в норку. Я сунула руку в эту норку, достала птичку, птичье сердце бешено колотится в моей руке… Какое-то испуганное загнанное существо, а не прежняя красавица-птичка!  Очень жалко стало ее, отпустила и тогда как-то сразу поняла, что больше не надо живое трогать руками.

— Что вы читали в детстве?

— Я прочитала всего Майн Рида, Фенимора Купера и 27 томов Диккенса. Очень любила «Буратино». Олешу. Булгакова. Одно время любила поэзию, но потом поняла, что она слишком сильно на меня действует. Самое любимое – Гоголь. Гоголь на всю жизнь у меня.

— Ощущения из детства возвращаются к вам?

— Когда читаешь пьесу, возникают порой эти ощущения – вспоминаешь запахи, вкусы, настроение. В «Питере Пэне» это было и в «Алисе в Стране чудес» тоже.

Лидия Толстова

Вот вы ставили «Синюю птицу» Метерлинка – огромный спектакль, сложный во всех отношениях. Не страшно было брать такую драматургию?

— Я должна сказать, что у меня никогда не было снисходительного отношения к тому, чем я занимаюсь. Ну, вот там самодеятельность…  Кстати, «самодеятельность» – отвратительное слово. По этому поводу есть анекдот:

Приходят ребята к заведующему клубом:

— У нас магнитофон сломался!

— Так сделайте новый – вы же самодеятельность!

Без серьезного отношения к делу у меня мало бы что вышло.

— Кто воспитал в вас такое отношение к делу?

— Я думаю, что все самое лучшее во мне – от бабушки. И деда, который говорил: «У Толстова все самое лучшее. Вот смотри, какой у меня брегет! У кого еще такой есть?»  И это так во мне застряло, что я не испытывала никогда чувства зависти. Всегда знала, что у Толстовых все самое лучшее!

— У вас казачья фамилия?

— Казачья. Там своя культура была. Завтрак есть завтрак, обед – обед. Сахарница была под замком. Сейчас она у меня дома, с орешками. Такая маленькая! А когда бабушка ее выставляла на стол с карамельками – так здорово, так много! Бабушка всегда переодевалась к приходу гостей: «Ой, Петровна идэ!». Так, раз – платочек чистый: «Проходьте, проходьте!» Пиитет какой-то всегда был по отношению к приходящим, вообще людей в семье любили.

— Как возникла в вашей жизни тема, связанная с театром?

— Когда я поступила в Саратовское театральное училище, бабушка заплакала и сказала: «Це порог, а це будэ мий труп. Перешагни через него». Я не пошла учиться, мама ездила забирать документы.

— Почему вы выбрали именно театральное училище?

— Я не до конца понимала, не знаю. Родители хотели, чтобы мы с подругой поступали в медицинский. Нас туда брали, но подружка хотела быть военным летчиком, а я – идти в театр. Пошли тогда и забрали документы. Сейчас моя подруга – капитан ВВС.

— Вы учились в Ленинграде на режиссера самодеятельного театра. Уже не хотели быть артисткой?

— Я поступала в театральный институт, но меня не взяли из-за дерматита – аллергия была на нервной почве. Приехала в Питер в своих волжских сарафанах. Тетка говорит: «Возьми хоть кофту с собой!» А я думаю: «Зачем мне кофта? Зачем мне зонт?» Меня как-то тянуло на север, но я и представить себе не могла, что это такое. Долго привыкала к погоде. Безумно тянуло домой, я ностальгировала. А ностальгия питает воображение.

Лидия Толстова

— А на работу с детьми были настроены?

— Я всегда была настроена на создание такого коллектива, внутри которого я была бы как за каменной стеной. Тоже своего рода уход от реальности.

— Чего бы вы не простили члену коллектива?

— Нарушение законов общего дела простить не могу. Такое случалось нечасто.

— Вы никогда не зависели от конъюнктуры?

— Люди в непрофессиональном театре не получают зарплату. Их держит только интерес к делу. Театр «Монтес» начинался со спектаклей «Остров Гдетотам», «Альпийская баллада», «Гадюка». Никакой попытки привлечь к себе зрителя не было. Хотя залы всегда были полные.

— Сейчас вы занимаетесь даже с малышами. Интересно?

— Самым маленьким у нас по семь лет. В этом возрасте они должны петь, танцевать и развивать память. Это другая работа абсолютно, сейчас это называется образовательной программой. По-своему интересно.

— Не разочаровались в профессии за 35 лет?

— У меня была цель – высказаться в спектакле. Пока я могу это делать – нет разочарований. То, чем я занимаюсь, не приносит дохода. Но мне это нужно для чего-то другого.

— «Монтес» — театр одного режиссера. Если вы задумаете уйти, все развалится.

— Я думаю, что «Монтес» может сохраниться. Может, примет другую форму. Может, найдутся люди, которые поддержат коллектив…

— Что, по-вашему, отличает хороший театр от других? 

— В хорошем театре многое строится на любви. Вообще мне не вполне нравится произносить это слово, но другого нет. Нюансы и тонкости возможны, когда у режиссера есть громадная заинтересованность в актере. И любовь к нему. То, что я пытаюсь делать, основано на интересе к человеку как к личности прежде всего.

Лидия Толстова

— В ваших спектаклях обязательно есть моменты какого-то чуда. В жизни случается чудесное?

— Чудом были и все мои метания: из дома – в Питер, потом – Беломорск, потом – в Петрозаводск. И прекрасный ежегодный семинар в Москве у Иосифа Ефимовича Хейфица, когда мы видели весь срез российской театральной культуры. Это ли не чудо?

С возрастом понимаешь, что каждый день – это дарованное тебе чудо (смеется — прим. авт.).  Это понять нужно. Много энергии уходит на негатив. У меня есть знакомая, которая оплакивает каждый день, считая, что жизнь не удалась, хотя все нормально. «Моя жизнь! Моя жизнь!» — плачет она, потому что не стала царевной морской.

— Не жалеете, что связали свою жизнь с севером?

— Я полюбила север. Мне нравятся люди. Они в основном сдержанные и вежливые. Нет разгула южных страстей, доходящего  до хамства. Но ностальгия осталась все равно. Пока мама была жива, ездила на родину. Сейчас не к кому – все ушли.

— Вам интересно работать в Национальном театре?

— Для меня это спасение. Здесь происходит процесс, настоящая жизнь. И мне нравится то, что я делаю. Потом для меня важен уровень общения. В Национальном театре нет пены, есть сдержанность и благородство. В свое время я очень любила Финский  театр. Только там могли играть иностранную драматургию.

— Нет стремления доигрывать за актеров?

— Мне не разрешают. Хотя мне иногда хочется еще немного доосмыслить за артиста.

— Вы себя ощущаете педагогом?

— Меньше всего я хотела бы работать в образовании. Педагогика у меня ассоциируется с тетенькой, которая хочет сделать укол. Все это важно, конечно, но для меня малопривлекательно. А в театре мне хорошо.

Лидия Толстова Лидия Толстова

Cправка «Республики»:

Лидия Толстова родилась в городе Красный Кут Саратовской области. Окончила Ленинградский институт культуры. В то время еще работала система распределения: как одной из самых успешных студенток ей дали возможность первой выбирать город, где она хотела бы работать. Она выбрала Беломорск, представив себе море и белые крыши маленьких домиков. В Беломорске она создала свой театр, который сразу стал выделяться среди других непрофессиональных районных театров. Потом ее пригласили в Петрозаводск. Тогда, в 1977 году,  и возник театр «Монтес» — её любимое детище. Первыми актерами были студенты Петрозаводского университета.

9 января на сцене Национального театра «Монтес» отмечает свой День рождения. Приглашаются все желающие. Начало в 19.00.

  • «Меньше всего я бы хотела работать в образовании», занавес.

    Голосовать - -6 | +2 +
    дети
    29.12.2012 в 09:01
  • Профессиональный режиссер! Прекрасный театр! Смотрели в Машинке все спектакли! Спасибо!

    Голосовать - 0 | +10 +
    зритель
    29.12.2012 в 11:01
  • Театр раньше был хорош, но давно уже скатился в УГ.

    Голосовать - -10 | +2 +
    Маузер
    29.12.2012 в 12:40
  • Родной такой человек. Родные воспоминания... Всё родное!

    Спасибо.

    Голосовать - 0 | +7 +
    Титова Марина
    29.12.2012 в 12:47
  • «Монтес» отличный театр без всяких скидок на "самодеятельность "

    Лидия Ивановна отличный режиссер, с юбилеем театра вас

    Голосовать - 0 | +10 +
    Ёж
    29.12.2012 в 19:28
  • Родной человек, как мама, родной театр, как дом. Убежище, отрада, любовь. Мне посчастливилось там быть и оставаться))) и я вижу, что новые ребята испытывают такие же чувства. Амбиции давно уже не приоритет в «Монтесе». Там душевно и тепло, нет пафоса, и воспитание души ребяческой происходит само собой — личным примером подвижничества Лидии Ивановны, выбором пьес — добрых!, коллективом, добродушным и веселым. Люблю вас. Скучаю по вам. Всегда. Было, есть и останется так!

    Голосовать - 0 | +8 +
    Ната Рудман
    30.12.2012 в 01:12
    • Хорошее, содержательное интервью. Было очень познавательно его прочитать, многих вещей (деталей) я не знал. Мне тоже посчастливилось заниматься в «Монтесе» (детская труппа) с 1995 по 1999 гг. Естественно, двигателем всего движения, всей работы была и остается Лидия Ивановна — это я почувствовал с самого первого дня, как пришел в труппу. Помню и тот самый первый поздне-осенний день вечером, когда с Сашей Орловым (моим одноклассником) пришел в «Монтес» и мы сразу включились в репетицию спектакля «Конек-горбунок», который ставила старшая труппа (дети там тоже задействовались). ...Весьма часто вспоминаю те 4 года, проведенные в труппе. Не со всеми удавалось поддерживать отношения (все люди разные и это нормально), но мы понимали, что все заняты общим делом — спектаклем, созданием нового продукта. Я был очень расстроен, когда узнал о том, что Монтес был вынужден переехать из ДК. Все-таки там была обустроенная сцена. Снова расстроился, когда узнал, что театр сменил вектор развития и из молодежного превратился в детский. Но, видимо, так было нужно. Часто вспоминаю ребят, с которыми общался на сцене, причем я до сих пор представляю их теми 13-14-летними, а не сегодняшними 30-летними. ..И, честно скажу, сердце щемит, когда вспоминаю то время — веселое, беззаботное, и в то же время ответственное. Хочется надеяться, Лидия Ивановна помнит меня. Я тоже никогда не забуду свой первый и единственный театр, который дал мне очень много незримо доброго и хорошего.

      Голосовать - 0 | 0 +
      Соколов Александр
      21.7.2013 в 22:52
  • Гоголя режиссер любит, но ни одной постановки нет ? С южным малоросским колоритом, солнцем и теплом; а ведь ставили у нас ранее самодеятельные театры и ЗАПОРОЖЦА ЗА ДУНАЕМ Красиво, вкусно.колоритно.зажигательно ! И это в Карелии в Доме кудьтуры ЖД

    Голосовать - -3 | +1 +
    Ъ
    30.12.2012 в 13:59
  • ,,,, культуры прошу прощения

    Голосовать - 0 | 0 +
    Ъ
    30.12.2012 в 14:00
  • Было бы хорошо, если б автор статьи как то реагировала на посты.

    Или статья задумана ради воспоминания об обмороке героини при упоминании Горького В ЛЮДЯХ?

    Голосовать - -6 | +1 +
    скрытый намек на толстые обстоятельства
    30.12.2012 в 14:09
  • теперь я турок. не казак

    Голосовать - 0 | +1 +
    Одарка
    30.12.2012 в 14:58
  • когда я читаю Ваши рассказы о новых (для меня конечно же)людях- всегда так горжусь свое Родиной, правда.честно-честно.искренне очень.

    таких людей еще поискать...

    спасибо за Человека.

    Голосовать - 0 | +7 +
    М Г
    30.12.2012 в 20:43
  • Спасибо Лиде за любовь к театру!! С гордостью называю себя её учеником.. И по Беломорскому Народному театру и по Петрозаводскому «Монтесу».. Надеюсь на то. что и она может называть меня своим учеником.. Не забуду фразу Отара Джангишерашвилли после спектакля «Гадюка» — "Профэссионално играли, сволочи!! " С Юбилеем, Лида!! Художественный руководитель Димитровградского драматического театра им. А.Н.Островского Андрей Шкалов.

    Голосовать - 0 | +8 +
    Андрей
    4.1.2013 в 12:32
  • Очень хотелось бы, чтобы «Монтес» снова принял вектор молодежного, поскольку взрослые люди от 27-28 лет и старше зачастую не охвачены никакой педагогикой. Театр — это тоже педагогика в некотором роде. И таким людям порой и податься-то некуда, дабы выразить себя. Вот и уходят многие в алкоголь, семейные проблемы/суету. Хотелось бы, чтобы было, как раньше: младшая труппа и старшая. Причем в отдельном помещении и независимо от кого бы то ни было. Насколько я понимаю, раньше над театром стоял только Минкульт и всё.

    Голосовать - 0 | 0 +
    Александр
    4.1.2014 в 20:53

Для того, чтобы высказать свое мнение, регистрация не требуется.
Но, по желанию, вы можете зарегистрироваться или или войти на сайт
через свой профиль в социальных сетях:

  • Ваше имя *
  • E-mail
  • Сайт
  • Текст мнения *



Мы в соцсетях
Лучшие