«Я вам не Рики Мартин»

Наталья Ермолина 7 Август 2013
Сантту Карху

Сантту Карху, классик карельского рока, чьи стихи входят в буквари, сборники, антологии и аудиокаталоги финно-угорских библиотек, живет скромно, воспитывает сына и дочь, говоря и ругая их только на карельском. Он признается, что не получил ни разу помощи от нашего государства. Может, в Год карельского языка единственному рок-поэту, пишущему на карельском, перепадет что-то?

— Саша, а у тебя есть песни на русском или английском?

— Конечно, нет. Я вам не Рики Мартин, мне не нужно покорять мир. Я пишу на языке, с которым себя идентифицирую, мне достаточно писать на своем и для своих.

Сантту Карху, он же Александр Медведев, легендарен во многих смыслах. Все его шесть пластинок и три винила выпущены на финском лейбле. Пока финны больше заинтересованы в существовании единственного в мире рок-поэта и исполнителя на карельском языке. А он живет скромно в двух комнатах бывшего малосемейного общежития на Первомайке, пишет песни и не имеет даже репетиционной базы. Каждый год Карху просит культурных начальников всех мастей выделить ему четыре стены, куда бы он внес свою аппаратуру и работал по профилю – классиком карельского рока. Но пока его не слышат, хотя просит вроде на русском.

— Была надежда на мою однокурсницу Лену Богданову, министра культуры, тоже карелку. Не вышло. Говорит: Саша, ничем не могу помочь, я не одна, все в системе…

И пока система не принимает карела в Год карельского языка, Карху продолжает записывать, создавать популярные ролики и выкладывать на Youtube. Нехитрый прием, не им придуманный, но им удачно освоенный, работает: старое видео из архива соединяется с музыкой и накладываются титры. В итоге получается веселое караоке по-карельски.

Santtu Karhu: Juomarin Jumal (not for sensitive viewers):

Санттери и Насто Карху с первых дней с языком. И теперь у них разговорные финский и карельский текут естественно. Хотя у обоих в школе по финскому «тройки». И у Насто, которая год жила в Финляндии, и у 13-летнего Санттери. А они приходят домой и объясняют «тройки» тем, что учителя неправильно задают вопросы, коряво и неграмотно. И я им верю.

Предки его разбросаны от Ведлозера до Беломорска. Мама и ее отец были учителями русского, по-карельски говорить стеснялись и скрывали свои знания. Сам Карху писать на языке начал в 17 лет, сначала относился к этому как к хобби. Потом поступил на финно-угорскую филологию в ПГУ. Так пришел к Генриху Туровскому в ансамбль «Тойве», где и понял, что хобби плавно перерастает в призвание и образ жизни.

Сантту Карху

Википедия пишет о группе Talvisovat:

«В 1987 году студент филологического факультета Петрозаводского государственного университета Александр Медведев (позже ставший известным как Сантту Карху) задался вопросом, почему в соседних Финляндии и Эстонии есть рок на родном языке, а в Карелии нет. И тогда он решил сколотить рок-группу и исполнять песни на родном ливвиковском диалекте. В 1988-м Сантту Карху вместе со своей первой группой Studio выступил в прямом телемосте Хельсинки — Петрозаводск, исполнив песню Mustas Kois («В чёрной заре»). Текст этой песни позднее был опубликован в одном из финских учебников как образец современного карельского языка. В 1989 году Сантту Карху создал группу, получившую название Talvisovat («Зимние одежды»). [1]Вскоре группа стала много гастролировать в Финляндии, где получила бо́льшую известность, чем у себя на родине. Был снят первый видеоклип Airotoi veneh, который неоднократно показывался по MTV и в молодёжных программах Карельского телевидения».

Не каждый карельский музыкант есть на Википедии. Но Карху к этому относится легко, смеется. Как и скромничает о своих «кархуизмах»:

— Ты думаешь, они у меня хранятся?  Люди записывают, а я не веду архива. Жена моя Таня что-то еще собирает, а я в основном разбрасываюсь.

Кархуизмы – это неформальный и даже хулиганский словарик неологизмов на карельском языке от Карху. Например, карелизированное pidaras gorbukas прижилось в музыкантской среде и выражает неудовольствие мужчиной нетрадиционной сексуальной ориентации с неровным строением тела.

Сантту Карху

— Я уверен, что весь карельский фольклор сохранили женщины. Потому что они не пили. Пока мужики накатывали, женщины записывали. А вообще у карелов, как и у других северных народов, алкоголь плохо усваивается в организме. В ельцинские времена, когда появился спирт «Роял», мужики мерли целыми деревнями. Вот как просто истребить гордую маленькую нацию. Да, гордую. Ведь карелы никогда не были в  рабстве. Моя жена – тоже карелка. Попробуй ее заставь кланяться или голос повысь. Сразу в табло даст. А в советское время достаточно было запретить говорить на языке, не подвести в деревню электричество и закрыть магазин. И люди все в город переехали, язык забыли, стали русскими. Вот и нет народа.

Сантту Карху

Как и все карелоговорящие уникумы, Карху реалист и не верит, что язык вот так запросто возьмет и вернется в обиход. Он вымирает, исчезает, остается только где-то в книгах и песнях. Но вот звонит телефон. И, не задумываясь, мой карельский гость начинает разговор с женой на карельском. Значит, для него это не программа и не Год карельского языка. А жизнь карельского языка. Естественная и простая.

За деньги и поп спляшет:

Карельская поговорка про мужика:

Фото и видео автора