Интернет-журнал Республика Карелия

Сны о Белом море

Елена Фомина 1 августа 2012
Голосовать 0 | +39 +
Сны о Белом море

Отпуск надо проводить на море. И лучше – на Белом. Журналисты «Республики» съездили на самый север Карелии и узнали, чем ламинария отличается от анфельции, как вырастить и приготовить мидию и почему сгорел в аду учёный Герценштейн.

Журналисты шестидесятых были поэтами.

«Мой транспорт явно не торопился. Приткнувшись к причалу Чупинского рыбозавода, он вызывающе выделялся среди робких рыболовных ботов. Да и команда выглядела как-то ухарски среди скромных рыбаков, заполнивших причал.

– До обеда навряд пойдем, — объяснил мне заспанный матрос. – Пока загрузим гридинский кирпич, да и тронемся…

Однако и в полдень гридинский кирпич кучей лежал на причале…» 

Геннадий Ананьев, журнал «Север», 1966 год. Командировка на Белое море, в деревню Соностров: пять часов от Чупы на мотоботе вдоль карельского берега – здесь, в устье Сон-реки перевыполнял план рыболовно-оленеводческий совхоз «Красный маяк».

«Дома деревни начинаются прямо у причалов, заваленных бочками, от чёрных сараев, завешанных сетями вдоль и поперек. Ступеньками дома торопятся в гору, прижимаясь к бурной, порожистой речке. Тропинки-улицы суетятся между домами, старыми, видавшими виды, и свежесрубленными. Улицы тянутся-тянутся вверх, в гору, и упираются в клуб. Новый, свежий, с ярким красным флагом на крыше…»


Двести лет назад в этой бухте обосновались карелы-староверы. Место для жизни прекрасное: с одной стороны море (дельфин-белуха, тюлень, рыба), с другой – пресная река и лес (охота, ягоды-грибы). От штормов деревню закрывал Соностров, в честь которого и назвали материковую деревню.

Колхоз «Красный маяк» в шестидесятых был образцовым. Школа, магазин, медицинский пункт и большая библиотека. Клуб, чайная – известная своим бильярдом на всё побережье.

Кстати: в первой половине двадцатого века население Сонострова было непьющим. А вот  в начале 50-х в округе появились лесопункты, где работали приезжие из Белоруссии. Они-то и начали варить самогон…

Жители советского Сонострова традиционно били белух, нерп и морских зайцев. Ловили сельдь, сёмгу, треску; добывали водоросли: фукус и анфельцию (для порошка агар-агар). Разводили оленей – по всей тайге шли оленьи дороги…

Журнал «Север», 1966:

– Когда принял колхозные дела, –  рассказывает Петр Александрович Воробьев, – было на счету 55 рублей. В должниках ходили у государства. Однако через четыре года рассчитались полностью. С тех пор ничего, идем в гору, приобрели суда, сети, построили электростанцию, пилораму. Потом клуб, пекарню, магазин. В этом году начнем строить новую школу, установим большую пилораму, заделаем цех тарной дощечки…».

Планов было много. Но в конце 60-х Соностров пал жертвой программы «укрупнения и централизации», широко развернутой в стране. Небольшие – и даже большие населенные пункты (такие, как соседняя деревня Кереть) – стирались с административных карт десятками тысяч. К 1970 году всех жителей Сонострова переселили в Чупу – горно-обогатительному комбинату нужны были рабочие руки. Куда советской стране без слюды?..

Сегодня в бывшей деревне Соностров живёт только одна семья – Ломовцевы.

Николаич

Сергей Николаевич Ломовцев встречал нас в Чупе:

– Куртки теплые есть? Шапки-шарфы-варежки взяли? Надевайте. Может, валенки дать? Часа два по морю идти будем, ветер!..


Загружаемся в катер и вперёд: по узкому соленому Чупинскому заливу. Удивительное дело – морем здесь не пахнет. Вода холодная, и запаха гниющих водорослей – того самого, «морского» – нет. Как будто по озеру плывешь, только брызги соленые.

– Я в Чупе после войны родился. Отца с Архангельска (он мастером по сплаву был) отправили сюда. А мать с фронта пришла, приехала к родителям. Отец репатруированный, здесь, на Хетоламбине, в карьере работал. По всем озерам тогда были деревни: валили лес, подтягивали к воде. Лагеря? Нет, здесь не было, это в Нильме… А Хетоламбина, Плотина, пол-Чупы – всё репатруированные.  Кому до войны 101-й килОметр давали, всех сюда. И с плена потом сюда тоже отправляли…


Мы выходим в открытое море и поворачиваем вдоль материка на юго-восток. Впереди небольшая бухта, закрытая от моря Соностровом.

– Раньше тут бо-о-ольшая деревня была, – Сергей Николаевич разворачивает катер к причалу. – Рыбы и оленей было много. До сих пор есть озера, огороженные колючкой: туда оленей выгоняли  пастись, жир набирать. А в один прекрасный момент сверху пришло распоряжение – ликвидировать деревню Соностров. Тогда и вырезали всех оленей на мясо. Закрыли в те годы много хозяйств – вот в Керети большой лесозавод был, а теперь нет ни Керети, ни завода. Решили: неперспективно. И стали людей переселять – в Чупу, на север… Где давали житье, туда и ехали.

Сергей Николаевич обосновался в бывшей деревне Соностров в начале 90-х. Семье выделили землю под фермерское хозяйство.


– Бычки у нас были, свиньи. МРБ (малый рыболовный бот – прим. авт.) свой. Возили мясо в Чупу.

– Процветало хозяйство?

– Какой процветало? Затраты такие, перевозка одна чего стоит. А потом я в базу Гослова здесь устроился. Мидиевое хозяйство появилось году в 86-м. Или восьмом?.. Продовольственная программа. Тут плантации по всем губам стояли. Снабжение было, пароходы были большие. Мы мидию снимали, а оставшуюся туристам продавали – жить-то надо было на что-то. Туристы всякие были: на яхтах заходили, с реки на байдарках спускались...

Сегодня Сергей Николаевич работает «на хозяина». Пять лет назад полуразвалившуюся мидиевую ферму на торгах у обанкротившегося «Карелрыбфлота» купили питерские предприниматели. И потихоньку начали наводить порядок в округе. Ломовцев у них – начальник хозяйства. Сегодня под его началом несколько рабочих – чупинцы, работают вахтовым методом.

– Надо бревна таскать – таскаем. Надо мидию поднимать – поднимаем.

– А вы бы хотели здесь на острове отдыхать, а не работать?

– Как?.. Я не понимаю, чего вы говорите. Что такое отдыхать? Это с угла в угол ходить, что ли, ничего не делать? Я так не могу.

…Рядом с бывшей деревней Соностров – маленький островок Тонисоар (тоня – рыбное место, а saari – остров по-карельски). В отлив по каменной гряде сюда можно перебраться в резиновых сапогах. Еще пять лет назад Тонисоар был большой промышленной свалкой, а сегодня здесь построен маленький капиталистический рай. Но это – уже совсем другая история…


Фото: Игорь Георгиевский 

  • Очень интересно было читать, спасибо автору.

    Как журналиста (далекого от профессионализма), умилила ностальгия по поэтичности материалов тех лет. Как женщину потрясла неслыханная в этой жизни (буквально!!!) фраза героя: «Как?.. Я не понимаю, чего вы говорите. Что такое отдыхать? Это с угла в угол ходить, что ли, ничего не делать? Я так не могу». Ради того, чтобы увидеть хоть одним глазком такого мужчину, можно забраться и за Белое море:)))

    Голосовать - -1 | +3 +
    1.8.2012 в 10:45
    • Герои твоего давнего материала, Наталья, как раз из этих мест))) там люди живут интересные, чего только речь особенная стоит, просится на бумагу / их, поморов, Дм.Новиков точно почувствовал и описал. Собираемся давно в Кереть да никак не соберемся, хотя в семейном голосовании сын из всех морей для отпуска выбрал Белое (зов крови))))

      Голосовать - 0 | 0 +
      Ilona
      2.8.2012 в 00:19
  • Хороший текст и фотографии Игоря Георгиевского как всегда отличные :)

    Голосовать - 0 | 0 +
    Ёж
    2.8.2012 в 16:12
  • Хороший очерк — читал, смотрел, подумалось: — "Отличные снимки! Интересно, кто делал? " Увидел подпись и сразу сник: "Да... Игорь абы-кабы не делает... Только он так может. Рядом с ним я в Карелии я ни кого не поставлю. "

    Хотя у нас много хороших фотографов, но Георгиевский — особый.

    Голосовать - 0 | +1 +
    • Я теперь не могу начать писать, пока Игорь не пришлёт по почте фотки. Вроде, и ездили вместе, и с одними людьми общались, и на море из одной лодки смотрели... Как он это делает?!

      Голосовать - 0 | +1 +
      Елена Фомина
      2.8.2012 в 20:00
  • Не знаю, не знаю, на острове пять лет назад (даже шесть) было вполне прилично, в домиках живи — не хочу, горбуши — море! Три дня гам куковали в ожидании парохода. Всю округу облазили: остовы деревни, луга, окрестные тони (с избами), кладбище в 4 (а то и в пяти) км...

    Голосовать - 0 | 0 +
    Хмм
    3.8.2012 в 08:58
    • Кладбище — в двух километрах *).

      Голосовать - 0 | 0 +
      Елена Фомина
      3.8.2012 в 09:59
  • Амбар и впрямь исторический, что-то мне Новомашезо напомнило, рыбу на берегу чистили, бочки для засолки кругом, молодежь весело словечками перекидывается...Июнь был, а холодно, по моему в огородах только картофель посажен...

    по воле судьбы раньше мне посчастливилось побывать на практике в районной библиотеке в Беломорске, сельской в Сумпосаде--родине 5 капитанов и его окрестностях в годы студенчества, а потом на семинарах библиотекарей.Были литературные клубы, уже тогда знаменитые Васильевы со своим хором работали, а теперь я понимаю они историю песни с глубоких веков подняли, лодочные фрегаты проводят...

    Даже в открытое море выходила. Северный, рыбный, морской дух- не забыть!

    Улицы, обдуваемые ветрами, гидроэлектростанции, гостиницы старых времен, но такая сочность говора, общения, красоты севера с морскими причалами ...

    Очень красивая природа, люди сильные, выносливые с характером и творческие, с особенной судьбой.Может быть живут не очень камфортно, где-то в чем-то не так, но продвинутые во всем...

    Любят песни, поэзию, историю свою очень ценят.

    Голосовать - 0 | 0 +
    23.3.2013 в 12:20
  • Прочитала, как дома побывала, хотя не была там 50 лет. Спасибо Вам большое!!!

    Голосовать - 0 | 0 +
    Клавдия
    27.12.2014 в 17:12
  • I am forever indebted to you for this intaimofron.

    Голосовать - 0 | 0 +
    Raquel
    5.3.2015 в 23:40

Для того, чтобы высказать свое мнение, регистрация не требуется.
Но, по желанию, вы можете зарегистрироваться или или войти на сайт
через свой профиль в социальных сетях:

  • Ваше имя *
  • E-mail
  • Сайт
  • Текст мнения *



Мы в соцсетях
Лучшие