Интернет-журнал Республика Карелия

Петрозаводская любовь Рихарда Зорге

Голосовать -21 | +48 +
Рихард Зорге (1895-1944). Иллюстрация: из архива Юрия Шлейкина

Рихард Зорге (1895-1944). Иллюстрация: из архива Юрия Шлейкина

В конце августа 1941 года из Японии в Москву разведгруппой Рамзая (Рихарда Зорге) была отправлена радиограмма: «После 15 сентября 1941 года советский Дальний Восток можно считать гарантированным от угрозы нападения со стороны Японии». Эта радиограмма фактически спасла  Москву. К этому сообщению Зорге Сталин, много раз игнорировавший до этого предупреждения разведчика, в том числе и о грядущей агрессии Германии, прислушался. Руководство Советского Союза успело перебросить ряд дивизий Дальнего Востока в центр страны. Москву удалось отстоять. 

Это была последняя радиограмма Зорге. Члены разведгруппы Рамзая были арестованы в октябре 1941 года. Арест группы и самого Рихарда Зорге для политической элиты Японии стал потрясением. Девять лет под носом у спецслужб советские разведчики снабжали руководство СССР важнейшей стратегической информацией. Несмотря на масштаб и значение ситуации, Рихарда Зорге казнили не сразу. Японцы даже предлагали Сталину обменять его на своего разведчика.

«Зорге? Я не знаю, кто это…» — был ответ Сталина. Приговор был подписан…

Рихарда Зорге повесили в японской тюрьме в праздничный для СССР день Октябрьской революции 7 ноября 1944 года. Биографы утверждают, что перед смертью в доказательство своей несломленной воли он крикнул на японском языке: «Слава Советскому Союзу! Слава Красной Армии!»…

После трех лет японской тюрьмы легендарный Рихард Зорге не был сломлен. Он переживал только за судьбу своих близких. Особенно за любимую жену, оставленную в Москве. За 11 лет брака вместе в общей сложности они провели меньше года. Незадолго до ареста Рихард писал о том, что единственное, о чем он мечтает, — это хотя бы еще раз увидеть свою любимую Катю, побыть с ней хотя бы мгновенье, взглянуть в ее глаза…

Екатерина Александровна Максимова (1904-1943). Иллюстрация: из архива Юрия Шлейкина

Екатерина Александровна Максимова (1904-1943). Иллюстрация: из архива Юрия Шлейкина

Катя Максимова родилась в 1904 году в Петрозаводске в семье чиновника губернского управления Александра Флегонтовича Максимова и Александры Степановны (в девичестве Гаупт). Она была старшей из пятерых детей. Их маленький деревянный дом стоял в самом центре Петрозаводска – там, где сейчас находится кинотеатр «Победа». С детства Катя интересовалась театром, музыкой и искусством, изучала французский язык. Еще не окончив школу, она поступила в петрозаводскую театральную студию под руководством  Юрия Николаевича Юрьина (Вентцель). На петрозаводской сцене успела сыграть две характерные роли — Снегурочку и Виринею. Потом был Ленинградский институт сценического искусства. Она окончила его в 1925 году по классу профессора Вивьена на курсе «Драматическое отделение». Зрители Ленинграда узнали ее в блистательно сыгранной роли Нади в спектакле «Воспитанница».

Имея яркую внешность и талант, она была в числе молодых актрис, подававших большие надежды. Но с мечтой детства – театром — судьбу связать Екатерине Максимовой не удалось. В 1926 году в Ленинграде она встретила своего первого театрального педагога Юрия Юрьина. Он был тяжело болен туберкулезом, на его руках была оставленная бывшей женой маленькая дочь. Друзья, имевшие связи в руководстве страны, добились для него разрешения на поездку в Италию для лечения, но ехать в таком тяжелом состоянии с ребенком он один  не мог. Екатерина поехала с ними. Они заключили (кто-то утверждает, что фиктивный, кто-то — что настоящий) брак и в 1927 году приехали на Капри. Через полгода Юрий Николаевич умер. Екатерина вернулась в Москву. Его маленькую дочь Наташу забрали дальние родственники, а Екатерина Александровна устроилась на работу на завод «Точизмеритель». Она проработала на нем почти 15 лет и сделала серьезную по тем временам карьеру, став начальником цеха. Постоянно занятая работой  и общественной деятельностью, она по-прежнему живо интересовалась театром, поэзией и музыкой. А еще давала уроки русского языка иностранцам. Среди них были немцы — сотрудники Коминтерна, один из которых — Вилли Шталь — познакомил ее с Рихардом Зорге в том же 1927 году.

Зорге — красивый и статный немец, галантный и образованный, с тонким чувством юмора и неудержимым жизнелюбием — не оставлял к себе равнодушными женщин. Начался удивительно красивый роман, переплетенный стихами Блока – любимого поэта Максимовой. Как пишут биографы Зорге, когда учеба русскому языку становилась невмоготу, а он давался Рихарду непросто, он просил Екатерину Александровну почитать стихи. И она всегда читала Блока.

Рихард Зорге и Екатерина Максимова в Москве. Иллюстрация: из архива Юрия Шлейкина

Рихард Зорге и Екатерина Максимова в Москве. Иллюстрация: из архива Юрия Шлейкина

Он не понимал, почему она отказалась от карьеры актрисы при ее внешности и природном артистизме. Она молчала в ответ. Все, кто знал ее и пересекался с ней даже на мгновение, в воспоминаниях о ней отмечали ее спокойный и тихий нрав, желание приносить как можно меньше неудобств окружающим, умение сострадать, улыбаться и не жаловаться даже в самых сложных ситуациях. В свою очередь она никогда не задавала вопросов ему. Хотя, наверное, понимала, что работа его важна и секретна. Никогда не рассказывала о нем на работе. Никого не пускала в их счастливый и тихий семейный мир. Она терпеливо ждала его из командировок и благодарила за каждый день, проведенный вместе. В 1933 году Рихард и Екатерина зарегистрировали брак. Почти сразу Зорге отправили в Японию. А Екатерина Александровна переехала из полуподвальной коммуналки в большую комнату (есть версия, что в общежитие политэмигрантов) на Софийской набережной, выданную ей при содействии руководства разведуправления РККА.

Рихард писал ей письма, полные любви и нежности, бесконечно просил прощения за то, что ей приходится так долго его ждать, признавался, что тяжело переносит разлуку с ней.  Их связным, как утверждают  биографы, был один из сотрудников разведуправления Красной армии. Письма мужа Екатерине Александровне приходилось читать в его присутствии. Часть из них сохранилась до наших дней и находится в архивах и музеях. Ее же письма к нему на французском языке, возможно, так и остались где-то в тайниках Зорге.

В 1935 году они увиделись еще раз. Он приехал в Москву на месяц,  а она взяла на заводе отпуск. В первом же письме после его отъезда Екатерина Александровна сообщила мужу о том, что у них будет ребенок. В ответном письме он просил ее, если родится девочка, назвать ее Катей или на букву К. Он писал, что безумно переживает, как она справится одна. Писал, что намерен передать через связного посылку для малыша… Но и этой мечте не суждено было сбыться. Екатерине Александровне не удалось стать матерью.

Живя в Москве, Максимова не раз приезжала в Петрозаводск, где остались жить ее родственники. Она даже попросила их однажды сохранить у себя черный кожаный плащ Зорге. И они сохранили. В эвакуации, когда голодали, в самые сложные времена сберегли. Когда Рихарду Зорге было присвоено звание Героя Советского Союза, они передали эту реликвию в музей Москвы.

Памятник Рихарду Зорге в Москве. Фото: http://commons.wikimedia.org

Памятник Рихарду Зорге в Москве. Фото: http://commons.wikimedia.org

…В сентябре 1942 года по постановлению Свердловского железнодорожного транспортного отдела НКВД по подозрению в шпионаже Екатерина Максимова была арестована. 13 марта 1943 года постановлением Особого совещания при НКВД СССР «за связи подозрительные» она на 5 лет была сослана в Красноярский край. А 3 июня того же года она скончалась в Большемуртинской районной больнице. Екатерине Максимовой было всего 39 лет…

Ее могилу до сих пор ищут исследователи, историки и журналисты, чтобы установить памятную доску, но пока безуспешно.

Из письма, отправленного из Большой Мурты матери Екатерины Максимовой после ее смерти: «…Ваша дочь поступила к нам в больницу 29 мая с химическим ожогом. Лечение проводилось открытым способом, т. е. был сделан каркас, который прикрывался простыней. Иногда у нее со слезами срывался вопрос: за что? Иногда она говорила, что только хочет увидеть свою мать. Деньги, оставшиеся после нее, израсходовали на могилу, похороны и крест. После нее остались вещи: серая юбка шерстяная, теплая безрукавка и сорочка. Галоши старые. Вещи хранятся на складе больницы у кастелянши…».

Бывшая медсестра больницы Любовь Кожемякина впоследствии опровергнет эту версию смерти Максимовой: «…Не было ожогов. Я поправляла ей постель, голову. Пришла на дежурство утром, в первой палате обратила внимание на новенькую — молодую красивую женщину. Она совершенно не реагировала ни на что. Седая, стриженая, пастозная (отёчная). Когда я подошла к ней, тихо попросила пить. Я попыталась с ней поговорить, но она не ответила. Говорят, её отравили в Мурте. Она лежала как одичалая, только из глаз текли слёзы, а потом у неё началось кровотечение. Вечером моя смена закончилась. А утром кровать уже была пуста. Сказали, что её ссыльные забрали из Малороссейки, там и похоронили».

Есть и еще одна версия смерти Екатерины Максимовой – от кровоизлияния в мозг с последующим параличом дыхательных путей…

Долгое время в СССР имя Екатерины Максимовой, как и ее легендарного мужа, было как будто стерто из памяти. О ней вспомнили только после ее реабилитации — 23 ноября 1964 года, спустя две недели после того, как было присвоено звание Героя Советского Союза  ее мужу — Рихарду Зорге…

Юрий Викторович Шлейкин

Юрий Викторович Шлейкин

Главный редактор карельского издательства «Острова», журналист и историк Юрий Викторович Шлейкин, исследователь биографии Екатерины Максимовой:

— Первым в Карелии, да и Советском Союзе, исследовать биографию Кати Максимовой начал сразу после «открытия» Рихарда Зорге в конце 1964 года петрозаводский журналист Исаак Маркович Бацер. Он достаточно быстро нашел сестер Кати – Марию и Татьяну. Они показали ему Катины письма домой и письма Рихарда к ней из Японии. Именно их сейчас цитируют исследователи и журналисты. Благодаря Исааку Марковичу изучением судьбы Кати Максимовой занялись в нашей стране и другие журналисты и историки. Но, конечно же, в судьбе Кати Максимовой до сих пор много невыясненного. Меня ее судьба заинтересовала и потому, что она была супругой легендарного Зорге – «человека, для которого не было тайн», и потому, что здесь, в Петрозаводске, я знал людей, с которыми судьба Кати пересекалась.

Чудом сохранились фотографии и открытки Кати. А ведь им под сто лет.

Вот, например, открытка, которую Катя писала в 6 лет: «Христос Воскресе, крестная. Валя начал ходить, а сестры… » Это она в 6 лет писала в Тулу. Вот ее открытка того же времени в Екатеринбург…

Открытка, написанная Катей Максимовой. Иллюстрация: из архива Юрия Шлейкина

Открытка, написанная Катей Максимовой. Иллюстрация: из архива Юрия Шлейкина

Кстати, здесь меня поразил один факт. Это о скорости работы почты. До 1916 года железной дороги у нас в Карелии не было и почту возили на до станции Званка (современный Волховстрой) на лошадях. Так вот тогда письмо из Петрозаводска до Екатеринбурга шло всего 3-4 дня. Это на лошадях. А сегодня?.. Это я отвлекся, чтобы показать вам, как важна порой каждая деталь на ставших уже историческими снимках, документах, письмах…

На детских фотографиях Кати мы видим, что это аккуратно, чисто одетые дети, в кружевах. Это была не бедная семья. А вот на фотографии, где ей 16 лет и она ученица театральной студии, мы видим, что Катя единственная из всех девушек одета в белый кружевной воротник. В те времена это была если не роскошь, то редкость.

Дом стоял на месте современного кинотеатра «Победа». Его фотография сохранилась. После войны его перенесли в район Перевалки к автовокзалу. Отец Кати после революции был мелким чиновником – секретарем петрозаводского отдела коммунального хозяйства. Мама Кати была из обрусевших немцев по фамилии Гаупт. Эта фамилия встретилась мне недавно в архиве, когда я собирал материал об истории Петрозаводского отделения Госбанка России, открытого здесь в 1911 году. И вот там мелькала фамилия Гаупта Бориса Сергеевича, одного из руководителей кооперации в Петрозаводске. Он был высшим руководством включен в учетно-ссудный комитет Петрозаводского отделения Госбанка. Туда приглашались стопроцентно проверенные люди, вызывающие доверие. И вот он был в их числе. Я полагаю, что они с Катиной мамой состояли в родстве. Фамилия Гаупт редкая, а провинциальный Петрозаводск был малочисленным. Вы спросили, знала ли Катя немецкий язык и почему преподавала русский язык немцам из Коминтерна в Москве? Информации о том, что она знала немецкий, я не встречал. Но интерес к Германии и языку, думаю, у нее был. Она должна была знать о том, что по маминой линии ее родственники немцы.

Театральная студия Юрия Юрьина в Петрозаводске. Юрьин в центре, Катя Максимова в белом кружевном воротнике. Фото: из архива Юрия Шлейкина

Театральная студия Юрия Юрьина в Петрозаводске. Юрьин в центре, Катя Максимова в белом кружевном воротнике. Фото: из архива Юрия Шлейкина

Когда Катя окончила гимназию, она вместе с тремя своими подругами, из которых самой близкой была  Оня Рыбкина (мама Натальи Васильевны Ларцевой – цветаеведа, известной в Петрозаводске журналистки, которая также является исследователем биографии Екатерины Максимовой), собиралась поступать в Ленинградский институт сценического искусства. Они мечтали стать актрисами. Рыбкина, Неелова и Модестова действительно поехали в тот же год поступать, а Катю родители сначала не отпустили. Она очень переживала. Провожая подруг в Ленинград, она подарила им фотографию своей любимой актрисы — ­­­­­­­­­­­ американской звезды Мэри Пикфорд — с клятвой, что приедет за ней в Ленинград через год. Так и случилось. Кстати, с этим фото связана любопытная история. Катя написала Мэри Пикфорд письмо в Америку! И чудо: она получила  ответ от нее – открытку с  портретом кинозвезды.  Как ей это удалось, пока тоже загадка.

В актерской судьбе Кати важную роль сыграли известные театральные деятели  – Юрий Николаевич Юрьин, Леонид Сергеевич Вивьен и Николай Васильевич  Петров. Все они были режиссерами, актерами, кто-то из них писал и драматургию. Надо сказать, что театральная жизнь Петрозаводска накануне революции и после нее была очень активной. Сюда регулярно приезжали звезды театра. Например, тут бывала известная Вера Комиссаржевская. У нее был роман с известным актером Александринки  Николаем Ходотовым, выпускником петрозаводской гимназии. И он привозил ее сюда знакомиться с карельским краем. Нередко бывал в Петрозаводске Леонид Вивьен. После революции он стал ректором Ленинградского института сценического искусства – мечты Кати и ее подруг. Вивьен был руководителем дипломного спектакля Кати Максимовой. О том, как она училась и жила в Ленинграде, известно мало. Сохранились только фотографии, где она изображена со своей студенческой группой. В этой группе вместе с ней учились знаменитые Борис Чирков и Иван Радлов.

О характере Кати и ее личностных качествах рассказывала мама Натальи Ларцевой – Оня (Анисья)  Рыбкина. Она говорила, что Катя отличалась от девчонок, была более закрытой и сдержанной, редко делилась своими личными переживаниями, хотя в общении была очень легка. Интеллектуалка, она постоянно анализировала происходящее, любила Блока. Когда ее арестовали, в ее комнате нашли три вещи – крестик, карту Москвы и тетрадь со стихами любимого поэта.

Катя не была типичной молодой актрисой, стремящейся быть на виду. Эта история с Юрьиным, когда она поехала с ним, умирающим, в Италию, лишний раз демонстрирует ее умение отречься от своей мечты во имя помощи близкому человеку. Кстати, споры о том, были ли они на самом деле женаты, до сих пор идут. Юрий Николаевич Юрьин был старше ее на 14 лет. Для девочек из его студии он, конечно, был кумиром и, возможно, Катя тоже была им восхищена. Любила? Мы можем только догадываться. Но она пожертвовала карьерой актрисы ради него. С Капри своей подруге Оне Рыбкиной (два письма мне показывала Наталья Васильевна Ларцева) Катя писала в очень приподнятом настроении. Она была уверена, что этот климат спасет Юрьина. «Дорогая Рыбка, мы доехали нормально. Здесь очень красиво…» и так далее. Есть  фотография Кати в Италии – она улыбающаяся, счастливая. Ей 23 года…

Екатерина Максимова с Наташей Юрьиной в Италии. Иллюстрация: из архива Юрия Шлейкина

Екатерина Максимова с Наташей Юрьиной в Италии. Иллюстрация: из архива Юрия Шлейкина

Юрьин умер через полгода. Катя похоронила его в Италии и с его дочерью вернулась в Москву. Спустя много лет эта девочка, будучи в уже почтенном возрасте, приезжала в Петрозаводск. Наталья Васильевна Ларцева записывала с ней радиопередачу. Дочь Юрьина Наташа стала журналистом, работала в Казахстане. Она очень тепло отзывалась о Екатерине Максимовой, говорила, что она подарила ей много счастливых минут в детстве, помогала ее отцу. Сильная, волевая, самоотверженная, благородная, глубокая женщина – так Наташа характеризовала Катю.

После возвращения из Италии Катя осталась в Москве одна. Почему она не вернулась на сцену? Этим вопросом задаются многие исследователи. Я думаю, что в тот момент жизни у нее произошел какой-то психологический перелом. После пережитой трагедии, потери и мужа, и первого своего театрального учителя в одном лице, она не могла вернуться на сцену — играть какие-то неглубокие роли или изображать счастье. Для серьезных же ролей она должна была уже как-то успеть себя показать сразу после окончания театрального института…

Почему она пошла работать на завод «Точизмеритель», выпускавший ртутные градусники, на такое вредное производство? Мне кажется, что это, скорее всего, случайность. Она могла просто увидеть объявление о наборе туда. Тогда завод только начинал создаваться, туда приглашали людей. Но как бы там ни было, она оказалась на этом производстве и проработала там с 1927 по 1942 год, прошла путь от обычной аппаратчицы до начальника цеха.

В этом же 1927 году она познакомилась с Зорге. Он тогда уже был сотрудником Коминтерна, организовывал конспиративную деятельность агентов в Скандинавии и Германии. Уже позже он был приглашен в военную разведку — разведуправление Красной армии.

Екатерина Максимова - крайняя слева (вверху) - с друзьями и знакомыми на загородной прогулке. Петрозаводск. 1930 год. Фото из архива Натальи Васильевны Ларцевой

Екатерина Максимова - крайняя слева (вверху) - с друзьями и знакомыми на загородной прогулке. Петрозаводск. 1930 год. Фото из архива Натальи Васильевны Ларцевой

Когда Зорге был в Японии, Катя не раз приезжала в Петрозаводск. И есть фотография, датированная летом 1930 года, которую мне показала Наталья Ларцева. Здесь ее мама – Оня Рыбкина и, как говорит Наталья Васильевна, она тоже на этом снимке (в тот момент ее мама как раз была в положении). Так вот на этой фотографии запечатлены и четверо карельских чекистов. Почему Рыбкина и Максимова с ними общались, остается только догадываться.

Что могла знать Катя о работе Зорге? Можно предположить, что многое, ведь с ней общались его коллеги, когда он уезжал. Ей дали хорошую большую комнату на Софийской набережной, которая, кстати, и сыграла свою печальную роль при доносе на нее ее родственницы. Но, думаю, что подробностей работы мужа Катя, конечно же, не знала. Ведь когда ее потом почти 9 месяцев держали на Лубянке, она ничего так и не рассказала.

В мае 1943 года она приехала в поселок Большая Мурта Красноярского края, куда была сослана. Оттуда она написала три письма. Одно на завод, в котором спрашивала о возможности получения хотя бы какой-то суммы денег. Второе письмо было маме, где она писала, что страшно исхудала, все время голодная, но она уже не в тюрьме и поэтому надеется, что все теперь наладится. И третье письмо было сестре Марии в Петрозаводск, где она писала, что весна даст ей силы и она выкарабкается, главное — немного отъесться. Писала, что снова будет много работать и еще в гости их к себе пригласит. Еще она сообщила, что перед самым ее выходом из тюрьмы и отправкой в ссылку с ней якобы встречался Берия, который сказал ей о том, что с Зорге все в порядке. Почему он с ней встречался? Зачем? Непонятно. То ли хотел еще раз сам убедиться в том, что она не знает ничего, то ли еще для чего-то? Но я не думаю, что она могла эту встречу придумать. Слишком рискованны в то время были такие упоминания и домыслы.

Когда Катя из Москвы приехала в Красноярск, на вокзале она случайно встретила там своего дальнего родственника Суханова – работника Онежского завода, с семьей эвакуированного туда вместе с другими рабочими производства. Он позже вспоминал, что голодная и исхудавшая Катя выпила во время разговора 13 стаканов чаю!

…3 июня 1944 года она умерла в больнице Большой Мурты то ли от химического ожога, то ли от кровоизлияния в мозг. Хотя обе версии вызывают сомнения. На мой взгляд, свою роль сыграла еще и ее долгая работа на заводе ртутных приборов. Техники безопасности тогда особенно никакой не было, а ртуть имеет свойство накапливаться в организме человека. Ведь и потеря ребенка у Кати – совсем молодой женщины — была не совсем понятной в 1935 году после 8 лет работы на «Точизмерителе».

По делу Кати Максимовой в ФСБ России в последние годы была масса запросов от журналистов, исследователей из Красноярска и других регионов. Один из руководителей пресс-службы этого ведомства давал даже официальный комментарий об этом. Но разрешение работать с архивом ее дела было предоставлено только журналисту и депутату Госдумы Александру Хинштейну. Документальная история о пребывании Екатерины Максимовой в тюрьме в итоге появилась в его книге «Тайны Лубянки». Именно он первый рассказал, почему была арестована Катя.

 Екатерина Александровна Максимова после ареста в сентябре 1942 года. Фото: http://www.liveinternet.ru

Екатерина Александровна Максимова после ареста в сентябре 1942 года. Фото: http://www.liveinternet.ru

Началась война, и по всей стране начался поиск советских немцев и всех, кто был на подозрении. Шли аресты. Через полтора года после начала войны в Свердловске арестовали родственницу Максимовой Елену Гаупт 1912 года рождения. Она работала в одном из управлений железной дороги. Из нее стали выбивать показания на знакомых немцев. В итоге она вспомнила, что была как-то в Москве у своей дальней родственницы Максимовой на Софийской набережной, дом такой-то. Гаупт сообщила, что Катя  работает на каком-то московском заводе и она видела, как к ней приходили иностранцы – немцы, которые как-то связаны с ее мужем, тоже иностранцем, часто выезжающим в командировки. А еще, что она видела у Кати несколько заграничных нарядов, привезенных мужем. И вот на основании этих показаний был сделан запрос в Москву. Катю привезли в Свердловск на очную ставку с Еленой Гаупт. Елена все снова подтвердила. Через несколько дней после этой очной ставки, измученная применением к себе физической силы, Елена Гаупт покончила с собой в камере.

Екатерину Максимову сначала начали допрашивать в Свердловске. Потом перевели в Москву. Ее держали на Лубянке почти 9 месяцев. Что она испытала за это время – отдельная трагическая история. Есть ее тюремные фото. На них пожилая, много пережившая женщина.

Ей дали 5 лет ссылки. Почему приговор был таким мягким по тем временам, непонятно. Но этот «мягкий» приговор не спас Кате жизнь. Ее скоропостижная смерть – еще одна загадка. Во-первых, непонятно, на какой завод ее отправили работать в Красноярском крае. Найти точные данные не удалось. Одна из версий ее смерти говорит о том, что она отравилась опасным веществом «сулема». Якобы она поехала в Красноярск за этим препаратом. В пути он разбился, и она получила отравление. По другой версии, у нее случилось кровоизлияние в мозг.

Когда  читаешь письмо, которое прислала Катиной маме женщина, хоронившая ее в Большой Мурте, то охватывает какая-то и печаль, и жалость, и чувство чудовищной несправедливости произошедшего. В письме сказано, что якобы на могиле Кати поставлен крест с ее именем, но найти его не могут до сих пор. Искали на всех участках кладбища, но без результата. Есть версия, что на этом месте теперь уже стоит какое-то административное здание. Но и это пока не подтвердилось.

Как получилось, что могила Кати исчезла, не понимаю. Хотя, понятно, что шла война, гибли тысячи людей и на фронте, и в тылу. А тут умерла какая-то ссыльная… Кто мог предположить, что об этой женщине – жене знаменитого героя-разведчика — будут рассказывать в книгах. Но сегодня очень хочется, чтобы ее память была увековечена, как Катя того достойна. Поэтому я со страниц портала «Республика» хочу обратиться ко всем, кто хоть что-то знает о жизни и смерти Кати Максимовой, о ее родственниках, о ее театральной жизни в Петрозаводске. Хочу обратиться к тем, кто хочет принять участие и в поиске информации, и в работе над созданием книги о Кате Максимовой. Мне очень хотелось бы, чтобы книга о ней вышла бы именно в ее родном городе — Петрозаводске. Возможно, когда-то о ее судьбе снимут фильм. А пока большое спасибо всем, кто неравнодушен к судьбе удивительной и загадочной петрозаводчанки Кати Максимовой.

  • Е.Л.

    Я снова и с интересом прочитал написанное Вами.Спасибо.

    Собственно, из судеб людей и складывается судьба Отечества.

    Судьба Кати Максимовой — крошечный штришок на полотне истории

    СССР.Спасибо.

    Теперь(как водится) — порция «очернительства».

    «Москву удалось отстоять» — это очень расхожий штамп т.н. «истории

    ВОВ» в советской интерпретации. Отстоять ее удалось не только по причине переброшенных с Дальнего Востока войск.Было еще и московское ополчение — разбитое немцами вдребезги! — там мой дядька воевал и сам мне об этом рассказывал — его рассказ

    и сегодня бы не один «историк спецслужб» не опубликовал.По причине расхождений с «исторической правдой», которая, кстати,

    и про «10 сталински ударов» содержала рассказ.До, разумеется,

    «разоблачения культа».Потом «историческую правду» быстренько переписали.

    Теперь про выяснение судьбы Вашей героини — "Но разрешение работать с архивом ее дела было предоставлено только журналисту и депутату Госдумы Александру Хинштейну. "

    А почему только ему? Разве нет закона о доступности архивов?

    Есть, конечно.Кроме ведомственных.А в них то и вся «истоическая правда» и спрятана.Потому и появились «историки спецслужб»,

    что только им и возможно ознакомится с реальной, документальной историей, а не с мифами СССР.

    Хотел бы еще заметить — как привычно и просто Вы рассказываете о преступлениях совершаемых в СССР властью

    по отношению к своим гражданам.Да, расстреляли, да, дали «десятку», сослали, лишили

    да и просто исчез — это как необходимый фон — «время было такое»...

    С уважением.

    Голосовать - -1 | +1 +
    Марков
    19.6.2013 в 06:29
    • Добрый день!

      Конечно, я не имела в виду, что только благодаря дивизиям Дальнего Востока удалось защитить Москву. Хотя их помощь неоценима, на мой взгляд. Но Вы зря думаете, что сегодня какие-то данные о Великой Отечественной войне не публикуются только по причине желания скрыть. Многое уже опубликовано все-таки. А где-то, я думаю, наверное, срок давности секретности документов не прошел, что-то было уничтожено. Ведь самая главная сложность, как мне представляется, на пути восстановления истинной картины тех событий сегодня, это уничтоженные документы. И это во всех странах было в то время. Безбожно жгли свои самые компрометирующие документы. Кстати, я недавно услышала о том, что в России срок давности снят с архива личной переписки Сталина (там несколько сотен писем, если верить информации). Я думаю, за этим последует новая волна открытий.

      О начале войны и ошибках руководства страны в те годы я одной из первых читала когда-то книгу «Ошибка Сталина» Плешакова (если не ошибаюсь в фамилии). Если Вы с ней еще не знакомы, рекомендую.

      Почему только Хинштейну предоставили возможность работать с материалами дела Екатерины Максимовой, честно говоря, я не знаю. Мне сложно ответить на этот Ваш вопрос.

      И, наконец, про «привычно и просто»… Не думаю, что Вы всерьез считаете, что кто-то может легко писать о гибели и расстрелах своих соотечественников. Я не раз за время своего присутствия здесь слышала от читателей, что у меня не женские реакции на то, о чем я пишу. Может быть, люди были и правы, не знаю. Но я просто не люблю показывать свою боль и переживания окружающим, стараюсь держать себя в руках.

      Спасибо за Ваш интерес и поклон от меня Вашему дяде, защищавшему Москву и, могу представить, сколько пережившему в своей жизни.

      Голосовать - 0 | +1 +
      Катерина Лексунова
      19.6.2013 в 16:08
    • //Есть, конечно.Кроме ведомственных.А в них то и вся «истоическая правда» и спрятана.Потому и появились «историки спецслужб»//

      Довольно очевидно что так и есть)) Сталин готовил нападение на Европу и ее советизацию, а Гитлер просто первым начал, невольно ставшим «спасителем Европы» от большевистской чумы... своего рода ирония истории)

      Голосовать - -3 | 0 +
      Геннадий
      19.6.2013 в 16:11
  • Е.Л.

    Благодарю за ответ.

    Очень ясно для себя я сформулировал — историк, это не просто человек, добывающий факты.Но прежде всего, человек, который стремится на основе этих фактов выявить закономерности жизни и развития или деградации общества того периода.

    Я не буду демагогом, если напишу следущее — на наших глазах произошла колоссальная катастрофа всемирного масштаба — распад СССР.И что «истоическая наука» ? Как она оценила сей

    факт истории — недавней очень?

    А ... никак.

    Не могло же событие такого масштаба произойти случайно!

    Ан нет! Сегодня «официальная» история сообщает о «беловежском

    сговоре».Во главе с алкоельциным.

    К сожалению, и этот урок истории — мимо России.

    А жаль.

    Голосовать - 0 | +2 +
    Марков
    19.6.2013 в 16:45
  • «…на основе этих фактов выявить закономерности жизни и развития или деградации общества того периода…».

    Да! Из истории обязательно надо выносить уроки. Историю нужно знать, узнавать в ней новое. И не только ради знания фактов и дат, а еще и потому, что тогда становится понятно кто мы, что нас ждет, что возможно изменить достаточно быстро, а с чем надо просто научиться жить. Я уже не говорю о том, что знание истории способно уберечь от наступания на грабли. История страны и психология ее общества, как история жизни и психотип каждого конкретного человека — вещи взаимосвязанные. И люди, судьба каждого конкретного человека, Вы правы, это штрихи в общей картине. И каждый из этих штрихов важен и играет почти ключевую роль в понимании картины. Меня потрясают именно люди в истории нашей страны. Но писать, я поняла, об этих людях очень сложно. Узнавая подробности каждой новой судьбы, все чаще хочется молчать и думать.

    Голосовать - 0 | +1 +
    Катерина Лексунова
    19.6.2013 в 17:54
  • Браво, Екатерина!

    Вот она, Ваша недосказанность!

    «Молчать и думать»!

    Молчать-то от страха, а думать от веления совести и разума.

    Голосовать - 0 | 0 +
    Марков
    20.6.2013 в 00:12
  • Молчать не от страха) Молчать из уважения к родственникам этих людей — во-первую очередь. Ситуация со статьей о «деле лингвистов» это доказала. Ты пишешь статью, упоминаешь кого-то только вскользь (не имеешь большей информации), а потом встречаешься с родственниками этого человека, которые прочли твою статью, и понимаешь, что подвести итог в статье не получилось без этой судьбы. Но и с ней тоже не совсем получается, потому что тебе еще звонят люди и рассказывают еще, и еще. Говоря «молчать и думать», я имела в виду не кричать о даже самом небольшом эпизоде истории с видом знатока, пока все судьбы людские, все нюансы не узнаешь. А это уже, согласитесь, не формат статьи журналиста. Хотя кто-то говорит мне, что главное побудить людей узнавать свою историю. Наверное это так.

    Голосовать - 0 | +2 +
    20.6.2013 в 10:40
    Автор поста
  • Е.Л.

    Совсем уж полагал я дискуссию законченной, да вдруг зацепился за

    «..ошибки руководства» СССР периода начала войны.

    Одно ошибиться намером телефона.Совсем другое — в оценке потенциального противника. «Кремлевский горец» не ошибку совершил, а чудовищное преступление, положившись на свою «мудрость» и «величие».Как же — вождь всех времен и народов!

    С уверенностью простака посчитал, что «переиграл» Гитлера.

    За его глупость СССР заплатил немыслимую и небывалую цену!

    Жизни миллионов.

    Это цена «культа».А если учесть, что весь коммунистический эксперемент закончился пшиком, то оценка должна быть дана

    соответствующая! Где она? Историки ....вы?

    Но нет! Опять «достижения социализма», полет в космос и Великая победа. Теперь «ошибки» прошлого периода и «новейший патриотизм».И пропаганда отсутствия исторической памяти.Плюс

    новый культ личности.

    Что нас ожидает?

    Голосовать - 0 | +4 +
    Марков
    20.6.2013 в 12:33
  • Подскажите, пожалуйста, как связаться с Юриев Викторовичем Шлейкиным?

    Голосовать - 0 | 0 +
    Лариса
    15.7.2013 в 12:02
    • Извините за опечатку.

      Голосовать - 0 | +1 +
      Лариса
      15.7.2013 в 12:04
  • Лариса, контакты издательства «Острова» и Юрия Викторовича:

    8 (814-2) 63-26-89, факс: 8 (814-2) 78-55-78

    Голосовать - 0 | 0 +
    9.8.2013 в 18:59
    Автор поста
  • А когда, приблизительно, книга будет готова к печати?

    Голосовать - 0 | +7 +
    Андрей
    15.8.2013 в 20:46
  • Родовое дерево Рихарда Зорге и его жены опубликовано на сайте всемирного генеологического дерева Geni.com www.geni.com/family-tree/...0000042480881450

    Уверен, что это поможет обнаружить новые данные о их судьбе и увековечить память о них

    Голосовать - 0 | 0 +
    Леонид
    5.10.2016 в 14:48

Для того, чтобы высказать свое мнение, регистрация не требуется.
Но, по желанию, вы можете зарегистрироваться или или войти на сайт
через свой профиль в социальных сетях:

  • Ваше имя *
  • E-mail
  • Сайт
  • Текст мнения *



Мы в соцсетях
Лучшие