Интернет-журнал Республика Карелия

С привкусом халвы и солнца

Яна Жемойтелите 30 октября 2012
Голосовать -8 | +8 +
С привкусом халвы и солнца

Андрея Волоса я читала фрагментарно, поэтому ограничусь общим впечатлением от встречи. Кстати, эти мои фрагментарные знания о творчестве Волоса возникли только благодаря тому, что  на прошлой неделе он выступил в библиотеке ПетрГУ – вот заранее и пролистала… Кстати, не я одна такая деревня: Волоса у нас знают плохо. В книжных магазинах он не обнаружился. В библиотеках есть, но за всеми  авторами не уследишь… Да и сам Андрей Германович полагает, что за литературным процессом нынче поспеть невозможно, да и нет его как такового, этого процесса, есть хаотичное нарастание текстов, разобраться в котором уже никому не под силу. Поэтому хорошо, что в нашем университете большие писатели изредка появляются живьем. 

Андрей Волос – писатель большой. Его первый роман «Хуррамабад» (2000) получил Государственную премию России, «Антибукер», российско-итальянскую награду «Москва — Пене», а также премии журналов «Знамя» и «Новый мир». Однако, по мнению самого Волоса, ценность писателя измеряется далеко не количеством наград, а качеством текста, к которому  Андрей Германович весьма придирчив, даже что касается запятых.  Хуррамабад означает город счастья. В самом названии его есть какой-то восточный изыск, отдающий хурмой, халвой и прочими восточными лакомствами, которые во времена нашего советского детства связывались с понятием золотисто-теплого счастья. Для кого-то, может, это просто слова, но для рожденных в СССР, поверьте, это чаще всего так.

Писатель Андрей Волос родился в Душанбе в 1955 году.  Дебютировал подборкой стихотворений  в 1979 году в журнале «Памир». Долгое время писал стихи, переводил на русский язык таджикскую поэзию. И только в конце 80-х опубликовал первые рассказы… Университетскую встречу он тоже начал подборкой стихов и правильно, между прочим, поступил. Стихи его ироничны, умны и понятны одновременно, поэтому всем присутствующим в библиотеке сразу стало понятно, что перед ними человек светлый.

Кстати, Андрей признался, что он от рождения рыжий. К началу нашего века позолота уже покинула его голову, как покидает она с течением времени золоченые купола храмов, но отсвет все равно остается. 

А что касается прозы, Волос пишет исторические романы… о современности, о тех событиях, которые многие из нас отчетливо помнят и в то же время они уже – достояние истории, ведь в последние десятилетия нашей жизни вместилось несколько эпох.

Андрей Волос сейчас живет в Москве. Душанбе он покинул вместе с множеством русских, которые вдруг ощутили себя лишними в родном городе и который некогда казался им совершенно русским – таджикская жизнь протекала где-то на периферии и мало касалась их. Наверное, это было неправильно. Выучив уже в сознательном возрасте русский язык,  Андрей понял, что противопоставление Восток — Запад вообще-то неверно. Может быть, неслучайно Андрей взялся за прозу только в конце восьмидесятых, когда наметившийся слом эпох потребовал осмысления. Распад СССР для нашего поколения до сих пор – не история, как для нынешних студентов, хотя та самая острая боль, когда рвут по живому, уже прошла. И все же его романы – это не записки архивиста, а эмоциональный живой рассказ, близкий свидетельству очевидца:

«…— Да, да, Нуриддин, — нетерпеливо сказал Бахром. — Я не про то… Этот Убайдулла служил в Баку и женился там на армянке. Старик Ганиев очень расстраивался. Проклясть хотел. А он женился — и все!.. Но, знаете, как у нас — года через три, когда уж двое детей было, приехали к отцу на поклон — и сын, и невестка, и внуки… Как не простить! Помирились… Так вот этот Убайдулла… — Бахром выдержал паузу, переводя взгляд с Нуриддина на Ивачева, — три месяца назад все бросил… и с двумя узлами в руках — не считая жены и детей, — вернулся к отцу!— Вернулся к отцу? — удивился Нуриддин. — А мне говорили, он там хорошо устроился…— Драки! Хулиганство! Что вы, Никита-ака! Там просто убивают! — сказал Бахром. — Он мне рассказывал! Сами посудите, Никита-ака, что нужно с вами сделать, чтобы вы распродали имущество и бежали на родину? а?.. Словами этого не добьешься…»

Писательский процесс Андрей Германович не склонен приравнивать к подвигу, писательство для него – естественное занятие, сопутствующее прочей жизнедеятельности. И все-таки, по признанию Волоса, находится читатель, для которого продукт этой деятельности может оказаться «последним лекарством».

Застрельщиком октябрьской встречи в университете был Дмитрий Новиков. Он обещает и в дальнейшем привозить к нам писателей, которых стоит читать.

Фото: www.petrsu.ru

  • Роман Андрея Волоса «Хуррамабад», на мой вкус, один из самых сильных и умных романов конца 20 века.

    Голосовать - 0 | +1 +
    Новиков
    30.10.2012 в 15:24
  • Теперь точно прочту.

    Голосовать - 0 | +1 +
    яна жемойтелите
    30.10.2012 в 15:54
  • Отличный писатель. Но неужели о встрече с ним нельзя было поинтереснее-то рассказать? Где живой-то человек в материале, чтоб вот жаль прямо стало, что не удалось самому попасть на встречу, послушать. пообщаться? Тоска, а не текст.

    Голосовать - 0 | 0 +
    Скучно
    1.11.2012 в 01:19

Для того, чтобы высказать свое мнение, регистрация не требуется.
Но, по желанию, вы можете зарегистрироваться или или войти на сайт
через свой профиль в социальных сетях:

  • Ваше имя *
  • E-mail
  • Сайт
  • Текст мнения *



Мы в соцсетях
Лучшие