Интернет-журнал Республика Карелия

Жертвы пропаганды или память хранящие?

Голосовать 0 | 0 +
Жертвы пропаганды или память хранящие?

Но из года в год все удивительнее телепрограмма в День Победы. Каждое 9 мая в одно и то же время Россия замирает в Минуте молчания. Все телеканалы прерывают свои передачи, чтобы транслировать на всю страну Вечный огонь, слезы на глазах ветеранов, пробирающие до мурашек, слова диктора и – в полной тишине – отсчет метронома… В этом году на ТНТ Минута молчания «вклинилась» в битву экстрасенсов, а на СТС – в «Трансформеров». Вот уж точно, прервалась связь времен… Кто-то в сетях назвал это «ТВ-маразмом», мой сокурсник-журналист написал в своей колонке: «Ни ума, ни совести»…

Я все понимаю. И то, что программные директора телеканалов «страшно далеки от народа». И то, что в пределах Садового кольца у людей иные предпочтения. Слово «сострадание» сдано в архив за ненадобностью, как потихоньку, за ненадобностью, списываются в архив целые поколения с их устремлениями, жизненными ценностями. И в старых фильмах, даже в очень хороших, некоторые сцены давно уже кажутся безнадежно устаревшими по стилистике, диалоги героев режут слух своей излишней романтичностью… Ну, что поделаешь – пришли циничные времена. Я все понимаю…

Но я не могу согласиться с Вадимом Штепой и его заметками «Фронт навсегда?». Под некоторыми мыслями вроде и подпишусь, но сама идея публикации и некоторые высказывания — прямо как «трансформеры», ворвавшиеся в стук метронома…

Я даже готова примириться с Вадимом Штепой, когда он пишет, что «политтехнологи тех лет нашли выход в усиленной разработке мифологии Великой Отечественной войны, компенсируя этот кризис советского самосознания «гордостью победителей»… «Тем самым, — считает Вадим, — они катастрофически перевернули весь советский менталитет – если в 1950-60-е годы он вдохновлялся проектами будущего (знаменитое «шестидесятничество», техноромантика, расцвет фантастики и т.д. ), то теперь его опрокинули в прошлое… От исторического творчества советская система перешла тогда к тотальному консерватизму…» Быть может, так и было… Хотя раньше я считала, что не книги и фильмы о войне тормозили развитие страны, а сама система… И не ура-патриотические мысли держали людей в повиновении, а элементарный страх высунуться, который после сталинизма проник в гены…

Быть может, я что-то неправильно поняла? Но мне показалось, будто Вадим считает всех, кто плачет над военными фильмами и поднимает стопку за погибших 9 мая, жертвами советской пропаганды. Долгие годы после Победы мой дед числился без вести пропавшим. А потом внезапно пришло письмо, что останки и солдатский медальон Степана Бужина найдены под Ленинградом. Мама рассказывала, как они, его дети, совсем уже не юные, горько плакали над этой бумагой. Не думаю, что эти слезы были вызваны работой «политтехнологов».

Ничего уже не изменить. Не отменить рассказов бабушки и мамы, которые эмоционально отзываются во мне до сих пор. Про то, как на петрозаводской пристани они ждали отправления в эвакуацию и как в соседнюю с ними баржу попала бомба… Про то, как одиннадцатилетнюю маму отправили по домам в архангельской деревне – просить милостыню, немного старой картошки, чтобы прокормить ораву детей бабушки и ее сестры… Про то, как мама вынуждена была бросить школу и пойти работать в совхоз… И ведь таких, как я, – целое поколение!

Целое поколение, с которым, по мнению Вадима Штепы, хорошо поработали «политтехнологи». Но даже если и так! А чему плохому нас научили? Что защищать Родину – это подвиг? Не предать товарищей – это подвиг? Закрыть телом ребенка – это подвиг? Так это и есть – подвиг.

Другое дело, что многое о той войне замалчивалось. И давно пора говорить об этом. Как сделала, например, «Карельская Губерния», опубликовав в праздничном номере фронтовые дневники майора Георгия Чернявского. Жуткая правда о том, как использовали солдат вместо «пушечного мяса», держали в голоде и холоде… Но разве это умаляет их личное мужество? Не сбежали, едва живые шли в атаку, и пусть числом погибших, а не умением командиров и более мощным оружием сдерживали врага.

Согласна с Вадимом: новых ценностей, объединяющих нацию, время – увы – не предложило. Согласна и с тем, что новые фильмы о войне зачастую бездарны. И что не нужно доводить подростков на вахте памяти до обмороков (ну, тут уж «пропаганда» ни при чем: заставь дурака-чиновника Богу молиться, он и лоб расшибет).

Но вот никак не могу согласиться с фразой: «А при оккупации в городе возникли концлагеря, узников которых выгоняли разбирать эти завалы. Конечно, организацию этих лагерей ничем оправдать невозможно… Но вот многие историки российские (оставшиеся вполне советскими), обрушиваясь с праведным гневом на оккупантов, волшебным образом забывают, что в довоенной Карелии действовали куда более массовые и жестокие концлагеря, вроде Беломорканала... Так что не следовало бы изображать агрессивный ГУЛАГ этакой «утраченной свободой», — пишет Вадим.

У меня есть знакомый, приличный вроде человек, убежденный, что Сталин был хорошим главой государства. Я – яростная антисталинистка, и мы порой спорим об этом. Главный аргумент моего знакомого: «Сталин выиграл войну. Лучше бы Гитлер был?» На этом месте я завожусь до белого каления. Удивительно, но похожий аргумент приводит и Вадим Штепа. Дескать, до финских лагерей были сталинские. И что? Разве можно одним бесконечным злом оправдать другое бесконечное зло? Разве можно сравнивать то, что нельзя сравнивать и оправдывать? Чья жизнь ценнее: ребенка, погибшего в финском концлагере, или его отца, замученного до этого в сталинских лагерях? Кто возьмет на себя право и смелость поставить эти жизни на чашу весов?

Когда мы говорим о зверствах Сталина, при чем здесь Гитлер? А когда мы говорим о жестокости и зверствах фашистов, при чем здесь Сталин? Как будто наличие второго в истории оправдывает первого! Или наличие первого может хоть как-то обелить второго. На мой взгляд, любое зло, любое преступление против личности — бесконечно. Оно не может быть лучше или хуже. И уж точно не ГУЛАГ защищал мой дед, в семье которого уже был репрессированный свояк. Он защищал свой дом, свою жену и своих детей…

Я согласна: история нуждается в непредвзятом изучении. Но пока живы ветераны и их дети, убеждена: не нужно устраивать музейных выставок к празднику Победы с демонстрацией снимков с другой стороны фронта. Они нас не поймут. Может, как-нибудь зимой, без привязки к событию? Да и какую «историческую объективность» хочет обеспечить уважаемый мною автор? Что на той стороне тоже воевали люди и по ним тоже плакали матери и жены? Так это все понимают. Об этом есть прекрасная немецкая литература, да и советское кино и книги о войне вовсе не так уж пропагандистки однозначны.

Я убеждена: нужно открыть все архивы и сказать всю правду о войне. Какой бы горькой она ни была. Но при чем здесь фотографии немецких солдат на выставке к Дню Победы? Это уже почище «трансформеров» будет! Ведь на выставку какая-нибудь бабушка, пережившая блокаду, приведет своего внука…

«А всякий односторонний подход с неизбежностью порождает резонные подозрения посетителя, что от него утаивают правду о тех давних событиях... » — пишет Штепа. Какие подозрения? В том, что не финские войска вторглись на территорию Карелии и не немецкие – на территорию СССР? Неужели и это уже подвергается сомнению?

Я согласна с Вадимом: изучение военной истории должно вестись в «режиме европейского примирения». До сих пор мне казалось, что так оно и есть. Но если мы как-то недостаточно работаем в этом направлении, наверное, стоит «углубить и усилить». И Карелия может быть пилотным регионом. Если есть интересные идеи на этот счет – пожалуйста. Но нет, наверное, другой темы, чем эта, где бы требовалась бОльшая деликатность, такт, понимание чувств и мыслей еще живущих ветеранов…

Потому что уже ничего не изменить. Не изменить сознание старших поколений и даже моих, еще вовсе не старых сверстников… Для нас Великая Отечественная — это народная память о погибших и о тех, кто сумел выжить.

… Газета «Петрозаводск» попросила своих читателей прислать фотографии родных людей, прошедших войну. На одной из них молодой парень сидит в обнимку с ветераном, увешанным орденами. А внизу — простой рассказ внука, пронизанный гордостью за героического деда. Неужели и этого парня назовем жертвой пропаганды?..

  • Лариса, спасибо за критический отзыв. Действительно, тема очень сложная и может быть где-то я «перегнул палку», задев Ваши чувства. Но поверьте, мною двигало вовсе не желание кого-то оскорбить, а лишь непредвзято разобраться в исторических стереотипах. И я по-прежнему полагаю, что в этих темах нужна свободная, хотя и взаимоуважительная полемика. Без нее мы так и останемся в прошлом веке...

    Голосовать - 0 | 0 +
    Вадим Штепа
    11.5.2011 в 16:44
  • Под каждым словом подпишусь, Лариса.Я тоже счмтаю, что ветеранов так мало осталось, дайте им дожить.И мой дед пропал без вести и мама воспитывалась в детском доме, и мои дети знают о прадедах и во время Минуты молчания мы вместе.

    Голосовать - 0 | 0 +

Для того, чтобы высказать свое мнение, регистрация не требуется.
Но, по желанию, вы можете зарегистрироваться или или войти на сайт
через свой профиль в социальных сетях:

  • Ваше имя *
  • E-mail
  • Сайт
  • Текст мнения *



Мы в соцсетях
Лучшие