Интернет-журнал Республика Карелия

Океан сложнее космоса

Голосовать 0 | +56 +
Океан сложнее космоса

Заслуженный артист Карелии Владимир Сотников в детстве мечтал об авиации, гонял на карте, изучал бабочек, прыгал с парашютом, занимался подводным ориентированием и терпеть не мог играть в школьных спектаклях. Все получилось наоборот – об авиации пришлось забыть, а нелюбимые в детстве театральные подмостки стали вторым домом. Единственное, что осталось неизменным с 6 лет и по сей день – любовь к подводному плаванию, переросшая в страсть к подводной охоте.

— Подводная охота – необычное увлечение для Карелии, нам как-то понятнее с удочкой посидеть. Откуда это у вас?

— Я родился в несуществующем городе Ленинграде, а вырос во Владивостоке, куда отца – офицера-подводника – отправили служить. Там и увлекся подводным плаванием. Вообще на Дальнем Востоке удивительная природа – я, например, видел, как едет человек на коне, а трава настолько высокая, что видно только голову наездника. Здесь полынь высотой, может, в метр, а там заходишь в полынь, поднимаешь руку, а полынь выше. А бабочки? Это было мое большое детское увлечение, потому что во Владивостоке множество экзотических бабочек, которые водятся, допустим, только на юге Средней Азии – я весьма серьезно занимался их изучением. Да… Очень хотел бы съездить во Владивосток, тем более что там живет сестра, но билеты для артиста неподъемные — в Америку слетать намного дешевле, чем на Дальний Восток.

Владимир Сотников

— Как же вы оказались в Петрозаводске?

— Вообще я не должен был здесь оказаться, потому что всю жизнь мечтал об авиации, после школы окончил Выборгское авиационное училище и стал работать в аэропорте Владивостока. Вы, наверное, не видели спектакль нашего театра «Камео», где я рассказываю, как меня учительница начальных классов заставляла играть в детских спектаклях, говорила, что у меня лучше всех получается. Я даже иногда плакал — так не хотел играть. А потом, уже лет в 20 я вдруг увлекся театром. К тому времени у меня начало портиться зрение и из авиации пришлось уйти. Тогда я поступил в Ленинградский театральный институт с первого раза, закончил, стал артистом. Год проработал в Туле, но поскольку у режиссера, который нас туда пригласил, был конфликт с директором и его уволили, то мы – приглашенные им молодые артисты — в знак протеста тоже уехали. А поскольку жена, тоже выпускница нашего театрального института, родом из Петрозаводска и распределилась в Петрозаводск, то я приехал сюда, так здесь и застрял.

Застряли в плохом смысле?

— Да нет, почему? Я столько замечательных ролей сыграл – больше ста. Не все из ста замечательные, но у меня много таких ролей, которых я в Петербурге, наверное, не получил бы. У меня Подсекальников из «Самоубийцы» Эрдмана, Иванов Чехова, у меня, на минуточку, Поццо «В ожидании Годо», то есть роли самого высочайшего мирового репертуара.

— Есть несыгранные роли, о которых вы жалеете?

— Ну, когда я был молодым, думал, может быть, здорово было бы сыграть из Шекспира Ричарда III или Макбета. А сейчас я что-то не жалею.

Владимир Сотников

— В вашем увлечении подводным плаванием определяющую роль сыграл папа?

— Нет, хоть он и был офицером-подводником. Лет в пять отец повел меня в бассейн, который находился на территории учебного отряда подводных лодок – там детей офицеров учили плавать. Но я так перепугался, что не мог ничего выполнить, даже окунуться с головой, держась за бортик. Тренер разозлился, схватил меня за руку, вытащил из воды, посадил на скамейку и сказал: «Сиди». Я плакал… А потом меня взяла спортивная злость, я пошел на море и в 6 лет научился сам не только плавать, но и нырять под воду. Дальше – больше, стал нырять с маской и ластами. Я вообще много, чем занимался – картингом серьезно увлекался, авиа- и судомоделированием. Но если говорить о подводном плавании, то в 12 лет я пришел в тот же самый бассейн в секцию подводного спорта, где учили плавать с аквалангом. Там был спортсмен-служащий, который занимался подводным ориентированием — он посчитал меня перспективным, я стал с ним заниматься.

— Что такое подводное ориентирование?

— В подводном ориентировании пловец держит баллон в руках, а на баллоне закреплены компас и измеритель расстояния — нужно плыть от буя к бую и потом выйти на финишную линию. Чем точнее ты выйдешь на финишную линию, тем больше у тебя очков. Очень интересный вид спорта. Я весьма успешно занимался, меня хотели взять в команду, когда стану постарше, но я уехал поступать в вертолетное училище – тренер, конечно, на меня обиделся, похоже, возлагал определенные надежды.

— Боже мой, как у вас много всего было в детстве – куча разных животных, бабочки, картинг, моделирование, подводное плавание, театр, мечты об авиации…

— Я еще и с парашютом прыгал. Поскольку мечтал об авиации, то в 16 лет начал прыгать с парашютом – раньше просто не разрешали. Но парашютизм – это, конечно, увлекательно, однако я не прекращал заниматься аквалангом или, как сейчас модно говорить, дайвингом. А потом увлекся подводной охотой, и вот это самое замечательное увлечение в моей жизни – это настолько интересно, что даже дайвинг ушел на второй план.

Владимир Сотников

— А чем подводная охота отличается от дайвинга?

— Дайвинг – это надеваешь акваланг и поплыл под водой. Какое-то занятие себе нашел или что-то рассматриваешь, или есть замечательные люди, которые мусор под водой убирают, кто-то подводной археологией занимается. А подводная охота — это другое. Ты ныряешь без акваланга, потому что с аквалангом подводная охота запрещена – только на своем дыхании. У тебя есть гидрокостюм, чтобы не мерзнуть, маска, ласты, трубка, ну и ружье в руках.

— Ружье с гарпуном?

— Да, с гарпуном. Есть арбалеты на резиновых тягах, есть пневматические, в которых гарпун выталкивает сжатый воздух. Я предпочитаю последние. Ты ныряешь под воду, где-нибудь залегаешь в водорослях или плаваешь, ищешь рыбу, а когда находишь, то самое главное — бесшумно, потому что рыба существо пугливое, подкрасться к ней тихой сапой и суметь ее поймать. Очень увлекательное занятие. Хотя мне, например, теперь очень жалко стрелять небольших рыб – у меня уже какая-то сентиментальность появилась, стараюсь стрелять только крупных.

— Какую самую большую рыбу добыли на охоте?

— Не могу сильно похвастаться результатами… Самая большая щука была 5,5 килограмма. А вообще моя самая большая рыба — налим 8 килограммов. Он был больше метра и таскал меня под водой туда-сюда, как катер.

Владимир Сотников

— Как это? Вы же все равно значительно тяжелее налима?

— Да, но я же в воде, у меня вывешены грузы свинцовые, чтобы добиться нулевой плавучести. Это используют все дайверы и подводные охотники, чтобы тебя не выталкивало, как пробку, наружу. Нулевая плавучесть – как невесомость в космосе, кстати, космонавтов тренируют в воде в нулевой плавучести, чтобы сымитировать невесомость. И вот поскольку ты невесом, то этот восьмикилограммовый налим таскал меня то вниз, то вверх, то вокруг лодки, пока я не рванул к нему и не схватил за жабры – только тогда он затих. Потом я не мог его в лодку закинуть — поднимаю из воды, а он, тяжеленный, меня топит. В общем, мучился-мучился и потом просто кинул его в лодку, быстро забрался и скорее привязал его к банке, поскольку бился он со страшной силой.

— А опасные моменты под водой были? Вот так, чтобы вы с жизнью прощались.

— Было. Во Владивостоке на спортивной базе Тихоокеанского флота занимаются и аквалангисты, и пловцы, и яхтсмены – кого только нет. И вот яхтсмены жаловались, что когда заходят в гавань, бьются обо что-то в разных местах и портят кили, а ремонт яхты – страшно дорогая вещь. Они попросили посмотреть и достать то, обо что они бьются. Тренер спросила: «Может, ты слазишь?» А я с удовольствием – мне 14 лет и я обожаю плавать с аквалангом. Одну сваю железную обвязал тросом и ее вытащили, какой-то большой камень обвязал – вытащили. Поднялась муть, мне уже ничего не видно, я поплыл и вдруг чувствую трос, то есть веревка, на которой я плаваю (в те времена это было обязательно), натянулась. Я плыву назад и вижу в этой мути огромную цепь и веревку, которая прошла под цепью, то есть я как-то незаметно для себя проплыл под этой цепью. Туда, где цепь повыше, меня не пускает веревка, я решил пролезть под цепью, потому что я же не могу всплыть, если веревка под цепью. В общем, полез, зацепился аквалангом и застрял. И вдруг мне дергают веревку три раза, а это по международным водолазным сигналам значит «выходи наверх». Я должен ответить либо три раза «выхожу наверх», либо один раз «со мной все хорошо». Я дергаю веревку один раз и пытаюсь вылезти из-под цепи. А мне снова дергают три раза, и я понимаю, что дальше по инструкции меня начнут тащить насильно. Я вцепился в эту цепь и вылез обратно, но веревка-то осталась под цепью. И тут они меня как стали тащить, как дернули, веревка выбила загубник со шлангом, мне уже из акваланга нечем дышать, я стал задыхаться. Не знаю, что мне тут помогло, я мог бы просто утонуть, но я схватил эту веревку и как дернул изо всей дури и своего тренера, который стоял в лодке, просто скинул в воду. Тогда веревка освободилась, я всплыл и всех покрыл матом, несмотря на 14 лет. Хотя тренер не виновата – она все делала по инструкции.

Один раз на подводной охоте в сетку попал – это вообще беда. Во многих регионах России сети запрещены, а у нас в Карелии почему-то разрешены. Но я попал, можно сказать, удачно – я впереди держал ружье, и оно попало в сетку. Помучался, конечно, но ружье вытащил. Сетка очень цеплючая, из нее не выпутаешься – у нас мальчишка в Косалме нырял, а мы же как ныряем – сначала вертикально вниз, а потом над дном выравниваемся, и вот он когда выравнивался, попал головой в сеть и утонул. Глубина небольшая была, метра два.

Владимир Сотников

— А работать под водой не приходилось?

— Да, работал, причем в красивейшем месте – в Крыму на Карадаге. Там в заповеднике решили устроить подводные плантации по выращиванию мидий и наняли аквалангистов из Ленинградского подводного клуба «Поиск», в котором я состоял. Нам выделили площадку рядом с Карадагом, мы поставили палатки и полдня с аквалангами погружались и работали на этих плантациях, устанавливали якоря на коллекторах, где потом биологи высаживали мидий, обследовали эти огромные сети, а вторые полдня делай что хочешь – я плавал на подводную охоту. Нам ничего не платили – только клубу на общие нужды, получается, что мы работали для клуба, но мы все равно были счастливы, потому что там красота неописуемая. Представляете, сидишь в лодке, страхуешь ребят, которые работают на глубине 22 метра, и тебе великолепно видно, как они плывут. И когда я был не под водой, а в лодке на страховке, рыбы столько ловил… Мне местные дали удочку, которая называется «самодур» — катушка, на конце лески большое свинцовое грузило и много-много блестящих крючков, никакой наживки не надо. Бросаешь грузило в воду, леска с крючками разматывается до 22 метров, а мимо плывет стая ставриды — и они начинают на эти блестящие крючки пастью вешаться. Ты только вытаскивай и сгружай эту ставриду – то есть сама дура. И вот наловишь этих ставридок, полтора часа в рассоле – и объедение!

— А где у вас была самая лучшая охота?

— В Астрахани была замечательная подводная охота — там столько рыбы… Я настрелял несколько сазанов на 19,5 килограмма, каждый под 4 кг. Средненькие по размерам, но сазана очень трудно поймать – несмотря на то, что он похож на поросенка, сазан такой шустрый, не успеешь руку с ружьем повернуть, он уже унесся. Судак там у меня был за метр длиной, но вес почему-то маленький – 3,5 кг. Астрахань – удивительное место, недаром туда приезжают со всей России, называя устье Волги меккой подводной охоты. Я смотрел журнал «Мир подводной охоты», там парень из Челябинска стрелял на соревнованиях сомов под 80 килограммов. Но это уже не в самой Астрахани, а южнее в разливах, то есть уже там, где Волга впадает в Каспий – вот там такая рыба водится.

— Где вы еще охотились?

— На Белом море, Черном море, в Японском море и здесь, в Карелии на нескольких озерах. Но здесь с подводной охотой плохо, потому что большинство водоемов с коричневой или черной водой – ничего не видно. Вот есть Спасская Губа – там прозрачная вода, туда приезжают и из Москвы, и из Питера – там что-либо поймать трудно, потому что много народу. Считается, что самая удачная подводная охота в реках, а у нас все реки черные или коричневые – я ни одной прозрачной не знаю. Если мне кто-то подскажет, с удовольствием скажу «спасибо» и съезжу.

— Вы говорите — нырнуть, найти, залечь, не шуметь и все на своем дыхании. Сколько можно пробыть под водой?

— Раньше я на две минуты задерживал дыхание, когда на Черном море раздышался и охотился на кефаль – ее не поймать, если не будешь долго лежать на дне, где-нибудь за камнем. Но сейчас я уже две минуты не могу. Но есть спецы, которые ныряют до 40 метров – я вообще этого не представляю. Это же нужно нырнуть на такую глубину, дождаться рыбу, а потом еще успеть всплыть и не помереть. Вообще не представляю, как они так могут. Космонавт Армстронг, который первый высадился на Луну, потом еще был акванавтом, то есть погружался на большие глубины, он сказал, что океан более серьезная, сложная и опасная вещь, чем космос.

Владимир Сотников Владимир Сотников Владимир Сотников

  • Очень интересный рассказ. У меня разок была забавная встреча с водолазом. На островах в кондопожской губе подальше Сокольего. Высадились на остров чаю попить, отдохнуть. Я по карманам, а спички кончились куда-то, ни тебе покурить, ни костерок развести. Посидели полчаса, бутеров пожевали с чайком с термоса, да и опять на воду. Отплывали мы с острова через 3-4 метра травы прибрежной, ветерок хороший такой, волна, веслами поработать пришлось, лодка тяжелая... Краем глаза смотрю справа вроде камень показался, чуть веслом по нему не саданул. А это и не камень вовсе 8) Голова водолаза в воде торчит, усищи рыжие вроде были. Отфыркивается. 8) Ну я для порядку у него спичек и спросил, для поддержания разговора (почти как в том анекдоте про веслом по голове). А про сети — то да, правда не только в Карелии безобразят. Везде этими китайками водоемы заговняли.

    Голосовать - 0 | +6 +
  • Уж если водолаз, то в театре точно ничего не страшно! Видели артиста в спектакле «В ожидании Годо». Хороший!

    Голосовать - 0 | +6 +
    киноманша
    20.8.2013 в 14:51
  • Замечательный актер, очень тихий и скромный человек. Даже кажется замкнутым. На улице почти не узнаваем, но на сцене ! Даже слабые спектакли одним только своим участием в них делает яркими и интересными.

    Голосовать - 0 | +3 +
    пантелеев
    21.8.2013 в 09:10
  • Хобби отличное ! И рассказано с душой .

    Голосовать - 0 | 0 +
    рыба-игла
    21.8.2013 в 13:27
  • Отличный актер!

    Голосовать - 0 | +1 +
    Ян
    22.8.2013 в 15:12

Для того, чтобы высказать свое мнение, регистрация не требуется.
Но, по желанию, вы можете зарегистрироваться или или войти на сайт
через свой профиль в социальных сетях:

  • Ваше имя *
  • E-mail
  • Сайт
  • Текст мнения *



Мы в соцсетях
Лучшие