Интернет-журнал Республика Карелия

По одну сторону баррикад

Голосовать -1 | +49 +
По одну сторону баррикад

Ирина Рынкевич — социальный педагог, автор методик по работе с подростками и взрослыми, руководитель педотряда «Параллели». Она работает с подростками самого сложного переходного возраста и находит с ними взаимопонимание. Сотрудничая с родителями, она заставляет их переживать не самые комфортные моменты в их жизни, за что получает благодарности. Она не вполне верит в способность школьных педагогов понимать детей, но надеется на то, что все не безнадежно.

— Вы с детства такая – отличница и активистка?

— У меня всегда были хорошие оценки, но я их получала для того, чтобы мне не мешали жить, ходить в походы, куда-то ездить. И в университете я первым делом пришла в турклуб «Сампо», поехала в стройотряд, а учеба все время не вписывалась в процесс. При этом я всю жизнь охотно учусь сама и бываю одержима — если что-то важное, я буду сутками учить, найду людей, которые мне помогут.

Да и в работе, как только я попадаю в жесткую систему, как у станка, у меня тут же возникает внутренний протест и ощущение, что нет жизни. Я честно пыталась жить и работать как нормальный человек, но дольше двух месяцев это не длилось. Как только я возвращалась в свою нишу и появлялось творчество, становилось комфортно. Однажды отец пошел со мной в поход, где я, 19-летняя, была одним из руководителей. После он сказал, что лучше неделю на стройке отработает, чем проведет еще день с детьми. И он начал уважать мою работу, понял, что это не развлечение. А мама так до конца жизни и не поняла, маму устраивало, когда я работала журналистом на радио.

— А в журналистику как попали?

— Начинала внештатником – сын был маленьким, и это была хорошая подработка. Потом меня взяли временно на замену, и в итоге я отработала на радио 10 лет. Я была легкая на подъем, меня руководство очень любило за то, что я еду куда угодно и когда угодно, хоть в тайгу с вертолетами. Я в своей работе очень любила людей и путешествия.

И вообще работа журналиста – хороший опыт быстрой настройки на людей, быстрого выстраивания коммуникаций, работы с информацией, умения говорить. Очень хорошая профессия, даже когда от нее устаешь. Я ушла именно потому, что устала.

Так называемое профессиональное выгорание?

— Я называю это деформацией личности под воздействием профессии. У меня иногда возникало ощущение, что я подставка для микрофона, и в какой-то момент появилось чувство пустоты. Я поняла, что перешла ту черту, где не я управляю профессией, а профессия управляет мной, а это вещи опасные, потому что начинаются в жизни какие-то искажения. Но решение уйти было непростым.

— И куда ушли?

— В пустоту. Это было связано с изменениями в личной жизни. Через Интернет в одном из чатов я познакомилась с человеком и влюбилась в него. Начался роман, и я рискнула поменять жизнь полностью. Уехала в другой город и год жила в вакууме. У меня была квартира, деньги на жизнь, и это тоже был подарок, потому что ты свободен. Все твои жалобы про то, что жизнь проходит в заданной колее, а ты хочешь чего-то другого, были услышаны: «Пожалуйста! Живи как хочешь!» И тут такая ломка пошла, потому что на самом деле ты не знаешь, чего хочешь. Тебя выкинули в чистое поле, и первое, что ты начинаешь делать, – рыть траншею, по которой ходил 20 лет, потому что так привычнее. В общем, я вернулась в Петрозаводск, четырехлетний роман завершился.

— Тогда появился педотряд «Параллели»?

— Да, 10 лет назад – у нас в сентябре юбилей. Изначально это была группа людей, которым были интересны игровые технологии. Потом мы стали общественной организацией.  Теперь мы уже практически стали общественно-методическим центром. Мы изучаем все, что есть в педагогике и психологии, опыт разных направлений, выбираем из этого материал, который может использоваться в той сфере, где мы работаем с ребятами от 14 лет и старше, создаем свое, оформляем и распространяем среди педагогов. Безусловно, прежде чем передавать материал, мы его опробуем на себе, а потом с группой детей, которые с нами уже не первый год и которые могут дать обратную связь.

— Почему вы работаете с ребятами старше 14 лет?

— Потому что все-таки определенные процессы к этому возрасту завершаются и с ним можно более открыто говорить.

— Буду спорить – мне кажется, что именно в 14-15 с ними просто невозможно говорить.

—   Иногда родители жалуются, что очень сложные отношения с детьми, а я вижу, что дети любят родителей – при нас они это не скрывают, видно, с какой гордостью они говорят о родителях, как скучают… Я сравниваю этот возраст с броненосцами – меня биологи поправляют, говорят, что лучше взять какое-то насекомое, но мне броненосцы больше нравятся. Так вот, когда они сбрасывают свой жесткий панцирь, то начинают очень быстро расти. И здесь происходит то же самое: подросток уязвим и, следовательно, агрессивен, но это момент роста. Вот это совпадение дискомфорта и момента роста всегда идет рука об руку, и здесь важно быть ребенку союзником.

— Какие дети к вам приходят?

— Как правило, у нас хорошо детям, которым плохо в других местах — в школе, например. Наша задача — научить их жить и выстраивать отношения в том коллективе, в котором они находятся. Я наше общение и наши лагеря определяю для себя как санаторий души, потому что это возможность создать тот мир, в котором ты хочешь жить, когда никто не кричит, не суетится, когда ты можешь быть собой — искренним, честным, необычным, странным. Конечно, это такой маленький локальный рай.

— Вы говорите, что работаете с людьми от 14 и старше – насколько старше?

— В этом году будет хит сезона – программа выходного дня для взрослых. Это жесткая вещь, болезненная и дискомфортная. Людям бывает сложно. Но когда через полгода я слышу: «Вы знаете, я смог сделать то, что не получалось годами», – это для меня самое отрадное в жизни.

Вообще я не вижу разницы между взрослым человеком 30-40 лет и 15-летним, потому что они абсолютно так же воспринимают какие-то вещи, у них настолько же интересные умные мысли, они так же шутят. Возраст, безусловно, критерий, потому что это опыт, какие-то набитые шишки, но при этом человек в 15 лет может гораздо глубже понимать дружбу, любовь, творчество, чем 40-летний человек. Поэтому возраст перестает иметь значение.

— Знаю, что вы работали и с трудными подростками.

— Да, по приглашению иногда работаю, но это очень тяжело. Нелюбовь родителей – это страшно. Такое ощущение, что опереться не на что, потому что объективно ты их любить не можешь, а это первое, что им нужно. Все остальное можно сделать, включив правильные технологии, а любовь по технологии никак не включить.

— Бывают ли сложные дети в благополучных семьях?

— Есть благополучные семьи, в которых детей любят, но взваливают на ребенка очень большой груз – ребенок должен быть хорошим, идеальным, успешным. И внешне ребенок справляется с этой ситуацией, но когда он попадает к нам… Если бы вы видели, как человек позволяет себе быть неправильным – сначала это выглядит уродливо, но мы понимаем, что происходит. Он почистится, и дальше все будет помягче. Хорошо, что это произошло здесь и сейчас, потому что мы хотя бы знаем, как на это реагировать. А произойдет это обязательно, потому что не может человек постоянно быть в рамках, тем более в 15-16 лет. Мы когда видим таких правильных детей, понимаем, что надо потихонечку эту правильность растрясать.

— А педагогов интересных много?

— Единицы, и все как жемчужинки. Я вообще удивляюсь, как они сохраняются в этой системе. Через детей я вижу, что во взаимоотношениях с педагогами есть немало проблем. Иногда на семинарах вижу педагогов и понимаю, как с ними непросто. Я всегда говорю, что самая сложная группа – это группа школьных педагогов. Они ведут себя хуже, чем подростки, демонстрируют все, что могут – кучу комплексов, какие-то обиды, какие-то свои взаимоотношения – это ужасно выглядит.

Это больная проблема: педагоги не воспринимают психологов, хотя на самом деле они должны работать рука об руку. И я часто выступаю в роли посредника между педагогами и психологами. Взять, допустим, механизмы психологической защиты у детей. Педагог обязан это знать – что это за защита, почему ребенок так сейчас себя ведет, как я должен реагировать. И должен знать это хорошо, потому что нет времени читать учебник и искать ответы – надо просто знать, чтобы реагировать быстро.  Мы занимаемся тем, что подбираем и разрабатываем технологии, которыми могут пользоваться педагоги, не имея специального психологического образования.

— Как вы воспитывали своего сына?  

—  Как только Стас начал говорить, он стал мне интересен как собеседник. Я его хвалила и поощряла за заслуги. Нам с сестрами этого в детстве не хватало, если честно. Я не ждала от сына оценок – это сложно, и меня многие не понимали. Наверное, важно, что мне безумно интересно то, что он делает, даже если я в этом не особенно разбираюсь. Ведь я ради того, чтобы не потерять отношения с сыном, всегда по одну сторону баррикад с ним.

 

  • Замечательный человек, замечательная беседа. Спасибо авторам. Правда, в портретах уважаемого М. Никитина заявленной психологии, мягко говоря, маловато. Человек намного интереснее.

    Голосовать - 0 | +4 +
    2482
    8.8.2013 в 12:18
  • Зато красивая! Хорошие портреты!

    Голосовать - 0 | +10 +
    киноманша
    8.8.2013 в 12:47
  • Ух, как хорошо...

    Со взрослыми и взаправду гораздо труднее.

    Голосовать - 0 | +6 +
    8.8.2013 в 13:38
  • и даже много младше-дети могут очень образно говорить о нашей жизни, открыть глаза на происходящее. вывернуть душу на изнанку, вот эту чистоту надо согреть любовью и мудростью!

    очень хороший материал и светлый человек перед нами...

    Голосовать - 0 | +6 +
    8.8.2013 в 22:27
  • Интересно... о программе для взрослых можно где-то узнать?

    Голосовать - 0 | +1 +
    Only
    9.8.2013 в 14:37
    • Насколько я знаю, программу для взрослых планировали начинать с ноября. Надо, наверное, смотреть на сайте Педотряда «Параллели»

      Голосовать - 0 | +2 +
      Анастасия Вайник
      9.8.2013 в 19:53
  • Ирина — хороший человек. Иногда жесткий, иногда неудобный, но всегда открытый. Безусловный профессионал, знающий и любящий свое дело. Автору спасибо за беседу.

    Голосовать - 0 | +7 +
    Хельг
    9.8.2013 в 15:55
  • Восхищаюсь этим человеком! Спасибо за детей! Спасибо от взрослых!

    Голосовать - 0 | +3 +
    Анна Калашник
    12.8.2013 в 19:18
  • Благодарна судьбе за дар дружбы с Ириной. Постоянно учусь у неё. Побольше бы таких внесистемных педагогов нашим детям.

    Голосовать - 0 | +3 +
    Анна
    13.8.2013 в 01:08
  • Просто замечательный человек, у которого стоит многому и многому учиться. Спасибо Вам огромное!!!

    Голосовать - 0 | +2 +
    Валерия
    14.8.2013 в 22:12

Для того, чтобы высказать свое мнение, регистрация не требуется.
Но, по желанию, вы можете зарегистрироваться или или войти на сайт
через свой профиль в социальных сетях:

  • Ваше имя *
  • E-mail
  • Сайт
  • Текст мнения *



Мы в соцсетях
Лучшие