Интернет-журнал Республика Карелия

Работать моделью так неинтересно!

Голосовать 0 | +88 +
Работать моделью так неинтересно!

Почему болеют наши дети и болеют ли они на самом деле? Как вода помогает избавиться от аллергии и из-за чего современные дети начинают позже говорить? А еще о курицах-зайцах, жизни в гараже и семейной легенде о династии Рюриковичей разговариваем с главным детским неврологом Карелии, кандидатом медицинских наук, доцентом кафедры педиатрии медицинского факультета ПетрГУ Ларисой Кузнецовой.

— Доктор, почему моя девочка все время плачет и успокаивается только у бабушки?

— Потому что бабушка спокойно берет ребенка на руки. А вы зачем рыдаете вместе с дочерью?

— Ну, потому что она плачет – посмотрите, что у нее в голове!

— Девочке полтора месяца, ест хорошо, в весе прибавляет как по учебнику, попа толстая, щеки румяные, на маму смотрит – все у нее нормально в голове, — рассказывает об одном недавнем приеме Лариса Владимировна. 

— Маме надо успокоиться. Чаще всего мое лечение – это колдовство, а именно глицин и настойка пустырника плюс доброе слово. И потом я слышу: «Доктор, вы не поверите, но назначенное вами лечение помогло». 90% моих пациентов не требуют революционного лечения – надо просто успокоиться и разобраться в себе и в своем ребенке. 

— Как вы оказались в медицине?

— У меня и выбора-то другого не было. До 12 лет я бесконечно болела, мама все время лежала со мной в больницах, мне лечили хронический отит и пневмонию, какие-то детские инфекции, удаляли гланды с целью спасти меня от возможного ревматизма… Мне было 6 лет и я помню, как их там всех била и пинала…

— В смысле — била и пинала?

— Ну, миндалины же удаляли без наркоза под местной анестезией, меня зажали, а я девица крепкая и даже в 6 лет не стала теряться – так саданула по подбородку бедному доктору, что он потом еще долго раны зализывал. Но миндалины мне все-таки удалили. Больницы стали для меня таким обычным и понятным местом, что и дома я лечила всех зверей и кукол, все мягкие игрушки у меня были прооперированы и зашиты.

— Вот прямо разрезаны?

— Да, я их аккуратно разрезала, мазала зеленкой края, потом зашивала, как учили — через край вперед иголка. Как раз в 6 лет мой дядя подарил целый воз мягких игрушек – там львы были, медведи и сирота тигр, я его три раза оперировала. Тигру досталось больше других, потому что его было легко зашивать обратно – он был не туго набитый, а мягкий. В общем, я любила читать и оперировать, и когда поступала на медицинский факультет, думала, что буду хирургом.

— Ну, так, наверное, все первокурсники думают?

— Не знаю, но я в своем выборе была уверена. Потом, слава Богу, вышла замуж на третьем курсе и поняла: или хирургия, или семья — не бывает, чтобы вместе. Я про женщин сейчас говорю – у мужчин в этом смысле все в порядке. А потом я вообще стала плохо переносить полостные операции – как хорошо, что не пошла в хирургию! Я вообще верю, что у каждого человека своя судьба, она где-то написана, и вероятность того, что ты можешь что-то изменить, на мой взгляд, стремится к нулю. Я ведь и в педиатрию попала совершенно случайно – на шестом курсе, будучи глубоко беременной, я просто пошла за подругой, которая записалась педиатром, несмотря на то, что у нас за все время обучения был всего месяц педиатрии. И в неврологию попала случайно. Мне предложили работать неврологом в третьей поликлинике. Я подумала: как хорошо – мама рядом живет, смогу ходить к ней на обед. Вот такая мотивация. Вообще детских неврологов во всем мире 1 на миллион, а у нас только в Петрозаводске без малого 30.

— Почему так?

— Потому что во всем мире детская неврология – узкая специальность. Там к неврологу попадают только по-настоящему больные дети, а не с «чудесами», как у нас, под названием перинатальная энцефалопатия у 90% детского населения России. И не с синдромом внутричерепной гипертензии – такого диагноза вообще быть не может. У нас невропатологов теперь по приказу должно быть полторы ставки на 10 тысяч детского населения. Такого абсурда нет нигде в мире.

Я в принципе не понимаю такой политики – мы занимаемся больными детьми и совершенно не занимаемся здоровыми. Мы завалили дворы машинами, убрали все хоккейные коробки, у нас резко сократилось число спортивных бесплатных школ – если раньше их было 13 или 14, то теперь 6 вроде мы насчитали. У нас на весь город одна «Акватика» — так-то дороговатая, как мне кажется, второй бассейн далеко и непонятно, как работает. И после этого мы говорим, что заботимся о наших детях? Я считаю, мы не очень заботимся о детях — не сказать бы хуже. Мы кормим наших детей непонятно чем…

-Ну, это, скорее, забота родителей…

— А откуда у нас детские сады и школы получают еду? Из магазина, который продаст дешевле других, я так понимаю, не из фермерских же хозяйств, которых у нас просто нет. Мне кажется, это не очень правильно – все-таки надо о здоровых тоже заботиться, чтобы они остались здоровыми. Докладывают ведь на конференциях, что были здоровые вроде бы дети, а через пять лет школы первая группа здоровья остается только у 7% детского населения России. Карелия — молодец. дает 17%. Карелия правда молодец – это не раз уже озвучено нашими докторами — в том, что не каждую ерунду сразу относит ко второй группе здоровья.

— Но даже 17% — это мало! Почему остальные-то все больные?

— Мы считаем, что почти у всех детей перинатальная энцефалопатия. Во всем мире менее 1 % детей действительно страдают ПЭП, включая глубоко недоношенных детей, а у нас 89% с таким диагнозом. Есть еще более удивительные вещи — недавно на конференции в Санкт-Петербурге представители школы казанской детской неврологии (по-другому не скажешь) убеждали, что у 100% детей в родах сломана шея, то есть это перинатальная шейная травма и все болезни детства и взрослости именно оттуда. Сколиозы, энурезы, плоскостопие – все потому, что шея была такая. Вот так слушаешь и совсем не понимаешь, что происходит.

— Но родители же не зря высиживают очереди в кабинеты неврологов – что-то их беспокоит.

— Я уже устала говорить о наших безумных школьных программах и неподъемных портфелях – утром посмотрите на эти «портфели на ножках», бредущие в начальную школу. Или приходят родители и жалуются, что их ребенок в 4 года не усваивает математику. На каком основании они в детском саду изучают математику? Почему дети должны идти в школу, умея читать, писать и считать? Учителя говорят, что не требуют этого, но в большинстве школ иначе не принимают в первый класс. И родители умышленно молчат, потому что боятся, что их ребенку будет плохо. Что в итоге? Дети в неврозе, родители тоже в неврозе, у всех жалобы на головные боли, а российская концепция – перинатальная энцефалопатия, осложненная внутричерепной гипертензией. Я не знаю, что с этим делать.

— Вы наблюдаете и лечите карельских детей уже 27 лет. Дети как-то изменились? 

— Стало появляться больше всяких необычностей – другой формы голова, например. Но в этом нет ничего страшного — все это из-за особенных свойств соединительной ткани. Кроме того, думаю, процентов 50 наших детей перестали гулять. Дети большую часть времени проводят за уроками. То есть сначала они сидят в школе, а потом приходят домой после музыкальных школ и кружков/секций и начинают биться в этих иксах и игреках во втором-то классе. По высшей корковой деятельности им еще этого не положено делать — лучше бы побегали на улице. И обучать детей надо через игру – у нас это стало почти редкостью. Я, может быть, не права, но по тем пациентам, которые ко мне приходят, это так. И еще наши дети стали очень много понимать во всяких гаджетах.

— Это плохо?

— Это ограничивает их подвижность – я сейчас имею в виду не старших школьников, а меленьких детей от полутора до 6 лет.

— От полутора?

— Да! Далеко ходить не надо – наши внуки побегали на даче и уселись мал мала меньше с планшетами и телефонами – кто в «Angry birds» играет, кто еще во что-то, а наш младший внук, которому полтора года, слушает в телефоне «Молодую лошадь». Современные дети могут ловко послать смс, выйти в скайп, играть в игры, но они очень поздно начинают разговаривать. Они будто в Зазеркалье живут с этими гаджетами, они смотрят каких-то безумных «лунтиков», понимают в черепашках-ниндзя... А в остальном — дети как дети, мне нравятся. Никакие они не больные, а хорошие. Просто мы их кормим не тем, чем надо, редко выгуливаем и мало с ними общаемся, потому что сами сидим в гаджетах и много работаем.

— Есть ли какая-то проблема детского здоровья, которая является признаком времени?

— Дисплазия соединительной ткани прогрессирует. Раньше нормой считалось присутствие пяти фенотипических признаков дисплазии – например, не такие уши, кривые мизинцы, голубые склеры. Теперь пять признаков можно найти чуть ли не у каждого, и вариант нормы вырос до 9-11 признаков. То есть мы норму поправили, чтобы не увеличивать процент системных диспластиков. Но у нас все равно нарастает процент дисплазии, потому что качество соединительной ткани современного человека ухудшается.

— А в чем причина?

— Я думаю, в экологии. Мы же старательно портим окружающую среду. Плюс качество воды в Петрозаводске не очень хорошее, потому что ее чистят чем-то не тем. Уже на опыте по маленьким детям замечено – у тех, что получают питье и еду, приготовленную на воде из-под крана, очень много аллергических реакций. Если в течение двух недель родители пользуются родниковой или бутилированной водой, у детей напрочь исчезает аллергия. Это факт — я сама проверила на многих детях, в том числе на собственных внуках. А еще не рассчитаны наши тесные города на такое количество машин и во дворе не должно быть парковки – это уже гараж получается, а в гараже нельзя жить. В Америке запрещено селить детей ниже третьего этажа, если рядом с жилым домом проходит автомагистраль – у нас же все улицы автомагистрали, а во дворах просто какие-то автохозяйства. И еда у нас подозрительная – что это за куриная грудка весом в полтора килограмма? Какой же должна быть курица – как заяц под 5-6 кило, что ли? Чем кормили такую курицу? Или все говорят – молоко такое аллергичное… Оно аллергичное потому, что коров лечат от мастита, а потом продают молоко вместе с антибиотиками. У нас вообще молоко порошковое, а если бы было натуральное от знакомой коровы – никакой аллергии не было бы. Надо следить за своим питанием, заниматься физкультурой, но это то, что родители слушать не будут – они же хотят оранжевую таблетку, которая все за один раз излечит.

И потом наши северные люди должны выезжать на юг, там угол наклонения солнца нормальный. Мы же раньше все ездили, я у бабушки жила в Украине чуть ли не все лето и даже начинала говорить по-украински, чем порой пугала маму. Но я вон какая здоровая выросла – думаю, меня именно бабулькино солнце спасло.

— У вас украинские корни? Как-то не похоже…

— У мамы отец был румынский цыган — мы с ним чем-то похожи. Бабушка была белоруской. А в папиной семье вообще есть такая легенда, что они из князей рода Тюфякиных, прямых потомков Рюриковичей. Якобы какая-то Парашка родила от князя Тюфякина, и оттуда пошел род Тифакиных, которые стали жить в Заонежье. Я посмотрела – действительно есть такие князья Тюфякины, но у них нет никаких детей, которых можно было бы считать родоначальниками нашей семьи Тифакиных. Хотя по внешнему виду папиной семьи я готова поверить, что они точно не заонежские крестьяне — то, что называется голубая кровь и белая кость, характерные признаки системной дисплазии соединительной ткани. Но раз меня попросили, я сделала запросы в архив и выяснила, что Тифакины появились в Заонежье в 1673 году – прежде их не было и откуда они появились, никто не знает.

— Не жалеете, что стали врачом?

— Когда я сдала экзамены в университет, мне предлагали перейти в химико-технологический институт в Москву. Я помню, что совета у мамы спрашивала, поскольку химию очень любила и такая звезда химическая была. Мама- молодец, она сказала: «Лара, но ты же всю жизнь врачом хотела стать». И я ей очень благодарна – вот бы я сейчас химиком была и с пробирками возилась.

— Вы вообще в школе отличницей были?

— Нет. я нормальная, отличницей была только до 4-го класса. Это не главное в жизни. Хорошо, когда можно быть отличником, не прикладывая усилий – такие люди бывают, но редко. Что же касается профессии врача… Я всегда студентам говорю: вы выбрали самую замечательную специальность – вы что-то реально делаете, помогаете людям и в то же время имеете возможность наблюдать жизнь и общаться, а не где-то там с бумагами сидеть. Ведь можно же бухгалтером быть – наверное, тоже интересно, но я бы с ума сошла. Или модельный бизнес – зачем все туда рвутся? У нас есть одноклассница, которая вышивает ленточками, создает красоту сумасшедшую, и тут ей пришла в голову мысль вышивать ленточками одежду. В общем, решили они с одним из петрозаводских модельеров сделать совместный проект: «Лариса, Валя, выручайте: кто-то должен заказать платья и потом еще их и показать на подиуме!». А что делать – надо спасать одноклассницу. Уже на первой репетиции через 40 минут мне стало плохо – это так неинтересно! Что это за работа такая? На тебя надевают какую-то вещь, и ты три часа ходишь туда-сюда – думать не надо, разговаривать не надо, только ногами перебирать.

— Вы все время работали в Петрозаводске?

— Нет, я 13 лет отработала детским неврологом в Кондопоге и очень благодарна, что это случилось в моей медицинской практике. В первую очередь благодарна заведующей детской больницей Марине Андреевне Мокуровой, которая научила системному мышлению. Она в буквальном смысле слова учит докторов мыслить алгоритмически. У нас до сих пор нет понятных стандартов, а у Марины Андреевны все было сформулировано и расписано еще в 1985 году – на столе у врача лежали стандарты оказания помощи по каждой проблеме, с которой дети поступают в стационар. Она научила меня очень многому. Еще в Кондопогу приехали работать выпускники Санкт-Петербургской педиатрической академии. Один посмотрел на меня внимательно и сказал: «Невропатолог? Хорошо. Я 6 лет занимался детской неврологией в своем вузе». Я его боялась до смерти, но оказалось не так страшно – он мне очень помог. Я очень благодарна анестезиологам – они всегда приходили и всегда стояли за моей спиной, когда я делала пункции поначалу, дескать, давай работай, мы рядом стоим. Святые люди – сейчас такого уже не встретишь.

 

  • "от улыбки станет всем светлей: и слону, и даже маленькой улитке! " спасибо!)

    Голосовать - 0 | +12 +
    Аня
    20.6.2013 в 20:53
  • Какая молодец доктор Лариса! Я вот тоже не могу взять в толк, почему дети должны идти в школу умеющими писать и считать. Зачем тогда начальная школа? Я была в шоке, когда в 3-м классе моя дочка изучала сонорные согласные — я это проходила в университете. А потом лет в 12 она мне сказала: "Мама, я не помню своего детства! "

    Успехов вам, Лариса!

    Голосовать - 0 | +10 +
    Ольга
    21.6.2013 в 08:57
  • Адекватный, умный, думающий доктор! К таким бы почаще на прием попадать. А то месячному ребенку — килограммы таблеток непонятного действия!

    Кстати, про тонкие отношения докторов и родителей Комаровский хорошо писал: доктора часто вынуждены идти на поводу у чересчур мнительных родителей и ставить ненужный и бессмысленный диагноз. Ну как же, ведь мамочка беспокоится! Не услышит заключение врача, решит: "Этот врач плохой, пойду к другому! "

    Голосовать - 0 | +9 +
    bonrenard
    21.6.2013 в 12:49
  • Замечательный доктор! Я, будучи молодой мамашей, принесла к ней на прием свою дочку. До этого нас смотрел другой врач и наговорил кучу «приятностей», да еще лекарства какие-то для дебилов выписал. Лекарства мы не пили, так как муж их в помойку выкинул. Поэтому боялась, что скажет этот врач. А она только хвалила нас, мол, какие молодцы, что всё умеем. Прописала массаж ножек и сказала, что развитие идет как надо. У меня буквально гора с плеч. Кстати, дочка школу с золотой медалью окончила. Страшно представить, если бы я пичкала своё чадо «дебильными» лекарствами... Спасибо этому доктору!

    Голосовать - 0 | +9 +
    Татьяна
    23.6.2013 в 17:50
  • хочу жену 20-ти лет от роду. как здоровье у родившихся начиная с 1992 года? сильно ухудшилось?

    Голосовать - -1 | +4 +
    Ходари Тойветту
    23.6.2013 в 20:06
  • Спасибо за интервью с действительно думающим доктором. Почаще бы в СМИ было информации о вредных последствиях раннего насильственного обучения ребенка грамоте, математике и т. п. И в этом не родители виноваты — в детских садах ставят перед фактом: «Мы работаем по такой-то программе». В три года ребенка сажают за тетради, не зависимо от того, готов он к обучению или еще рано. Сегодня это бум какой-то — центры раннего развития, детские сады не отстают, да еще новый закон о дошкольном образовании. Куда мы все спешим, кого хотим обогнать?

    Голосовать - 0 | +9 +
    Татьяна
    23.6.2013 в 21:43
  • Между прочим — преподаватель один из самых лучших: и объяснит, ипокажет, и если уж совсем никак не дается — расставит все точки над по местам так, что даже ребенку понятно станет!!! Отличный человек!!!

    Голосовать - 0 | +5 +
    Руслан
    27.6.2013 в 00:25
  • Хорошая статья, приятно знать, что такие люди, адекватно думающие, живут и работают в Петрозаводске. А адекватных докторов, особенно детских, тоже редко встретишь. И, кстати, дифиле в Вашем исполнении было запоминающимся! Успехов в работе, всего наилучшего!

    Голосовать - 0 | +2 +
    Ирина
    5.7.2013 в 00:21

Для того, чтобы высказать свое мнение, регистрация не требуется.
Но, по желанию, вы можете зарегистрироваться или или войти на сайт
через свой профиль в социальных сетях:

  • Ваше имя *
  • E-mail
  • Сайт
  • Текст мнения *



Мы в соцсетях
Лучшие