«Я многим недоволен»

Анастасия Волкова 30 Сентябрь 2013
Чемоданчик с историей Валерия Савельева. Фото: Анастасия Волкова

Наши читатели не только пишут колонки и комментируют посты блогеров, но даже берут настоящие интервью. Беседа с писателем Валерием Савельевым, автором стихов о Вовочке, драмы про слюду и сенсационной версии происхождения героев Пушкина. 

Однажды я ехала  в маршрутке. Тут ко мне подсел мужчина и показал на мой интернет-планшет:

— А удобно на нем печатать? 

— Да, — непринужденно ответила я. — Могу показать, как это просто. 

— Вы знаете, мне для работы нужно что-то ультрасовременное. Я ведь пишу. 

Я поинтересовалась, что именно пишет мой новый знакомый. Оказалось, что он создает биографии своих друзей, пишет стихотворения, драмы и даже выдвинул предположение о появлении образа Евгения Онегина. Более того, некогда он был директором музея ОТЗ.

Мы договорились о встрече. Оказалось, что я собралась в  гости к писателю Валерию Алексеевичу Савельеву. В его кабинете множество книг с биографиями – от Сталина до Путина, картины, писанные рукой его друга-боксера, всевозможные чемоданчики с кораблями, кортики и многое другое.

Портрет Валерия Савельева. Акварель. Подарок друга. Фото: Анастасия Волкова


Макеты кораблей. Фото: Анастасия Волкова

— Вы давно пишете стихотворения?

— Да, с детства. У меня дядя писал стихотворения, но практически нигде их не публиковал, от него талант и передался. Мы с семьей часто собирались на «гостёбы», и там дядя зачитывал строки своих творений. А я писать начал еще в школе, петрозаводской школе №4. Учитель, которая преподавала литературу, выпускала альманах со стихотворениями «местного производства». Нам она давала задание: каждую неделю сочинять по 4-8 строчек. Думаю, она и благословила меня на творчество, и тогда я и решил поступить в Университет кинематографии в Петербурге. Но отец мне сказал пару фраз, которые я запомнил на всю жизнь:  «Сперва получи образование, а потом пиши о жизни, которая будет тебя окружать. Когда литературный приработок будет превышать инженерный заработок, тогда станешь профессиональным писателем». Тогда он привел в пример Чехова, который сперва стал врачом. Но я, как Чехов, не стал профессиональным писателем, но жизнь прожил интересную. Семьдесят лет стукнуло.

Рукопись дяди. Фото: Анастасия Волкова


Школьная фотография. Фото: Анастасия Волкова

— Помните свое первое стихотворение?

— Помню не первое, но одно из ранних. Оно про Вовочку.  Ну а кто про Вовочку не писал? Не хочу зачитывать, оно с глупостями.

— Каким темам посвящены ваши стихотворения?

— Всему тому, что видел в жизни: летчикам, любви, Карелии, острову Кижи  и многому  другому. Многие из них – посвящения. Недавно я написал драму.

— На какую тему?  

— Тема очень интересная — добыча слюды в Чупинском районе. Я попал туда по распределению после техникума. Работал мастером. Там встретился с геологом Галиной Бойцовой, которая дала сюжет драмы «Слюда». Дело в том, что месторождения слюды редко встречаются. Они есть только в Индии и в Карелии. Добываемую близ Чупы слюду назвали мусковит, так как большие поставки шли в столицу. Слюду обнаружили во времена крепостничества. Её стали использовать как вставки в окна вместо стекла. Добыча слюды была дорогой, но прибыль от неё была хорошая. Поэтому охотников на слюду стало много. Как известно, где водятся деньги, там и криминал процветает. Когда я узнал, что эти места имеют истории о криминальном прошлом людей, работающих тут, то я решил прочитать архивы. После прочтения в моей голове и родилась идея о написании драмы. Я её назвал «Слюда».

Слюда из Чупы. Фото: Анастасия Волкова

— И вы пробовали публиковать свою драму?

— Да, на форуме в Интернете, называется «17 марта». А еще относил в Национальный театр Карелии. Через три месяца я позвонил в театр, где мне сказали, что текст драмы потерян. Еще одни экземпляр я отнес в Министерство культуры Карелии. Обещали посмотреть.

— Ваш интерес к архивам сродни краеведческому… 

— Да, я могу назвать себя краеведом. Я писал биографии известных карельских людей, в основном моих друзей. Раньше я преподавал в карельских школах. Я брал «чемоданчик с историей» и приносил его в школу. Внутри чемодана располагались различные информационные листовки с рассказами об Онежском тракторном заводе. Меня приглашали во многие школы, поэтому я объездил всю Карелию. Но вы знаете, писателем себя я не считаю. Я все-таки больше литературовед. Чуть-чуть могу похвастаться: я сделал небольшое открытие в области литературы.

"Чемоданчик с историей" Валерия Савельева. Фото: Анастасия Волкова

— Какое же? 

— Мой хороший знакомый написал статью о том, что Евгений Онегин – потомок петрозаводских инженеров. Я решил развить эту мысль и вот что узнал. Николай Петрович Кутьков  некогда написал статью о том, что образ Евгения Онегина списан с молодого человека по фамилии Полторацкий. Отца Полторацкого прислали в Петрозаводск наблюдать за тем, как работают английские инженеры. Он тут остался, а после женился. У него родился сын – Александр Полторацкий. Именно он и стал прообразом Онегина. В их дом часто приходили англичане. Мальчик все свои 16 лет воспитывался этим «высшим обществом», поэтому получил светское образование. Позднее он переехал в Санкт-Петербург, чтобы учиться.

Пришла война 1812 года, на которую он незамедлительно отправился. Его распределили в  Семеновский полк. В этом полку служил друг Пушкина – Бакунин. Именно в этом полку в один из вечеров прообраз Онегина и его создатель, Пушкин, познакомились. Пушкин приходил на вечера вместе со своей возлюбленной Катей, сестрой Бакунина. Ему тогда было 16 лет. Катя влюбилась в Полторацкого, но была неинтересна ему, так как до неё он знал уже много женщин. Общение этой компании продолжалось около трех лет. Потом Пушкин познакомился с Анной Керн, двоюродной сестрой Полторацкого. Возможно, он списал образ Ольги с Анны Керн, а образ Татьяны – с Кати Бакуниной, ну, а образ Онегина —  с Полторацкого. Позднее и любовный многоугольник, что возник в этой компании друзей, был перенесен в поэму  «Евгений Онегин». Бакунина так и не вышла замуж, так как всю жизнь любила Полторацкого. Полторацкий, потеряв жену через 15 лет после свадьбы, женился на Бакуниной, когда той было уже около 40 лет. Вот такая вот история. Знаете, наш Петрозаводск мог бы стать вторым Михайловским. Посмотрите, какая богатая история. Но о ней все забыли. Мы можем развивать туризм с помощью таких деталей, но на них никто внимания не обращает. Я многим недоволен в культурной сфере Карелии.

— Чем именно вы недовольны?

— У нас республика богата на исторические вещи, например, история того, как отливали пушки при Петре I, Кижи, управлять которыми нужно правильно. Меня многое в нашей культуре удивляет. Летом была дискуссия, на которой обсуждался такой вопрос: должен ли приносить музей «Кижи» доход? Министр культуры России Мединский съездил в Англию и увидел Стоунхэндж. Он был удивлен, почему памятник из груды камней посещает 3 млн человек в год, а Кижи – меньше 140 тысяч, хотя оба в списке ЮНЕСКО находятся. Руководство музея не знает даже, что пропагандирует. Это ведь церкви Петровской эпохи. Должна быть грамотная реклама, которая и привлечет туристов. Также многое зависит от молодежи, которая воспитана не так, как наше поколение.

— А как, по вашему мнению, воспитана наша современная молодежь?

 — Когда я учился, моей мечтой было работать на заводе. С детства знал, что буду трудиться на благо страны. Я читал исторические книжки, а молодежь не интересуется историей и культурой, лишь мистикой. Вот и происходят такие казусы, что в Карелию никто не едет, а все уезжают за границу…

На этой грустной нотке и закончилась наша беседа. Это был диалог с человеком, который до сих пор фонтанирует множеством идей. Недавно он напечатал книгу «Кижские тайны», которая посвящена истории острова Кижи. Сейчас Валерий Алексеевич подумывает над созданием повести о летчиках. 

Валерий Савельев. Фото: Анастасия Волкова